Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решения Нюрнберга - под сомнение?


Судебные разбирательства по делу советского партизана продолжаются

Судебные разбирательства по делу советского партизана продолжаются

Большая палата Европейского суда по правам человека 20 мая начала рассматривать дело бывшего советского партизана Василия Кононова. Он был осужден в Латвии за убийство в 1944 году мирных жителей. Но Страсбургский суд признал, что партизан руководстовался действовавшими тогда законами, и постановил выплатить ему компенсацию. Латвия подала апелляцию. Правозащитники не исключили, что дело Кононова попадет на рассмотрение "Комиссии по борьбе с фальсификациями истории в ущерб интересам России".

Василий Кононов, которому 1 января 2009 года исполнилось 86 лет, был приговорен в 1998 году городским судом Риги к шести годам лишения свободы по обвинению в совершении военных преступлений. Ему вменялось в вину, что он командовал отрядом партизан, осуществившим в мае 1944 года в деревне Малые Баты карательную операцию, убив девятерых жителей за то, что они выдали фашистам 12 партизан. В апреле 2000 года Кононов был выпущен на свободу. Однако спустя четыре года Верховный суд Латвии вновь приговорил ветерана к году и восьми месяцам тюремного заключения.

Бывший партизан ни по одному из обвинений не признал своей вины. Добиваясь оправдательного приговора, Кононов в 2004 году обратился в Страсбургский суд. В июле прошлого года Европейский суд согласился с требованиями Кононова о компенсации и постановил, что Латвия должна выплатить бывшему партизану 30 тысяч евро. Однако в октябре правительство Латвии подало апелляцию в большую палату Европейского суда по правам человека, которая и будет рассмотрена сегодня.

Власти Москвы объявили, что выделят на правовую защиту ветерана в 2009 году 5 млн рублей, сообщает Интерфакс. Восемь лет назад указом президента России живущему в Риге Кононову было предоставлено российское гражданство. Спикер Совета Федерации Сергей Миронов убежден в невиновности бывшего красного партизана: "Реанимация дела Василия Кононова - это один из многочисленных признаков возрождения нацизма в Латвии, где суды при поддержке властей преследуют советских героев и оправдывают гитлеровских наймитов", - цитирует Миронова Интерфакс в среду.

Миронов подчеркнул, что латвийское правосудие применило к Василию Кононову свои нормы уголовного права задним числом, хотя совершенно очевидно, что в 1944 году этот человек никак не мог выполнять законы, принятые полвека спустя.

Следуя этой логике, можно отменить решения Нюренберского трибунала 1945 года, который осудил преступления гитлеровской Германии, рассказал корреспонденту Радио Свобода руководитель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов:

- Попытки судить людей за действия представителей советской власти в Прибалтике или за оценки голодомора на Украине, вообще любые попытки переосмысления советской истории, которые многократно происходили за последние годы, очень болезненно воспринимаются российскими политиками. И, я думаю, независимо от того, какое решение вынесет Большая палата Страсбургского суда, это решение будет предметом рассмотрения комиссии по фальсификации (Комиссии при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. – РС). В любом случае российская сторона официально заявила, что она выступает третьей стороной в процессе, и помогает Кононову в прохождение его жалобы в Европейском суде.

На самом деле, к сожалению, обе стороны - и латвийская, и российская - довольно сильно политизируют это дело, и оно приобрело политический оттенок. Но в целом дело, конечно, очень непростое, хотя обеим сторонам оно кажется очень простым. Латвийская сторона уверена: представитель оккупационной власти убил мирных граждан - значит, надо осудить. Российская сторона убеждена: герой войны, борец против нацизма - как его можно вообще судить за действия в партизанском отряде? На самом деле, тут возникает целый большой комплекс вопросов.

Как вообще оценивать действия представителей Советского Союза на территории Прибалтики после 1940 года? Являлись ли они оккупационными властями или не оккупационными? Была ли аннексия или оккупация?

Далее, как оценивать действия партизан, которые не могут в принципе провести полноценное следствие и, естественно, не могут провести полноценный состязательный процесс? Вместе с тем, они как-то должны были по отношению к тем, кого они считают предателями или к тем, кто воевал против партизан, реагировать.

Партизанские действия, согласно международному праву, с различными оговорками - но могут быть признаны правомочными. Если раньше, в XIX - начале ХХ века всех партизан называли бандитами, то сейчас существует иная трактовка действий партизан, считается, что это возможная форма борьбы. Правда, как им осуществлять действия по отношению к тем, кого они считают преступниками, - вопрос.

Но, самое главное: Европейский суд от большинства этих вопросов уклонился. Он не стал рассматривать жалобу Кононова о применении к нему жестокого обращения, о его неправомочном задержании, о нарушении права на свободу и личную неприкосновенность. Не стал рассматривать и статью 6 о праве на справедливое разбирательство. Суд признал приемлемой в жалобе Кононова только одно: жалобу на нарушение статьи Европейской конвенции, согласно которой наказание может осуществляться исключительно на основании закона. То есть никто не может быть признан виновным за действие либо бездействие, которое на момент его совершения не было уголовно наказуемым ни по национальному, ни по международному праву.

Суд практически сказал, что Кононов, совершая свои деяния в 1944 году, не мог предусмотреть, что расстрелы людей, сожжение домов в поселке Малые Баты могли быть в дальнейшем наказуемы как военные преступления. Не было тогда соответствующих международных конвенций и на тот момент ни в национальном, ни в международном праве такие действия не считались уголовно наказуемыми. Значит, нарушена статья 7 Европейской конвенции по правам человека - нельзя закону придавать обратную силу.

Российская сторона трактует это решение суда как полную победу идеи о том, что нельзя пересматривать итоги Второй мировой войны, нельзя судить людей, которые боролись с нацизмом, за их деяния.

Однако в этом решении есть очень большой парадокс. Если мы отказываем в ретроспективном применении статей о военных преступлениях, то тем самым ставится под вопрос возможность сейчас, сегодня привлекать к суду нацистских преступников. Ведь и нацисты в 1941, 1942, 1944, 1945 годах не могли знать, что в дальнейшем Нюрнбергский трибунал признает их действия военными преступлениями и появятся в международном праве сами понятия: военные преступления, преступления против человечности. Нацисты на это и ссылались, защищая себя.

Решение Европейского суда, которое было вынесено летом прошлого года, если его развивать, может быть использовано для постановки вопроса вообще о правомерности решений Нюрнбергского трибунала. Поэтому я бы совсем это решение в пользу жалобы Кононова не оценивал, как оценивают его наши политики: победа идеи "нет пересмотру итогов Второй мировой войны". На мой взгляд, наоборот, это решение может быть использовано, к сожалению, именно для пересмотра итогов Второй мировой войны.

- Нюрнбергский трибунал постоянно обвиняют в том, что это было правосудие победителей...

-
Конечно, и правосудие победителей, и обратная сила закона. Но Нюрнбергский трибунал в своих решениях ссылался на нормы, которые, хотя четко и не были кодифицированы, были общепризнанными принципами международного права. Очевидно, посчитал Нюрнбергский трибунал, что нельзя расстреливать бессудно, осуществлять казни мирных жителей. Нельзя совершать массовые убийства. Это были и накануне, и во время Второй мировой войны очевидные, общепризнанные нормы права. Поэтому Нюрнбергский трибунал и распространил ретроспективно, то есть назад, свои принципы, которые были сформулированы уже после окончания Второй мировой войны.

Если это было позволительно по отношению к нацистским преступникам, то крайне сомнительно, когда запрещают делать то же самое по отношению к участникам войны в составе антигитлеровской коалиции, которые тоже совершали массовые преступления. Я не говорю в данном случае о Кононове. Ну, например, что такое бомбардировка Дрездена силами антигитлеровской коалиции, когда просто уничтожили мирные, в общем-то, кварталы города? Может, это быть оправдано? На мой взгляд, нет. Но почему, когда мы только одну сторону судим, вторую отказываемся судить? Это же нарушение норм права, - считает Олег Орлов.

Практика Страсбургского суда вошла в противоречие с практикой трибуналов, карающих за тяжкие военные преступления, совершенные в прошлом, считает член общества "Мемориал" правозащитник Александр Черкасов:

- Мы видим желание наших самых разных властей восславить не только то, что должно помнить и славить, но и то, что должно быть осуждено и остаться в памяти как преступление. Те, кто кинулся защищать Василия Кононова, не посмотрели, к чему приводят правовые выводы Европейского суда по правам человека. Дело в том, что нет закона специально для стран-победителей и для побежденных. Есть один закон для всех. И решение, которое выносится в отношении Василия Кононова, должно оказать влияние на всю последующую судебную практику стран Европы. Потому что наша оценка Второй мировой войны основана на решениях Нюрнбергского трибунала и других судов, которые, по сути, применяли к деяниям прошлого принятые позднее законы.

- Значит, если оправдание Кононова останется в силе, осужденные нацисты смогут подать апелляции? Вся Германия сможет подать апелляцию?

- Германия, как известно, не стремится пересмотреть свою историю и сделать ее славной. Но вот что будет с делом Ивана Демьянюка, неизвестно. Возникла такая коллизия между Страсбургом, который смотрит на букву закона, и трибуналами, которые карают за тяжкие преступления, совершенные в прошлом. Это вообще серьезная проблема. Никакой преступный режим не примет закон, который бы признавал его действия преступными. Всегда, и не только на Европейском континенте, но и, скажем, в Латинской Америке, очень сложно судить палачей за преступления, совершенные, когда их покровители находились у власти.

Что в этом случае делать? Возникает вопрос о ретроспективном применении закона. Очевидно, есть какие-то категории преступлений - военные преступления, преступления против человечности, геноцид, - по которым нет срока давности и по которым можно применять законодательство в какой-то определенный период. В какой? Можем ли мы применить законодательство, принятое в ХХ веке, скажем, к XIII веку, к монгольскому нашествию? Вряд ли. Тем не менее, есть практика, когда для определенной территории, для определенного периода времени устанавливается юрисдикция трибунала.

Например, в 1987 году, рассматривая дела о военных преступлениях в ходе конфликта в Никарагуа, межамериканский суд решил, что законы и обычаи ведения войны, то есть Женевские конвенции и дополнительные протоколы к ним, являются уже неотъемлемой частью международного права и действуют не только для тех, кто подписал эти конвенции, но и для всех остальных участников конфликта, в том числе и для партизан. Здесь похожая ситуация. Законы, карающие за военные преступления, преступления против человечности, геноцид, стали неотъемлемой частью правого наследия ХХ века и должны действовать для всех действующих лиц вне зависимости от того, признавали они или не признавали эти законы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG