Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. Доля просроченных кредитов в российской банковской системе растет


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Диана Асонова.

Андрей Шароградский: Программу "Время Свободы" продолжит "Экономическая панорама". Доля просроченных кредитов в российской банковской системе к 1 мая составила около 4 процентов.

Диана Асонова: Просрочка по совокупному кредитному портфелю российских банков без учета Сбербанка РФ на 1 мая достигла 4 процентов. Об этом сегодня сообщил представитель Центрального банка Алексей Симановский. Ранее Центральный банк сообщал, что доля просроченной задолженности физических лиц по банковским кредитам в первом квартале 2009 года увеличилась с 3,7 до 4,7 процента. Доля корпоративной просроченной задолженности за то же время выросла с 2,2 до 3,5 процента. И, хотя доля просрочек по кредитам, выданным организациям, пока ниже, именно она вызывает особое беспокойство у экспертов.
Говорит старший аналитик по финансам инвестиционной компании Unicredit Securities Рустам Боташев.

Рустам Боташев: В тех 4 процентах мы не знаем, сколько там корпоративной просрочки и сколько там просрочки физических лиц. На самом деле, на мой взгляд, в принципе, проблема больше в корпоративной задолженности. Хотя в абсолютном процентном выражении корпоративная просрочка, насколько я понимаю, до сих пор меньше, чем просрочка физических лиц, скорость роста у нее существенная, она намного больше, то есть в разы. По последним данным моим, была где-то с начала года просрочка физических лиц порядка 20 процентов, в то время как просрочка корпоративная чуть ли не удвоилась. Я не знаю, как в этих 4 процентах это точно разбивается, поскольку это еще неполные данные.

Диана Асонова: В Центральном банке полагают, что с учетом кредитного портфеля Сбербанка ситуация с просроченной задолженностью в целом по сектору несколько улучшится. Впрочем, Рустам Боташев отмечает, что вряд ли намного.

Рустам Боташев: Вообще, Сбербанк - это прокси такой для всей индустрии, поэтому, я думаю, у него чуть лучше, чем 4 будет, но, наверное, не особо лучше. Ну, допустим, 3,9 будет по всей индустрии, было - 3,8 в марте, особого роста в процентном отношении не видно. Тогда получается, что как бы рост просрочки вроде бы как и останавливается. Хотя, наверное, судить об этом по одному месяцу рано.

Диана Асонова: Консервативный сценарий Центрального банка предполагает, что просрочка по кредитам в целом в российской банковской системе по итогам года составит 10-12 процентов от всего объема кредитного портфеля. Однако, как уже неоднократно отмечалось, существуют разные методики оценок просрочки. Используемая Центробанком, в частности, дает наименьшие цифры, так как учитывает только собственно просроченную сумму платежа. Рустам Боташев поясняет...

Рустам Боташев: Столько уже было прогнозов сделано: и 5, и 10, и 12, и 15, и сейчас уже 10. Каждый использует свое определение просрочки, у Центрального банка это одна, у МСФО - это другая, когда Кудрин говорит - это третья. Но я могу предположить, что если использовать МСФО, то просрочка уже порядка 12 процентов.

Диана Асонова: В Центральном банке полагают, что в случае реализации консервативного сценария российским банкам потребуется увеличение капитала на сумму от 500 миллиардов рублей. Но это действительно нижний предел. Аналитик Unicredit Securities поясняет.

Рустам Боташев: По цифрам, ну, вот один ВТБ на докапитализацию претендует на 200 миллиардов рублей. Если добавить сюда Сбербанк, который не меньше, а скорее всего, может быть, раза в два больше капитала захочет, то это уже выходит за пределы 500 миллиардов. Только по двум банкам, а осталось еще 1190. Очевидно, что если рекапитализировать всю банковскую систему, то, наверное, и в триллион-то не уложишься. Очевидно, что, во-первых, не все понадобится капитал. Во-вторых, в принципе, если какие-то новые инструменты придумывать, как вот, например, сейчас пытаются придумать рекапитализацию в виде долговых обязательств, ФЗ, то тогда, собственно, и денег не нужно. Рекапитализация происходит, а деньги банкам не дают, дают долговые обязательства государства. В принципе, по бумагам получится замечательно. Насколько это поможет банкам в смысле ликвидности, - наверное, не очень поможет, потому что придется под эти ФЗ занимать деньги.

Диана Асонова: Сегодня же представители ЦБ озвучили перечень мер, призванных облегчить процесс рекапитализации, то есть увеличения собственного капитала банков. В частности, банкам предлагается разрешить формировать до 15 процентов капитала первого уровня за счет субординированных кредитов, которые они привлекли на срок свыше 30 лет, и увеличить максимально допустимую долю привилегированных акций в уставном капитале банков вдвое - с 25 до 50 процентов. Однако пока что ситуация в банковском секторе выглядит не самой критичной, уверен Рустам Боташев.

Рустам Боташев: В любом случае, то, что мы видим сейчас динамику, это пока еще не критично. То есть это плохо, да, будет рекапитализация, скорее всего, но какого-то вот обвального банкротства, повального банкротства при 10-12 процентах, как прогнозируют, я думаю, не будет.

Диана Асонова: Однако что касается кредитования реального сектора экономики, восстановления которого так до сих пор и не произошло, то кардинальных перемен ждать не приходится и сейчас.

Рустам Боташев: Почему кредиты не даются? По двум причинам: первое - высокий риски невозврата, второе - источники денег. Риски невозврата не просто высокие, они еще растут с каждым днем. То есть просрочка - это и есть риск невозврата в процентном отношении. Очевидно, что выдавать новые кредиты под низкий процент или вообще выдавать - это просто рискованно, они не хотят этого делать. Пока ситуация не стабилизируется, можно только какими-то административными мерами заставлять банки кредитовать реальный сектор.

Диана Асонова: Это был старший аналитик по финансам инвестиционной компании Unicredit Securities Рустам Боташев.
XS
SM
MD
LG