Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве проходят российско-американские консультации по договору СНВ


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Данила Гальперович, Евгения Назарец.

Александр Гостев: Сегодня в Москве начались официальные российско-американские консультации по новому договору о стратегических наступательных вооружениях. Он должен заменить прежний договор СНВ-1, срок действия которого истекает в декабре этого года. По мнению экспертов, новый договор СНВ может быть подписан уже в июле в ходе визита в Россию президента США Барака Обамы. Над этой темой сегодня работал мой коллега Данила Гальперович. Данила, здравствуйте.

Данила Гальперович: Здравствуйте. Надо сказать, что переговоры еще идут. Идут они на уровне высокопоставленных экспертов, от России на переговорах работает директор департамента Министерства иностранных дел по вопросам безопасности и разоружения Анатолий Антонов, а от США - зам. госсекретаря США Роуз Геттемюллер, которая может быть известна нашим слушателям, в течение долгого времени она возглавляла московский центр "Карнеги", а в новой администрации вошла в Госдепартамент США.
Переговоры только начались, а у России уже есть вопросы по поводу того, как они будут идти. Например, будет ли рассматриваться в увязке с сокращением наступательных вооружений вопрос о противоракетной обороне. И министр иностранных дел России Сергей Лавров, и председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев подчеркивают, что такая увязка просто необходима. Кроме того, России, возможно, этот новый договор нужен, потому что она сама не слишком в состоянии поддерживать свой, то, что называлось в советское время ракетным счетом. Об этом в интервью Евгении Назарец говорит эксперт Павел Фельгенгауэр.

Павел Фельгенгауэр: Россия продолжает дальше разоружаться, поскольку у нас нет даже не столько средств, сколько возможностей технологических продолжать поддерживать прежнюю группировку. Новые ракеты, которые у нас делают, их до сих пор доводят, даже "Тополь-М"... У нас происходит снижение. Мы бы хотели, раз у нас сокращается, чтобы и американцы тоже сократились, причем, договор был бы такой строгий, чтобы они, если сократятся до 1500, как и мы, чтобы они не могли легко с этого уровня уйти.

Евгения Назарец: Павел, а когда речь идет о сокращении, имеется в виду снятие исключительно с боевого дежурства этих единиц вооружения или?..

Павел Фельгенгауэр: Рассчитывается это очень сложно. Там есть механизм, когда считается, что система уничтожена. Например, у нас есть подводные лодки типа "Тайфун". У нас их было 6 построено в советское время. Это гигантские такие подводные лодки. 50 тысяч тонн водоизмещения. Самые большие, когда-либо построенные в мире. Было 6, из них 3 порезали, в том числе американцы за это заплатили, на металлолом, а еще 3 остались. Так вот считается, что на этих подводных лодках в сумме находится 600 боеголовок. А в действительности ракет на этих подводных лодках нет. Есть подводные лодки, а ракет нет. Они все равно числятся по методике подсчета договора СНВ. Различия там бывают двукратные. Надо еще как-то пытаться боеголовки считать снятыми. Раньше их вообще никто не считал. Но у американцев сдерживания уровня вообще нет проблем. Ракеты "Трайдент" надежны, подводные лодки тоже. Будет новый вариант ракеты скоро сделан. Они могут поддерживать нынешний уровень, могут поддерживать меньший, могут больший. У них нет таких проблем, которые сейчас очень серьезные у России. Они могут иметь сколько хотят, а у нас сколько получится.

Данила Гальперович: Таким образом, действительно Россия хочет сэкономить на своем ракетном щите, при этом достаточно жестко ограничить ракетный щит Соединенных Штатов. Но, наверное, нужно сказать немножко об истории всего того, что сейчас дорабатывается. Фактически продляется договор или разрабатывается новый взамен договор, который был заключен еще в 1991 году, хотя согласовывали его чуть ли не с начала 80-х, просто тогда предложения Рональда Рейгана не были поддержаны Советским Союзом. В 1991 году договор СНВ-1 все же был заключен, в нем как раз содержались всяческие механизмы контроля над вооружениями. Дальше были попытки договориться заново, и был подписан договор СНВ-2, но он не был ратифицирован. И московские соглашения, которые достигли Путин и Буш в 2002 году это всего полторы страницы, где никаких механизмов контроля нет. Вот эти механизмы контроля эксперты и должны предложить двум президентам, если не к июлю, то за пять месяцев, которые остались до истечения срока действия СНВ-1, а это 5 декабря текущего года.

Александр Гостев: Данила, спасибо.
XS
SM
MD
LG