Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Беляев: ""Евровидение" такое соревнование – почти спортивное"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.

Марина Дубовик: Конкурс "Евровидение 2009", состоявшийся в российской столице стал одним из самых дорогостоящих и зрелищных за всею историю подобных песенных событий. Своими впечатлениями о "Евровидении" в Москве музыкальный журналист Александр Беляев поделился с моей коллегой Ольгой Вахоничевой.

Ольга Вахоничева: Александр Рыбак победил с максимальным количеством баллов – это 387. Говорят, что такое рекордное число голосов, которое отдали исполнителю, впервые в истории такого конкурса.

Александр Беляев: Да.

Ольга Вахоничева: Это что – талант, какие-то определенные страны проголосовали за него, или все вместе взятое или что-то иное?

Александр Беляев: За него, конечно, голосовали определенные страны. То, что у нас называется "соседское" голосование – почти вся Скандинавия и Исландия ему 12 очков дала. С другой стороны, ему и немцы дали 12, голландцы дали, Восток. Ему все давали очень хорошие баллы. Вырвался сразу в лидеры. В этом смысле какая-то интрига была потеряна. Потому что "Евровидение" такое соревнование – почти спортивное. Мы сидим и смотрим, как эти цифирки складываются и страны слезают сверху вниз, перемещаются. Это интрига. Здесь этой интриги не было. Человек просто, как реактивный самолет, взлетел. Почему так получилось? Понятия не имею. Он сам говорил на пресс-конференции, что "я не лучший певец на конкурсе". Это простая песня, но она искренняя.
У меня такие впечатления были, когда я начал смотреть телевизор, меня первым делом поразило, как там все сделано. Весь этот хайтек. Я совершенно не мог поверить, что это "Олимпийский" притом, что я очень хорошо знаю "Олимпийский". Я много лет туда хожу на концерты, был там за кулисами. Здание такое холодное, серое, мрачное со сквозняками, очень плохим звуком. Сейчас я смотрел по телевизору – это сказка! Я обалдел!
И вот его песня в ряду других однообразных все-таки как-то выделялась. У нее какой-то напев на припеве такой псевдофольклорный, псевдославянский, такой душевный. Плюс он как-то спел еще хорошо. Она запоминалась. Она реально садится на уши. Вот сколько времени прошло, а у меня в голове эта мелодия крутится. Это хорошо. Мне кажется, он взял искренностью, честно говоря, ничем не могу это объяснить.

Ольга Вахоничева: Давайте перейдем к нашей, если так можно сказать, Анастасии, которая отстаивала интересы России. Что вы скажете об ее исполнении? Она ведь заняла у нас 11-е место. Меня интересует ваше мнение о режиссуре ее выступления.

Александр Беляев: Да, с режиссурой там, честно говоря, что-то даже комментировать не хочется. Вот это лицо на экране страшно выглядело. Это все плохо. Больше говорить ничего не буду. А песня что? Песню написал Константин Меладзе, который последние лет 15 писал топовые хиты топовым исполнителям. Песня сама по себе хорошая. Мне такая музыка не нравится, но песня хорошая. Она запоминается. А Приходько как пела? Она пела ее, как пела, как голос позволяет. У меня было от нее ощущение какой-то недоработанности. Если помните, ее как-то выдвинули впопыхах. Плохой результат. Мы от такого уже отвыкли, между прочим.

Ольга Вахоничева: Россия как-то лихорадочно на этом конкурсе рвется всегда в лидеры. Если бы не возлагали больших надежд на Приходько, что было уже заранее оговорено, что вряд ли она победит, но хоть отличиться тогда организацией, масштабом, о чем вы говорите.

Александр Беляев: Во-первых, "Евровидение" развивается. Я помню, когда был маленьким, смотрел его по телевизору, там было довольно мало стран, довольно мало участников. Все это проходило очень быстренько. Не было каких-то сумасшедших декораций. Были довольно жанрово однообразные песни. Конкурс реально стал развиваться. Экстенсивно, с одной стороны, потому что появились новые страны, то есть закономерное движение.

Ольга Вахоничева: Как вы прокомментируете заявления некоторых музыкальных критиков, в частности, небезызвестного и уважаемого Артемия Троицкого, который говорит, что музыка, исполняемая на "Евровидении" очень низкого качества?

Александр Беляев: А как она может быть высокого качества? Артемий Кивович был, кстати, первым человеком, который вообще всем стал объяснять, что есть такое "Евровидение". Когда все только начиналось, наши начали туда ездить и проигрывать, Артем как раз и говорил, что чего вы сходите с ума. Это телевизионный конкурс. Это абсолютно правильно. Я не понимаю, что от него ждут, от этого конкурса в плане каких-то творческих свершений. Музыка там, в основном, конечно, ремесленная. Сейчас вот, на мой взгляд, немножко появилось на рубеже веков некое жанровое разнообразие, какие-то здоровые безобразия, какие-то эпатажные артисты типа Верки Сердючки, еще кого-то, каких-то цыган в этом году… Кто-то уже что-то придумывает. А, в основном, конечно, ремесленные песни, неизвестные артисты. Но это делает телеканал. "Евровидение" не является и не может являться срезом текущей музыкальной культуры и текущей музыкальной конъюнктуры. Ни в коем случае! Но это не значит, что это должна быть плохая телепередача. Она при этом может быть совершенно нормальной, совершенно веселой телепередачей, такой полуспортивной. Я же говорю, это больше похоже на спорт. Вот и все.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG