Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Классификация поколений и чем они отличаются друг от друга. Гость “Американского часа” - социолог Элвуд Карлсон.




Александр Генис: Экономисты уже успели прозвать нынешний кризис “Великой Рецессией” - наверное, для того, чтобы никто не перепутал его с несравненно более опасной Депрессией. Тем не менее, как и в прошлый раз, экономические потрясения обязательно отзовутся на всем строе американской жизни. Поколение, выросшие в 30-е годы, навсегда сохранило особые черты характера, свойственные именно этому периоду истории. Какой будет генерация, которая формируется сегодня? Об этом наш корреспондент Ирина Савинова беседует с флоридским социологом Элвудом Карлсоном (Elwood Carlson) - известным специалистом по классификации поколений.


Ирина Савинова: Всем поколениям дают названия? Вроде “поколение бэби-бумеров” или “поколение X”?

Элвуд Карлсон: Я пользуюсь этим термином так: это группа людей, родившихся в основном в один и тот же период времени, отделенных от других групп какими-либо определенными историческими границами или историческими событиями: войной, например, или периодом депрессии. Или изменением уровня рождаемости, в результате чего поколение может быть многочисленным или малочисленным.

Ирина Савинова: Есть еще какие-нибудь названия?

Элвуд Карлсон: Да, но разные названия дают разные люди. И иногда названия не очень информирующие. Взять, к примеру, “поколение X”. Название не говорит ни о чем. Хотя если приглядеться внимательнее к этим людям, обнаружится много интересного и общего в их характере. Когда-нибудь их переименуют. Зато название “поколение бэби-бумеров” - однозначное: действительно, в Соединенных Штатах родилось необычно большое число детей: 78 или 79 миллионов в период с 1946 по 1964 год. Уровень рождаемости тогда был очень высокий.



Ирина Савинова: Как формируются отношения между разными поколениями, исторически и сегодня?


Элвуд Карлсон: Многие считают, что таким поколением в 20-м веке было поколение, которое Том Брокау (Tom Brokaw) в своей книге с таким же названием окрестил “величайшей генераций” (“The Greatest Generation”). Родившиеся в начале века, представители этой группы стали взрослыми к началу Второй мировой войны. На их долю пришлась война и создание небывало богатой экономики. Строить семью они начали поздновато, но это не помешало им иметь много детей. Это они создали пригороды. Это они основали многие американские корпорации, успешно существующие и сегодня. Короче, это поколение сделало больше всех других.




Ирина Савинова: Разумеется, каждое поколение имеет характерные черты, складывающиеся из культурных традиций. Где следование традициям более последовательное: в Америке или Европе?


Элвуд Карлсон: Боюсь, что упоминание “поколения бэби-бумеров” не совсем подходит. Гораздо уместнее говорить о поколении, родившемся в начале века, во времена депрессии и перед Второй мировой войной. Отсутствующий глава семьи, воюющий на фронте где-то далеко от дома, и низкая рождаемость – вот что было характерно для многих регионов мира. Бум рождаемости пришелся на разное время в разных регионах мира. В Америке он продолжался почти 20 лет и закончился в 1964 году. В этот период в Европе рождаемость была крайне низкой и достигла высшей точки только после того, как бум деторождаемости в Америке уже закончился. Да, бэби-бумеры есть и в Европе, но они гораздо моложе, чем американские.



Ирина Савинова: Как определить, что такое поколение, хронологически и концептуально?


Элвуд Карлсон: Тут не может быть разночтений: традиции европейской культуры имеют гораздо более глубокие корни, чем традиции американской. Но оказывается, что все дело в размере поколения. Чем оно больше, тем труднее традициям хранить свою нерушимость. И политическими беспорядками во Франции в 60-е годы ХХ века это было подтверждено. Один демограф без труда увидел причину беспорядков просто в многочисленности поколения. И был прав.


Ирина Савинова: Каковы отличные черты “поколения бэби-бумеров”, к которому принадлежу и я?


Элвуд Карлсон: Я тоже принадлежу к нему. Посмотрим на черты, отличающие нас от поколений, пришедших до нас и после нас. Предыдущему поколению, родившемуся во времена депрессии, повезло больше, чем нам. Нам пришлось учиться в переполненных классных комнатах, мы гонялись за работодателями после получения диплома, а не они за нами – вы, наверное, помните это не хуже меня. У бэби-бумеров была совершенно другая жизнь, независимо от того, где они жили: в Европе, Америке, Японии или где еще. У крупных по размеру поколений жизнь тяжелее. Экономист Ричард Истерлинг (Richard Easterling) при университете Беркли утверждает, что везучесть в жизни зависит не только от того, кем вы родились и чем занимаетесь, но и в каком по размеру поколении вы родились.

Ирина Савинова: Как была определена граница, где закончилось поколение бэби-бумеров?

Элвуд Карлсон: Условные границы обычно определяются уровнем ежегодной деторождаемости. В 1946 году уровень ее повысился более чем на 10 процентов, достигнув демографического порога, на котором женщина рожает более трех детей в течение жизни. Так продолжалось до начала 60-х годов, когда уровень снизился на 10 процентов. Такое объяснение – довольно аккуратно определяет границы этого поколения.

Ирина Савинова: Интересно, что находятся люди, кто живут не по правилам того поколения, к которому они принадлежат хронологически: пожилые люди часто не хотят отказываться от культуры своих молодых лет и продолжают жить в стиле прошлой жизни. Сколько пожилых людей ходит с длинными волосами, в расклешенных джинсах и рубашках с психоделическим узором...

Элвуд Карлсон: Да, это действительно так. Многие авторы, пишущие о проблемах поколений, указывают на то, что, формируясь как личность, вы получаете определенный психологический облик, характерный для поколения того времени. И он остается с вами на всю жизнь. Если вы выросли в 30-е годы в Германии – вы более либеральны, чем те, кто выросли во время нацизма. То же произошло в Америке: бэби-бумеры более либеральны, чем поколение X, выросшее после них.

Ирина Савинова: Наверное, можно предположить, что сегодняшняя экономическая рецессия повлияет на формирование следующего поколения?


Элвуд Карлсон: Я глубоко убежден, что это так. Прежде всего, она отразится на уровне деторождаемости, и мы станем свидетелями ее падения и в этом десятилетии, и после 2010 года.



Ирина Савинова: Сегодня бэби-бумеры выходят на пенсию, ожидать особенных успехов от них не следует. Но чем они отличились раньше?

Элвуд Карлсон: Бэби-бумеры известны тем, что они расшатали общественную систему, в которой живут. Один писатель назвал их “варварами у наших ворот”. А все потому, что их очень много. Они могут ставить под сомнение существующие правила и порядок, могут создавать новые правила, новую музыку, литературу, моду. Я думаю, что роль бэби-бумеров в том, что в Америке, да и в других местах, они встряхивают общество, и его составные части снова складываются, но в новом порядке.
XS
SM
MD
LG