Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке: Как судить заключенных Гуанатанамо: администрация Обамы возвращается к идее трибуналов


Сегодня в Америке: Как судить заключенных Гуанатанамо: администрация Обамы возвращается к идее трибуналов

Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Аллан Давыдов и Ян Рунов.

Юрий Жигалкин: В пятницу президент Обама объявил о том, что он решил сохранить военные трибуналы для рассмотрения дел наиболее опасных из заключенных в Гуантанамо. Это заявление, перечеркнувшее предвыборные обещания Барака Обамы разочаровало многих его сторонников, особенно из числа правозащитных организаций. Однако, по словам наблюдателей, резкая смена взглядов президента на полезность военных трибуналов не удивительна. Во многом на нем сейчас лежит ответственность за то, чтобы не избежали наказания опасные террористы, а это может произойти, если дела будут переданы в гражданские суды с их исключительно высокими требованиями к доказательству вины обвиняемых. Рассказывает Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Барак Обама сообщил, что рассматривает возобновление работы трибуналов. Но при этом будут введены дополнительные правила, которые усилят правовую защиту обвиняемых. Это, по словам президента, наилучший способ защитить свою страну, не поступившись при этом ее коренными ценностями. Придя в Белый дом в январе, Обама приостановил работу трибуналов до тех пор, пока не будут пересмотрены некоторые процедурно-правовые аспекты их работы. В частности, предполагается изменить положение о том, что считать приемлемыми уликами.
Чем можно объяснить отход президента Обамы от его предвыборной позиции, когда он критиковал военные трибуналы? Этот вопрос я задал профессору политологии Университета штата Мичиган Уильяма Аллена.

Уильям Аллен: Это говорит о наличии серьезных трудностей, связанных с решение судьбы заключенных в Гуантанамо. Президент осознал, что других способов эффективного суда над этими людьми, особенно с теми, кто явно причастен к терактам 11 сентября, по сути, нет. Перевезти их на материковую территорию США, чтоб отдать под обычный суд, учитывая характер свидетельств против них, часто секретных, сулит администрации огромные осложнения, способные поставить ее в неудобное положение. Поэтому военные трибуналы рассматриваются Белым домом как средство урегулирования этой проблемы без риска стать объектом громкой критики за то, что обвиняемым в тяжелейших преступлениях против США предоставляются все удобства и защита со стороны американского закона в виде обычных судебных процедур.

Аллан Давыдов: Ожидается, что военные трибуналы рассмотрят не более 20 дел тех, кто считается особо опасными подозреваемыми в терроризме. Всего в лагере Гуантанамо сейчас содержится 241 человек.

Юрий Жигалкин: Судьба остальных двухсот с лишним человек стала в последние дни поводом для открытых трений между Белым Домом и законодателями тех штатов, куда могут быть отправлены бывшие гуанатанамовцы. Один за другим губернаторы и законодатели заявляют президенту о том, что они отказываются принимать на своей территории потенциальных террористов, они против того, чтобы суды проводились в их штатах, и террористов направляли отбывать сроки в их тюрьмы. С подробностями - Ян Рунов.

Ян Рунов: Министр юстиции США Эрик Холдер заверил законодателей-республиканцев, что после закрытия тюрьмы в Гуантанамо, никто из заключённых, подозреваемых в терроризме, не будет выпущен на свободу на американской территории.

Эрик Холдер: В отношении тех, кого можно назвать террористами, я говорю, что мы не отправим их в нашу страну и не отпустим их здесь. Никого из тех, кого мы считаем террористами.

Ян Рунов: На слушаниях в Юридическом комитете сената министр юстиции сказал, что ещё не принято окончательное решение о судьбе 241 заключённого Гуантанамо. Вопрос осложняется тем, что заключённых некуда деть. Законодатели-республиканцы против их перевода на территорию США, и страны Европы не желают их принять. Особую тревогу американских правозащитных организаций вызывает будущее 17 китайских мусульман-уйгуров, которых в их родном Китае подвергнут преследованиям, а другие страны пока не выразили желания их принять. Проблему будущего заключённых обсуждает эксперт Национального общественного радио США Джеки Нортэм.

Джеки Нортэм: Те, кто остаются ещё в тюрьме Гуантанамо, в основном, граждане Йемена. Есть также граждане Афганистана, Саудовской Аравии, Китая и ряда других стран. Пока не ясно как, кого и где будут судить, в какую тюрьму их переведут или в какую страну депортируют. Например, несколько десятков заключённых решено отпустить на свободу. Но ни одна страна не хочет их принять. Полторы сотни заключённых должны предстать перед судом, а до суда их должны где-то держать. На военной базе в Калифорнии? В уголовной тюрьме в Колорадо? Но и администрация этих штатов, и их жители категорически против. Мы уже давно слышим требование "закрыть тюрьму в Гуантанамо, на Кубе, привезти заключённых на территорию США и дать им возможность защищать себя в суде. Только везите их не в наш, а в какой-нибудь другой штат".

Ян Рунов: Защитники прав уйгуров призвали к освобождению их из тюрьмы. Но где им жить?
XS
SM
MD
LG