Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доктор юридических наук Илья Рассолов о Европейской социальной хартии


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.

Евгения Назарец: Доктор юридических наук Илья Рассолов рассматривает Европейскую социальную хартию, как серьезные обязательства государства перед гражданами – вплоть до изменения или дополнения существующих законов и нормативных актов. Россия ратифицировала социальную хартию с рядом исключений. Но принятое к исполнению проигнорировать будет сложнее, чем ту же Декларацию прав человека. Вот интервью корреспондента РС Карэна Агамирова с Ильей Рассоловым.

Илья Рассолов: Европейская социальная хартия – это документ, который связан с установлением максимальных гарантий по качеству жизни тех стран, которые к ней присоединились. В нашей стране основные дискуссии были насчет статьи, посвященной миграции и мигрантам. Европейская социальная хартия связана с ужесточением вопросов, связанных и с заработной платой, и с охраной труда, обеспечением трудоустройства и занятости населения, в частности, это также связано, еще раз повторю, с мигрантами. Россию ожидает в ближайшее время переосмысление своей позиции насчет централизованного регулирования в вопросах начисления заработной платы и, в частности, потребительской корзины. Потому что во многих странах, в большинстве, исчисляют потребительскую корзину и минимальный размер оплаты труда именно общественные организации. У нас это сверху устанавливает государство, и сами они считают эту потребительскую корзину, которая не лезет ни в какие ворота. Попробуй сегодня на пять или на семь тысяч рублей проживи месяц! А тем более здесь есть также и дифференциация: для инвалидов это одна будет потребительская корзина, для несовершеннолетних детей – другая, для трудоспособного населения – третья. А питаются, в общем-то, все из одного источника - из магазина или с рынка. Поэтому вопрос, связанный с начислением заработной платы, и вопрос, связанный с потребительской корзиной, должен в России меняться. Для примера, минимальная заработная плата во Франции – это 1214 евро, а у нас – не больше пяти-семи тысяч рублей (в разных регионах эта цифра колеблется). Поэтому сегодня основные механизмы защитные Россия должна развернуть в обеспечении именно качества жизни населения.

Карэн Агамиров: И в отношении мигрантов 19-я статья "Право трудящихся мигрантов и их семей на защиту и помощь"… не останется ли все это на бумаге? Как государство будет справляться с этим?

Илья Рассолов: Вот эта статья для нашего государства – это просто фантастика, потому что по этой статье мы должны обеспечить принцип социального выравнивания как тех, кто проживает на нашей территории, так и приезжих граждан. Кроме того, мы должны предоставить им не просто уровень жизни достойный, но и даже жилье, и обеспечить детей тех, кто приезжает к нам трудиться, возможностью обучаться на родном языке и возможностью не только обучению языку, но и образования на этом языке. По сути дела, мы не можем до конца обеспечить это гражданам своих регионов и субъектов федерации, которые приезжают к нам, допустим, в Москву или в Петербург на заработки. А тут речь идет о мигрантах, которые являются хоть и легальными мигрантами, но все-таки приняты по оргнабору или по каким-то срочным трудовым договорам. То есть это очень большая проблема, связанная прежде всего с социальной и материальной нагрузкой на бюджет. Речь идет о том, почему Россия не подписывала эту конвенцию, о том, что это очень серьезные затраты именно финансовые и обязательства, которые Россия пока еще выполнить до конца не может.

Карэн Агамиров: Но тем не менее Госдума ратифицировала Европейскую социальную хартию. Но ведь Россия и Декларацию прав человека приняла на вооружение тоже. Что изменилось? Ведь практически ничего не изменилось. Я читаю статьи Европейской социальной хартии – тоже право на труд, на справедливые условия труда, на охрану здоровья и так далее. Не останется ли это бумагой очередной и все?

Илья Рассолов: Европейская социальная хартия предусматривает также и контроль за реализацией этих положений на той или иной территории. Это не просто декларация о намерения, это какие-то обязательства, которые на перспективу Россия должна выполнить и отчитаться перед Европейским сообществом о выполнении этих обязательства. То есть это не просто декларативный акт, это акт действия, может, и не прямого, допустим, как Конституция, но в целом это накладывает на нас определенные обязательства. Вот почему Россия подписала, но не ратифицировала? Это был акт доброй воли, намерение. Сейчас, если поставлена точка, то речь идет о том, что Россия в краткосрочной перспективе берет на себя эти обязательства, которые будут выполнены. Это уже конкретные действия России. Будем ожидать этих действий.

Евгения Назарец: Социальная хартия имеет механизм контроля за ее исполнением. Существенный момент, поэтому приведем некоторые пункты, особо актуальные для россиян:
- Признать право работников на такое вознаграждение, которое обеспечит им и их семьям достойный уровень жизни.
- Обеспечить, чтобы любое лицо, оказавшееся без адекватных ресурсов, смогло получить необходимую помощь в случае болезни.
- Сделать цену на жилье доступной для людей, не имеющих достаточных средств.
И это лишь три пункта из Европейской социальной хартии, которую Россия ратифицировала накануне.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG