Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что сообщало ЦРУ спикеру нижней палаты Конгресса о жестких методах допроса подозреваемых в терроризме


Ирина Лагунина: В Вашингтоне резко обострилась дискуссия о методах допроса, граничащих с пыткой. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси обвинила руководство ЦРУ в том, что оно ввело в заблуждение Конгресс, утверждая, что такие методы не применяются. Директор ЦРУ Леон Панетта заявил, что обвинение не имеет под собой оснований. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов:
Решение президента Обамы рассекретить документы, подтверждающие факт применения жестких методов допроса к трем особо опасным террористам, повлекло за собой новый виток полемики по этому вопросу. Бывший вице-президент Дик Чейни потребовал от администрации предать огласке и другие документы, из которых, по его словам, явствует, что благодаря этим методам удалось предотвратить новые масштабные теракты на территории США. Однако получил ответ, что в данный момент эти документы являются предметом судебного спора между администрацией и правозащитниками, которые тоже добиваются их рассекречивания, а потому до вынесения решения суда рассекречены быть не могут. Эту ситуацию в интервью обозревателю телекомпании Фокс Ньюс Грете Ван Састерен прокомментировала дочь вице-президента Элизабет Чейни, занимавшая в администрации Джорджа Буша высокий пост в госдепартаменте.

Элизабет Чейни: Он подал формальный запрос, как обычно действуют бывшие вице-президенты – запрос в Национальный архив США. Архив направляет документы, на которые поступил запрос о рассекречивании, в соответствующее ведомство. В данном случае это ЦРУ.
И ЦРУ ответило. Я считаю, это ответ не только ЦРУ, но и администрации. В ответе было сказано, что поскольку эти материалы составляют предмет судебного иска, они в настоящий момент не могут заниматься его рассекречиванием. Я считаю, это очень плохо, потому что президент мановением руки может рассекретить что угодно. И получается, что Белый Дом прячется за бюрократической формулировкой. Мне этот ответ представляется лицемерным. Это проявление двойного стандарта. И я думаю, когда
имеешь дело с чем-то столь важным, как эта дискуссия о национальной безопасности, правительство должно предавать огласке информацию, освещающую вопрос с обеих сторон.

Владимир Абаринов: По мнению Элизабет Чейни, администрация Обамы ведет себя в этом вопросе некорректно.

Элизабет Чейни: Он чувствует себя очень уверенно в этих вопросах. И я думаю, когда правительство обнародует служебные записки, одно дело сказать: «Мы прекращаем эту политику» - они имеют на это полное право. Но совсем другое – когда делают следующий шаг и предают огласке методы допросов – а мы знаем, что террористов готовят к этим методам, они теперь опубликованы на вебсайте, мы знаем, что теперь можно научить их противостоять этим методам - когда правительство затем говорит о возможности судебного преследования бывших должностных лиц администрации Буша и если не о преследовании, то о дисциплинарных мерах в отношении юристов, писавших служебные записки. Отец уверен, во-первых, в том, что эти действия администрации наносят ущерб нашей безопасности, что они демонтируют политику, которая помогла нам предотвратить нападения террористов после 11 сентября. А кроме того, знаете, это совершенно не по-американски – пришла новая администрация и угрожает судебными исками и уголовным преследованием предшественника за то, что он проводил другую политику.

Владимир Абаринов: Один из наиболее настойчивых критиков методов допросов, практиковавшихся прежней администрацией – спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси. Однако прежнее руководство ЦРУ утверждает, что лидеры Конгресса были поставлены в известность об этой практике, в частности, об имитации утопления. С этой целью для законодателей, имеющих допуск к секретной информации, устраивались закрытые брифинги. На таких брифингах присутствуют представители обеих фракций, облеченные соответствующими подномочиями. Нэнси Пелоси была в то время вторым человеком в комитете по делам разведки и присутствовала, по меньшей мере, на одном таком брифинге. Как получилось, что тогда она не имела возражений, а теперь эти возражения у нее появились? На своей очередной пресс-конференции Нэнси Пелоси ответила на этот вопрос.

Нэнси Пелоси: ЦРУ информировало меня об усиленных методах допроса всего один раз, в сентябре 2002 года, как заместителя председателя комитета по делам разведки. Единственным упоминанием об утоплении на том брифинге был сообщение, что этот метод не применяется. Пять месяцев спустя, в феврале 2003 года, мой сотрудник поставил меня в известность о том, что председатель комитета по разведке и его заместитель были проинформированы о применении определенных методов, относительно которых ранее была проведена юридическая экспертиза. Мне не рассказывали, о чем говорилось на этом втором брифинге; мне только сообщили, что брифинг имел место.
Так вот. Именно в сентябре, в то же самое время, когда проводился этот брифинг, американскому народу говорили, что в Ираке есть оружие массового поражения, и что он представляет неизбежную угрозу Соединенным Штатам.

- Г-жа спикер, уточните: вы обвиняете ЦРУ в том, что оно солгало вам в сентябре 2002-го...

Нэнси Пелоси: Нет, вводило в заблуждение Конгресс Соединенных Штатов.

- ...и теперь делает это снова, когда публикует перечень брифингов, из которого следует, что вы были проинформированы о методах, применявшихся на допросах.

Нэнси Пелоси:
Я была бы очень рада, если бы они опубликовали материалы брифинга – и этого, и других. Тогда вы увидели бы, о чем на нем шла речь. Это было бы чрезвычайно интересно, учитывая то, с каким рвением республиканцы отвлекают внимание от сути вопроса. Вы могли бы самостоятельно составить мнение о содержании этих брифингов. Так что – да, я утверждаю, что ЦРУ вводило в заблуждение Конгресс.

Владимир Абаринов: Однако еще больше, чем обвинения Пелоси, публику удивил ответ директора ЦРУ Леона Панетты. Казалось бы, он – политический назначенец и к политике прежнего руководства отношения не имеет. Однако Панетта озабочен нападками на разведку, которые деморализуют ведомство. Поэтому он подтвердил, что ЦРУ в свое время действительно информировало Конгресс о жестких методах допроса и никаких возражений не услышало. Лидер фракции республиканцев в Сенате Митч Макконнелл комментирует возникшую ситуацию осторожно.

Митч Макконнелл:
Между спикером и ЦРУ идет крупный спор. Но не подлежит спору тот факт, что ЦРУ
и наши вооруженные силы обеспечили нашу безопасность после 11 сентября. Рассекречивание документов такого рода - всегда проблема, по очевидным причинам. Так что публикация всех документов, возможно, не отвечает интересам страны. Однако ясно, что спикер и ЦРУ устроили соревнование по взаимным обвинениям. В какой-то момент, я полагаю, мы узнаем точно, кто из них говорит правду. Думаю, имеющиеся данные более убедительно свидетельствуют в пользу ЦРУ.

Владимир Абаринов: Лидер республиканцев в нижней палате Джон Бонер настроен более агрессивно.

Джон Бонер: Ложь Конгрессу – уголовное преступление. Преднамеренное введение Конгресса
в заблуждение - преступление. И если спикер обвиняет разведывательное ведомство в том, что оно ей лгало или умышленно вводило ее в заблуждение, то она должна представить доказательства, передать их Министерству юстиции и добиться уголовного преследования. А если она этого не делает, то я думаю, что она обязана принести извинения нашему разведывательному сообществу.

Владимир Абаринов: Джон Бонер уверен, что опровержение Панетты санкционировано Белым Домом.

Джон Бонер: Обычно, прежде чем какое-то ведомство делает подобное заявление, оно согласовывает его с Белым домом, особенно когда речь идет о таком серьезном порицании спикера нижней палаты.

Владимир Абаринов: Самый резкий тон в отношении Нэнси Пелоси взял бывший спикер нижней палаты Ньют Гингрич.

Ньют Гингрич:
Я вчера был удивлен и даже ошеломлен ее комментариями, где она утверждала, что американские разведведомства обычно лгут Конгрессу. Я знаю, что это не так. Я знаю, что это заявление унижает каждого, кто работает на защиту. Она зашла слишком далеко.

Владимир Абаринов: Ньют Гингрич считает вполне реальным расследование обвинений Пелоси.

Ньют Гингрич:
Я думаю, они окажутся перед необходимостью опубликовать документы. Я предполагаю, что они должны будут начать формальное расследование, а это значит привести ее присяге.

- И других.

Ньют Гингрич:
И других. На встрече присутствовало восемь человек на. И я думаю, воспоминания всех других сильно отличаются от воспоминаний спикера Пелоси.

Владимир Абаринов: Почему демократы не возражали против жестких методов допроса раньше? На этот вопрос Ньют Гингрич отвечает так.

Ньют Гингрич: Дело в том, что в течение продолжительного периода Соединенные Штаты боялись, что произойдет новое нападение. Мы потеряли 3100 человек – больше, чем в Перл-Харборе. Были проведены теракты с применением сибирской язвы, и мы не понимали, кто их совершает. Мы искренне тревожились по поводу возможности атаки с применением ядерного или другого оружия массового поражения. И я думаю, в тот период демократы готовы были сказать: делайте все, что считаете необходимым, не надо рассказывать нам подробности – просто делайте и все.

Владимир Абаринов: Пресс-секретарь Белого Дома Роберт Гиббс призвал предать эпизод забвению и отказался комментировать высказывания Нэнси Пелоси.

Роберт Гиббс: Думаю, вы уже не раз слышали от президента следующее: лучшее, что мы можем сделать, - это смотреть вперед. Президент занимается множеством проблем, в том числе безопасностью американцев, и при этом смотрит вперед.

- Но то, в чем обвиняет спикер – уголовное преступление.

Роберт Гиббс: Я ценю приглашение к дискуссии, но я не намерен принять его.

Владимир Абаринов: Президент Обама на эту тему пока не высказывался. Его речь перед личным составом ЦРУ свидетельствует о его твердом намерении оградить разведку от нападок. В прошлом разведка слишком часто оказывалась заложником межпартийной борьбы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG