Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московского инвалида-колясочника не пустили в троллейбус


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Тамара Ляленкова.

Лейла Гиниатулина: Московского инвалида, художника Петра Филиппова, который передвигается на коляске, не пустил в троллейбус водитель. Он отказался выдвинуть специальный пандус, которым оснащены некоторые модели московских троллейбусов. О жизни человека с ограниченными возможностями в большом городе - в материале Тамары Ляленковой.

Тамара Ляленкова: О том, что Россия подписала Конвенцию ООН о правах инвалидов, водитель московского троллейбуса мог и не знать. Как, скорей всего, не знал и того, что каждый одиннадцатый житель России имеет ту или иную форму инвалидности. Просто он увидел перед собой человека с явно ограниченными физическими возможностями и решил проявить власть. Ему даже в голову не пришло, что поездка на троллейбусе для инвалида-колясочника, который и прогулку-то себе не каждый день может позволить, событие более значимое, чем для большинства его пассажиров.
Рассказывает Петр Филиппов.

Петр Филиппов: Я решил прокатиться. Я знал, что у этих моделей троллейбусов есть выкидной пандус. Я долго ждал такого троллейбуса. Пытался в него войти, но вышел водитель и когда узнал, что я просто хочу прокатиться, он меня не пустил. То есть он мне не стал выкидывать пандус, сказал, что ему это не очень нужно, так что обойдется. Мне было очень обидно.

Тамара Ляленкова: Действительно, зачем нужны троллейбусы со специальным пандусом, если ими не может пользоваться инвалид-колясочник? И дело здесь не только в водителе. Инвалидной коляской, которую Петру Филиппову выделило государство, он не мог управлять в силу специфики своего заболевания. Рассказывает друг художника, кинорежиссер Татьяна Деткина.

Татьяна Деткина: То, что ему было выдано, какая коляска, ну, совершенно не по адресу. Он не может вот эти колеса крутить, вот такой коляски, которую дают. А когда он рисует, он как-то так умудряется эти руки узлом завязать, чтобы они не тряслись, кисть себе на одну руку кладет, другой придерживает. Счастье было, когда мы собрали деньги и купили коляску нормальную. Ну, такую самую дешевую купили, но все равно она 100 тысяч стоит. То есть он вообще стал выезжать на улицу самостоятельно. Проблема - в работе и реально проблема в состоятельности.
Это же безумие, когда водитель троллейбуса спрашивает взрослого человека: "А зачем ты туда едешь?" Это настолько дико, когда кто-то интересуется даже хотя бы вот так вот. И от этого ответа что-то зависит - пустят тебя в троллейбус или не пустят. Вот безумие! Петр очень великодушный человек. Когда мы пробовали с ним гулять и сели между Музеем революции и церквушкой, нам отовсюду сказали, что "вы отсюда уйдите, вы здесь не сидите". И такие реакции очень часты, и великодушный Петя только говорит: "Все нормально. Ну, бывает у людей плохое настроение". Я вот просто искренне удивляюсь Петиному великодушию и учусь по мере сил.

Тамара Ляленкова: О Петре Филиппове, друге с ограниченными физическими возможностями, рассказывала кинорежиссер Татьяна Деткина.
XS
SM
MD
LG