Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадыров выбрал безуспешную концепцию


Андрей Бабицкий

Андрей Бабицкий

Лидеры Чечни и Ингушетии приняли решение объединить усилия в борьбе с терроризмом. Их заявление комментирует обозреватель Радио Свобода, эксперт по вопросам Северного Кавказа Андрей Бабицкий.

- Кадыров действует по плану, который отработан подпольем. Он создает некий объединенный фронт борьбы с моджахедами, куда, помимо Евкурова, хочет включить и дагестанских товарищей. В Чечне в значительной мере удалось создать ситуацию, в которой подпольным вооруженным группам действовать крайне неуютно. Это ситуация, при которой действует целая сеть осведомителей. Если Кадырову удастся подключить к своим методам и Ингушетию, моджахедам будет очень сложно переместиться за пределами этого ареала. Потому что именно там, где живут вайнахи, они могут рассчитывать на создание некоей тыловой службы, на какую-то социальную поддержку среди населения. Скажем, в Осетии или в Кабарде развернуть и вести партизанскую войну будет существенно сложнее, если не невозможно вообще. Потому что в целом опыт показывает, что на территории Северного Кавказа могут действовать только этнические группы, опирающиеся на население.

- Почему именно сейчас возникла такая возможность для Кадырова? Почему именно в эти дни, да еще вместе с Евкуровым он сделал это заявление?

- Здесь сыграли роль несколько факторов. Взрыв шахида в центре Грозного - думаю, он оскорбил Кадырова до глубины души, поскольку после смерти Басаева казалось, что эта форма вооруженной борьбы ушла в небытие. Она не очень соответствует чеченскому менталитету, ее продвигал и культивировал именно Басаев. Если это происходит сейчас в Грозном, значит, смертничество возвращается, а это может быть знак того, что в подполье происходят какие-то экстремальные, совершенно непредсказуемые изменения. И, конечно, фасад мирной республики был очень серьезно испорчен после отмены КТО этим взрывом.

Кроме того, Евкуров сам постоянно ищет какие-то формы, причем перепробовав самые разные. Начинал он с того, что попытался опереться на демократическую оппозицию, на население, но как-то не очень успешно у него все это продвигалось. За время, пока он находится у власти, количество криминальных вылазок и боестолкновений различного рода выросло неимоверно. Поэтому, думаю, он сам и, может быть, в Москве ему все более настоятельно советуют объединить усилия с Кадыровым или использовать его опыт.

Похоже, и в общем и целом понятно, что Евкуров в этом союзе будет играть роль подчиненного. Федералы исключены из списка союзников. Значит и Евкуров, и Кадыров скажут, что они будут действовать, используя исключительно местную милицию. (Правда, от поддержки авиации и артиллерии, как показывает последняя операция, они не отказываются.) Понятно, что у Кадырова колоссальный опыт, а Евкуров эту репрессивную стратегию только начинает разворачивать.

- Какую роль во всей этой операции играет Адам Делимханов, имя которого связывают с таинственной смертью одного из братьев Ямадаевых?

- Думаю, Адам Делимханов в данном случае выполняет роль человека, которому необходимо, видимо, по мнению Кадырова, доказать свою лояльность, свою нужность, необыкновенную пользу, которую он способен принести отечеству в деле борьбы с лесными братьями.

- И заодно обелить себя перед Москвой.

- Несомненно. Потому что какие-то недружественные движения в его адрес в Москве, судя по всему, происходят.

Все равно нет ощущения, что эта операция обречена на успех. Вот эта концепция последнего и решительного боя: Кадыров сказал, что амнистии не будет никогда, что операция не закончится до тех пор, пока не уничтожен последний моджахед. Эта концепция, мне кажется, не вызывает большого доверия. Потому что, если ей доверять, надо предположить, что все 10 лет и федералы, и сами кадыровцы действовали спустя рукава, не особо рассчитывая на победу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG