Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. Открылись ли для российских компаний долговые рынки?


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский.

Александр Гостев: Одной из главных причин вновь ускорившегося в России падения промышленного производства (в апреле - почти на 17 процентов к прошлогоднему уровню) стало дальнейшее сжатие кредитных рынков. На фоне роста "проблемных" долгов, банки не спешат предоставлять новые кредиты компаниям и предприятиям.
Другой возможностью привлечения средств для них является выход на рынок корпоративного долга. Здесь наметился рост спроса на облигации, но пока - лишь очень немногих компаний.

Сергей Сенинский: Государственная компания "Транснефть", контролирующая все основные российские нефтепроводы, объявила, что начинает с 20 мая прием заявок на покупку своих новых рублевых облигаций. По планам, общий объем их выпуска составит 35 миллиардов рублей или, по текущему курсу,
1,1 миллиарда долларов.
В апреле российский "Газпром" довольно удачно разместил на международном долговом рынке своих облигаций на 2,3 миллиарда долларов. Значит ли это, что долговые рынки, еще недавно - почти "замороженные", как и рынки кредитов, теперь оживают? Из Москвы - аналитик финансовой корпорации "Уралсиб" Станислав Боженко.

Станислав Боженко: Ситуация на кредитных рынках немножко улучшилась. Я бы не стал говорить, что рынки совершенно открылись. Что касается "Газпрома", благоприятно повлияло и то, что просто большой объем долларовой ликвидности на рынке и иностранным банкам ее тоже нужно куда-то размещать. Поэтому компания просто поймала хороший момент и все-таки имя "Газпрома" это громкое имя, это одна из ведущих компаний российской экономики, поэтому привлечь средства компания смогла.

Сергей Сенинский: В отличие от "Газпрома", компания "Транснефть" намерена разместить свои облигации, то есть занять денег у инвесторов, на рынке российском. По оценкам экспертов рынка корпоративного долга, сколь он открыт сегодня для новых заимствований? Другими словами, смогут ли компании занять на нем столько, сколько планируют? Аналитик "МДМ-Банка" Михаил Галкин.

Михаил Галкин: Российский рынок рублевых облигаций постепенно начинает оживать. В первую очередь это связано с тем, что цикл девальвации рубля завершен. Более того, начался как бы обратный процесс, мы видим, что цена на нефть растет, и рубль последовательно уже несколько недель укрепляется. Так вот не имеет уже смысла держать свободную ликвидность ни корпорациям, ни гражданам, ни банкам в валюте, а имеет смысл размещать ее в рублевые инструменты, пока доходность и ставки достаточно высоки. ЦБ, кстати, уже начал цикл снижения процентных ставок. Таким образом, для заемщиков первоклассных, для заемщиков так называемого первого эшелона сейчас появилась возможность собрать достаточно большие объемы средств через размещение рублевых облигаций.

Сергей Сенинский: Традиционно главными покупателями корпоративных облигаций в любой стране являются банки и разного рода финансовые компании, включая инвестиционные или пенсионные фонды. Но можно предположить, что в нынешних условиях у банков свободных денег оказывается не так много, учитывая, что им приходиться формировать все больше резервов для покрытия вероятных убытков по ранее выданным ими кредитам компаниям или частным лицам, которые теперь из-за трудностей самих должников становятся для банков "проблемными"...

Михаил Галкин: На самом деле, на мой взгляд, у банков сейчас нет проблем с ликвидностью. Во всяком случае, с более-менее короткими, скажем, трех, шести, двенадцатимесячными деньгами. Правительству и Центральному банку удалось сохранить доверие населения и корпораций к банковской системе в ходе кризиса. Поэтому сейчас мы видим последовательное укрепление депозитной базы населения. В то же время размещать эту ликвидность в кредиты, в неликвидные инструменты банки немножко опасаются. С другой стороны, хранить деньги в Центральном банке крайне невыгодно. Поэтому сейчас приобретение, скажем, облигаций первоклассного российского заемщика, будь то правительство Москвы, "Газпром", "Транснефть" с доходностью, скажем, 15-17 процентов годовых, с возможностью гарантированного рефинансирования этих бумаг в Центральном банке, это просто уникальная возможность очень разумной инвестиции, разумное размещение средств, поэтому я думаю, что спрос на такие инструменты сейчас будет расти.

Сергей Сенинский: Речь идет в основном о российских компаниях "первого эшелона", как их называют на рынке, то есть самых крупных. Особенно, если они в той или иной степени контролируются государством.
А каковы шансы компаний не столь крупных?

Станислав Боженко: Если предположить, что ситуация в дальнейшем будет все-таки улучшаться у нас, то в принципе за "первым эшелоном" могут потянуться качественные заемщики "второго эшелона". Что касается компаний с достаточно низким кредитным качеством, которые мы называем "третий эшелон", условно, я думаю, что для них пока все-таки рынки кредитные, рынок облигаций в частности, будут оставаться закрытыми. Все-таки нужно помнить, что пока мы все равно сталкиваемся с достаточно большим количеством корпоративных дефолтов. Естественно, эти компании, которые, так скажем, потеряли в глазах инвесторов свою репутацию, для них долговые рынки будут оставаться прикрытием.

Михаил Галкин: Пока рынок открыт, окно это открылось только для заемщиков наивысшего уровня, с самыми высокими рейтингами, чаще всего это госкорпорации или какие-то, скажем, регионы или пусть это и частные компании, но тоже самые крупные. Я думаю, что до "второго эшелона" время еще не дошло. Должно пройти какое-то время, рынок должен разогреться, ставки должны снизиться и только тогда появится место для размещения бумаг эмитентами "второго эшелона". Пока у них шансов практически нет.

Сергей Сенинский: Впрочем, некоторые эксперты не исключают и другого развития событий на долговом рынке. Они опасаются, что нынешнее "потепление" на нем - временное и что через несколько месяцев он вновь может закрыться, причем - для любых заемщиков...
XS
SM
MD
LG