Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следственный комитет считает основной версией убийства адвоката Станислава Маркелова профессиональную деятельность


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Вероника Боде, Анастасия Кириленко.

Андрей Шароградский: Глава Следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин заявил, что одной из основных версий убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой является их профессиональная и правозащитная деятельность, которая касалась неофашистских и неонационалистических движений. Более подробную информацию о ходе следствия Александр Бастрыкин дать отказался.

Вероника Боде: Напомню, что адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова были застрелены 19 января в центре Москвы, когда возвращались с пресс-конференции. Сначала у следствия было довольно много версий убийства, потом круг их сузился, и вот теперь глава следственного комитета Александр Бастрыкин выдвигает как одну из основных версию о профессиональной деятельности, которая касалась неофашистских и неонационалистических движений. Для Льва Пономарева, лидера движения "За права человека", это не явилось неожиданностью.

Лев Пономарев: Станислав Маркелов, не побоюсь этого сказать, был монополистом-адвокатом в этой области. Монополистом не в том смысле, как часто очень негативно используется это слово, а потому что, собственно, ни к кому другому не обращались, ни к каким другим адвокатам не обращались родственники пострадавших антифашистов, когда либо убивали антифашистов, либо покушались на их жизнь. В этом смысле он совершенно был уникальный адвокат и, естественно, все стрелы как бы были направлены и месть, те люди, которые хотели мстить, они, конечно, думали в первую очередь о Маркелове, бесспорно. Но, к сожалению, конечно, у российских граждан очень много разочарований по расследованию политических убийств. И слава богу, по крайней мере, не говорится, что якобы может быть личная месть. Ведь запустили же и такую грязную версию, что якобы он шел с Бабуровой, и кто-то лично мстил, что у них, возможно, были какие-то личные отношения и так далее. Слава богу, что это грязная версия не подтверждается следственным комитетом, а твердо говорится о том, что профессиональная деятельность.

Вероника Боде: А вот что думает по этому поводу Евгений Прошечкин, председатель Московского антифашистского центра.

Евгений Прошечкин: Если посмотреть в интернете на многочисленные националистические, фашистские сайты, там постоянно публикуются списки с призывами уничтожать тех или иных общественных, политических журналистов и деятелей России. Маркелов там был. Кроме того, когда он был убит, были злорадные голоса националистических, фашистских деятелей в интернете. И само убийство носило такой демонстративный характер. Я не исключаю версии, что какие-то шовинистические, нацистские круги могли убить Маркелова, потому что он защищал жертву полковника Буданова, о котором некоторые политические деятели, фанаты, например, футбольных клубов иногда "Буданов, Ермолов" на встречах по футболу с командами из Чечни скандируют, так вот убить человека, который защищал врагов России, как им кажется.

Вероника Боде: Ольга Трусевич, сотрудник правозащитного центра "Мемориал", член правления некоммерческого партнерства "За верховенство права", опасается, что следствие по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой может сделать слишком поспешные выводы.

Ольга Трусевич: Убийство, впечатляющее, так скажем, убийство в центре Москвы, не было раскрыто сразу по горячим следам. Первоначально было очень много версий, потом остались две основные. Насколько я знаю, следственный комитет упорно работал и заявлял в прессе о двух версиях, причем одна из них была как бы заведомо абсурдная, любой человек, минимально хотя бы знающий Стаса, не говоря уже о тех, кто близко его знал, точно знал, что версия о личных неприязненных отношениях не имеет под собой практически никакой почвы. Первая такая обтекаемая версия - это версия, связанная с профессиональной деятельностью. А вторая версия, что Стас убит на фоне личных неприязненных отношений, то есть, чуть ли не бытовуха. Что всегда удивляло общественность? Для нас очень удивительна вторая версия, потому что ни по способу исполнения убийства, ни по продуманности, ни почерку, ни по чему это убийство не тянет на убийство из личной неприязни.

Анастасия Кириленко: Насколько тщательно расследуется, на ваш взгляд, версия о профессиональной деятельности? Например, пресловутое SMS с угрозами по поводу дела Буданова. Проверили, с какого номера оно поступило?

Ольга Трусевич: Об этом заявил его брат, что все проверено. Этот человек не имеет ни малейшего отношения к убийству.
Что касается, насколько тщательно. Здесь как раз тот же самый вопрос - что превалирует тщательность и точность расследования или желание отчитаться. Поскольку как бы заранее уже через Бастрыкина к Медведеву пришел отчет, что "мы близки к раскрытию", что Медведев, собственно, на встрече со своим советом по общественным организациям, и заявил в мае. Видимо, однозначно предполагалось, что это как раз версия, связанная с профессиональной деятельностью. А вот сейчас Бастрыкин уточняет, что она связана с выступлением Станислава по антифашистским делам.
Я думаю, что здесь есть две опасности. Первая опасность в том, что если эта версия верна и следствие идет по верному пути, исполнители и заказчики как бы скрылись и прикрыты теми, кто, как правило, из властных структур, так скажем, покровительствует фашистским организациям. Вторая опасность, что это одна из верхнележащих версий о его профессиональной деятельности. Его профессиональная деятельность включала в себя и Чечню, и Химки, и общежития, и ряд частных каких-то дел. Его профессиональная деятельность была страшно многообразна. А фашисты, нацисты со своими громкими заявлениями лежат на поверхности. В общем, очень легко, как говорится, выдать желаемое за действительное. Остановиться на каком-то персонаже, который, возможно, имел мотивы, хотел убить и так далее, но не убивал, запытать его и сделать убийцей. Я не говорю, что Следственный комитет пойдет по этому пути. Я просто упоминаю это, как одну из опасностей скорого расследования по такого рода делу.
Мы с нетерпением ждем результатов. Идет долгое расследование. Очень хотелось бы, чтобы оно было тщательно подготовлено, тщательно выверенные материалы поступили в суд, и не было бы так, как с убийством Политковской.

Вероника Боде: Это была Ольга Трусевич, сотрудник правозащитного центра "Мемориал", член правления некоммерческого партнерства "За верховенство права". С Ольгой беседовала моя коллега Анастасия Кириленко. А вот как оценивает ход следствия Сергей Соколов, шеф-редактор "Новой газеты", с которой сотрудничала убитая журналистка Анастасия Бабурова.

Сергей Соколов: Я предполагаю, что в словах председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина содержится, по крайней мере, более-менее определенный мотив убийства и, насколько я понимаю, следствие достаточно близко к тому, чтобы это дело раскрыть. По крайней мере, на уровне исполнителей. Что касается заказчиков, да, большая проблема, но думаю, что и на этот вопрос тоже ответим. Дело в том, что заказное убийство по горячим следам весьма редко раскрывается. Насколько я понимаю, следствие ведет весьма долгую и вдумчивую работу, учитывая то, что изначально версий было большое количество, они, прежде всего, были связаны с теми делами, которыми занимался адвокат Станислав Маркелов. Там было очень большое количество версий, естественно, каждая из этих версий детально проверялась и отсеивалась. Поэтому, естественно, заняло большое количество времени.
XS
SM
MD
LG