Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новости с Каннского кинофестиваля


Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Во Франции в Каннах продолжается очередное международный кинофестиваль, сегодня там говорят о премьере нового фильма датского режиссера Ларса фон Триера "Антихрист". Сюжет этой картины строится вокруг главных героев, которых играют Уильям Дефо и Шарлота Гинзбур. Они теряют единственного ребенка и стремятся к уединению в доме, находящемся на глухом лесу. Этот фильм вызвал в Каннах крайне неоднозначную реакцию зрителей и критиков.
Об этом и о некоторых других событиях фестиваля я беседовал с известным московским кинокритиком, президентом международной организации кинопрессы ФИПРЕССИ Андреем Плаховым.
Андрей, мы с вами говорили во время прошлой беседы об изобилии громких имен. Читаю, что фильм Ларса фон Триера "Антихрист" был очень кисло воспринят профессиональной публикой в Каннах. Так ли это?

Андрей Плахов: Не совсем. Конечно, фильм "Антихрист" был воспринят, мягко говоря, неоднозначно и довольно нервно. Весь просмотр сопровождался нервным смехом и этот смех еще больше усилился, когда на финальном титре появилась надпись "Посвящается Андрею Тарковскому". Но я не думаю, что этот смех означал насмешку над Ларсом фон Триером, хотя, конечно, публика любит ниспровергать своих недавних кумиров. Как раз Ларс фон Триер сумел оказаться одновременно великим и смешным и на самом деле не публика смеется над ним, а он смеется над человечеством в своем очень мрачном гротеске под названием "Антихрист", где он дал выход своим страхам, депрессиям, комплексам, в общем, всему тому, чему он посвятил значительную часть своего предыдущего творчества, но в еще более экстремальном виде. Не знаю, пережил ли он таким образом, изжил ли он свою депрессию, скорее, нет. И катарсиса фильм не предлагает, это действительно очень жестокий, очень экстремальный фильм, не оставляющий никакой надежды, но, тем не менее, это большое произведение большого мастера. Поэтому насмешка здесь, мне кажется, неуместна. Другое дело, что вряд ли этот фильм может рассчитывать на главные призы и на какое-то особое признание. Аудитория Ларса фон Триера все больше сужается по мере того, как он становится все больше нетерпимым и экстремальным.

Андрей Шарый: То есть вы думаете, что он в основном теперь снимает кино для собственных поклонников и уже совсем широкий зритель даже после невероятного успеха "Танцующей в темноте" и, собственно говоря, моды на догму сейчас уже это не режиссер такой широкой публики.

Андрей Плахов: Думаю, что да. Примерно то же произошло в свое время и с Дэвидом Линчем. Я думаю, что тут примерно то же произойдет и с Тарантино. В общем, все эти режиссеры проходят какой-то свой пик, когда они оказываются на гребне славы и всеобщего признания, такой массовой культовости, но потом все-таки это поле, вероятнее всего, сужается, потому что, наверное, невозможно все время открывать новые территории, и в какой-то момент проблема и эстетика этих авторов оказывается исчерпанной.

Андрей Шарый: Тоже прохладно воспринят фильм с двумя талантливыми актрисами и просто красивыми женщинами, с Моникой Белуччи и Софи Марсо, где они играют героинь, каждая из которых ищет свою личность, и предстали они перед публикой, насколько я слышал, даже в одинаковых платьях, одинакового покроя. Говорят, что этот фильм совсем неудачный. Так ли это?

Андрей Плахов: Тут я могу скорее подтвердить то, что вы сказали, фильм не самый удачный, у Марины де Ван были более интересные работы в прошлом. Конечно, сам эксперимент любопытен, соединить двух таких известных актрис и сделать что-то нечто вроде современной персоны бергмановской, то есть как бы соединить их индивидуальности, которые как будто пересекают одна другую. На обложке "Пари Матч" даже фотография помещена, где Софи Марсо и Моника Белуччи стоят практически голые, прижавшись друг к другу, можно подумать, что это лесбийская сцена. Ничего подобного в фильме нет, это просто такая метафора сращивания что ли их индивидуальностей. Эта картина, конечно, не может не только быть сопоставлена в Бергманом, но и вообще с каким-то серьезным кино, потому что на самом деле это довольно ловко придуманная может быть, но, в общем-то, в сущности, банальная история, связанная с потерей памяти, с несчастным случаем, таких историй очень много снимается. Интерес представляет разве что то, что в главных ролях заняты такие известные актрисы.

Андрей Шарый: Говорили с вами о фильме фон Триера, вы говорите, что вряд ли он может претендовать на золотую ветвь. Есть ли уже претенденты?

Андрей Плахов: Пока что из того, что было представлено в конкурсе, вероятнее всего, фильм Жака Одиара "Пророк". Французский фильм о нравах, бытующих в тюрьме, где борются между собой разные национальные группировки. Главный герой - араб, который выживет в этом абсолютном экстриме. Очень такой лихо сделанный, напряженный фильм, к тому же имеющий социальный подтекст серьезный для Франции. Думаю, что на сегодняшний день это главный претендент.

Андрей Шарый: Получается, что продолжается тенденция прошлого сезона, когда прогремел итальянский фильм "Гоморра" о проблемах мафии.

Андрей Плахов: Внешне это как будто бы похоже, но "Гоморра" все-таки в большей степени ориентирована на раскрытие социальных механизмов, мафии, а фильм Одиара - это, с одной стороны, больше жанр, с другой стороны, это моно-фильм, потому что он фактически построен вокруг одного персонажа. В этом смысле актер арабского происхождения может претендовать на приз за лучшую мужскую роль, безусловно. Он найден был, кстати говоря, случайно. Непрофессиональный актер, но с очень сильной индивидуальностью и харизмой. В общем, эта картина, конечно, вписывается все равно в струю социальных фильмов, но с таким как бы жанровым колоритом.
XS
SM
MD
LG