Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис и общество: положительный опыт как часть экономического восстановления


Ирина Лагунина: Вот уже несколько месяцев телекомпания Си-Эн-Эн подает все материалы об экономике в рубрике «Дорога к восстановлению». Это звучит намного более оптимистично, чем предыдущая рубрика – «экономика в кризисе». И вероятно, это правильно. Выход из кризиса в значительной мере зависит от оптимизма, от создания положительного примера, от способности действовать самостоятельно. Об этом – сегодняшняя беседа, в которой принимают участие Ульяна Лозан, генеральный директор украинского информационного агентства Интермедиа Консалтинг, и болгарский социолог Андрей Райчев, глава отделения фонда Гэллапа в Софии. Цикл «Кризис и общество» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко:
Мне представляется, что сегодня истории об успешных антикризисных стратегиях отдельных граждан, малого бизнеса, некоммерческих организаций, они чрезвычайно важны. Это очень важно для Украины, поскольку у меня такое впечатление, что господствующее, доминирующее настроение в этой стране такое, что на майдане самый популярный лозунг – всех вон. То есть от властей ничего не ждут, а в общем-то люди надеются на свои силы, здесь важны именно истории успеха. Я хотел бы попросить прокомментировать эту ситуацию Ульяну Лозан.

Ульяна Лозан:
Я немножечко не согласна с вами по поводу того, что люди только надеются на себя. Нет. Украинский народ очень специфичен, он по-прежнему надеется на то, что кто-то придет и что-то сделает. То есть гейт, которые есть сейчас, но придут новые, что-то сделают. Мое мнение, что это отсутствие внутренней мотивации, именно позитивной мотивации во время кризиса. Настолько качественно и сильно была нагнетена обстановка, настолько негативный поток информационный был большим, что люди приняли ситуацию по наименьшему сопротивлению: вот этих убрать, других поставить, и будет все хорошо. Это неверная мотивация – это чисто мое мнение. Кажется, что кризис это не только проблема, это в первую очередь новые возможности. Возможности не только для власть имущих, но и для людей, которые имеют 5-10 сотрудников в своей компании, дать им в первую очередь позитивную мотивацию. Нужно больше позитивных новостей, примеров и, главное, создание позитивной мотивации. Ведь в условиях кризиса никто не отменял земные простые вещи, такие как любовь, добрые слова, веселые шутки и прочее. И в психологии есть изначально первый этап преодоления кризиса. Но а с другой стороны мое личное убеждение, что кризис это не пропасть и не трагедия – это новые условия, требующие новых шагов, какого-то ускоренного развития и соответствующим образом иногда жестких, но менеджерских решений. Для любой организации, мое мнение, главное - сохранить ее основу, сохранить ее идеологию, адоптировать это все к новым, сегодня текущим условиям.

Игорь Яковенко: Ульяна, пример организации, которой вы руководите, это как раз пример того, как за счет энергетики кризиса вам удалось вырваться. Потому что, насколько мне известно, именно в условиях кризиса ваше информагентство смогло войти в тройку ведущих информационных агентств в Украине. Какие ноу-хау вы здесь использовали?

Ульяна Лозан:
Вы знаете, ноу-хау было одно – это командная игра, вместе всем пересмотреть ситуацию, адаптировать ее. В первую очередь мы пересмотрели работу наших подразделений. Мы сократили те подразделения, которые были просто имидживыми, но не увольняя людей, переквалифицировали их на какие-то новые, другие просто подразделы деятельности. Что дало возможность существенным образом увеличить и поток информационный, и количество новостей, и количество материалов. Таким образом мы получили большее количество цитирования. А главное, что новости стали более качественнее и их стало реально намного больше. Это такой банальный, наверное, но все-таки пример того, что нужно сесть и подумать, не впадать в панику, не думать о том, что все пропало, а конкретно и четко прочертить схемку-матрицу на листе бумаги, которая даст возможность посмотреть реально на те результаты. Да, чего-то не достигли, да, чего-то достигаем, чем-то пришлось пожертвовать, но затраты были минимальные и потери человеческие, сокращения тоже минимальные. Мы это назвали стратегией огорода. Есть огород, есть лопата, нужно хотеть копать, нужно копать, нужно жить верой в то, что мы чего-то, да выкопаем. Потому что, мы помним, два года назад, когда мы организовывались, мы что-то все-таки посадили.

Игорь Яковенко: Спасибо Ульяна. Андрей, пожалуйста, ваш комментарий.

Андрей Райчев:
Мне нетрудно комментировать, потому что Болгария лет 12 назад прошла через кризис гораздо глубже и страшнее того, который надвигается вообще. Это был кризис перехода. Он сводился к тому, что все деньги сгорели, наступила гиперинфляция, безработица достигла уровня 40% в некоторых регионах, в среднем по стране 25 и рабочая зарплата на некоторое время упала буквально до десятков долларов. То есть это был настоящий кризис, который ударяет страшно. Люди среагировали на него, так как страна шла к рыночной экономике, к капитализму, они среагировали на него гораздо активнее, чем мы могли бы предполагать и включили буфера, как отец семьи поехал на стройку или поехал в Грецию собирать апельсины или в Италию строить чего-то. Это был первый вариант - поехать куда-нибудь работать. Второй вариант был: люди вернулись к земле, стали сажать свое собственное производство, чтобы прокормить семью. И так за два-три года, так как страна шла правильным путем, так как она закрывала свои большие неприбыльные предприятия, интегрировалась в Запад, за несколько лет обозначился успех. И ввели твердую валюту – это очень важно тоже. Я хочу сказать, что кризис гораздо глубже, гораздо страшнее по своим социальным последствиям, чем будет сейчас. Тем не менее, люди за счет определенных взглядов, за счет надежды перешагнули через это, и страна обошлась без серьезных гражданских конфликтов.
Однако в данный момент ситуация скорее предкризисна, еще кризис не наступил и отличается от той ситуации в двух пунктах очень важных. Кризис наступает только для некоторых, а для других нет. Причем это не хорошие некоторые, с которыми ничего не происходит, и не плохие, с которыми происходит, а просто случайно. Кто работал в металлургии, у него кризис, кто работает, например, в информационном агентстве или как я в социологическом, у него даже рост, потому что люди ищут новых решений. Это первое, что не всем одинаково. И во-вторых, не всем ясны основания этого кризиса. Там было всем понятно: мы уходим от социализма, уходим от дурацкой иррациональной экономики и должны как-то перестроиться. А теперь почему? Отсутствие ответа - почему обуславливает отсутствие ответа, что делать. И большинство людей все-таки ждут, как наша украинская коллега подчеркнула.

Игорь Яковенко: А вот все-таки существует такое своего рода коллекционирование историй успеха, которые помогают людям получить позитивные примеры стратегии выживания? Вот я перед нашим разговором посмотрел: очень много таких историй успеха в Англии, очень много в Германии, очень много в Америке. Кто-то уволенный с работы начинает создавать свой информационный ресурс в интернете, справочник по парковкам, еще какие-то неожиданные ниши находят люди. И таких историй масса. К сожалению, по России большой информации об успешных стратегиях преодоления кризиса как индивидуального, так и коллективных я не нашел. Их нет или просто никто не занимается их поиском и анализом?

Ульяна Лозан: Я думаю, что они есть и есть достаточно большое количество. Опять-таки пример наш, когда сотрудники решались поменять род деятельности, кто-то работал фотокорром, дополнительно выучил работу видеокамерой, начал работал не только фотокорром, но и оператором. Да, это смежные. Кто-то работал оператором и монтажером, начал писать еще и статьи. То есть люди открывают в себе что-то новое. Да, кризис, да, хочется больше чуть-чуть зарабатывать. Но не стоит вопрос - повысьте мне зарплату, а стоит вопрос – я буду делать еще что-то, я научусь. И в этом есть позитивные примеры. Я думаю, что основная причина нашей страны в том, что нет недостаточной популяризации таких примеров. Просто ее не существует. Потому что в украинском интернете и в украинском информационном пространстве, я с вами согласна, достаточно сложно найти какие-то позитивные моменты, когда можно выходить из кризиса путем внутренних собственных ресурсов. Но опять-таки камень в собственный огород. Потому что, обещаю, будем об этом писать и рассказывать.

Игорь Яковенко: Андрей, у вас в стране существует действительно большой массив вот этих успешных антикризисных стратегий, информация о них?

Андрей Райчев: Если до уровня обычного человека, который исполнитель, да. Он просто переквалифицируется. В стране действует четкая система государственная, европейская, вообще переквалификация - это нетрудно. Но если говорить о бизнесе, к сожалению, это не совсем так. Потому что у нас получился большой и мелкий бизнес. И это по большому счету говоря, бизнес, который занимается экспортом и импортом. У них дела идут плохо, идут объективно плохо, потому что и экспорт падает, и импорт падает, причем во всем мире. Тут переквалифицироваться, конечно, некуда и там идет процесс уцеления. Те, которые умнее, ловчее, не такие жадные, более рисковые игроки, они, конечно, уцелеют с большей вероятностью. В этом смысле тут есть элемент состязания, соревнования, кто останется в живых, остальным придется выйти из позиции бизнесмена и идти в позицию исполнителя, так как они не справились. В этом смысле это даже хорошо, потому что, должен вам сказать, что немножко успех Болгарии последних 10 лет и то, что она шла с темпом 7-8% вверх, он немножко развратил людей и заставил забыть, что жизнь тяжелая вещь и все время надо сражаться. Но знаете, еще ранний этап, трудно говорить, потому что мы только подходим к кризису, он скорее предчувствие, чем реальность у нас.

Игорь Яковенко: Спасибо, Андрей. Я думаю, что такой поиск успешных антикризисных стратегий, историй успеха – это и есть в значительной степени перспектива выхода из кризиса. Выхода, залогом которого является действия каждого из нас.

Ирина Лагунина:
В беседе принимали участие Ульяна Лозан, генеральный директор информационного агентства Интермедиа Консалтинг и болгарский социолог Андрей Райчев. Цикл «Кризис и общество» ведет Игорь Яковенко. На самом деле ни в одной стране нет такой кампании по выживанию, как в Соединенных Штатах. По-моему, на предложениях, как можно на индивидуальном уровне выйти из кризиса, уже сделаны немалые деньги. И какие-то из этих «школ выживания», конечно, шарлатанские, но какие-то – весьма и весьма полезны и профессиональны. О них мы поговорим в серии передач на следующей неделе.
XS
SM
MD
LG