Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Хабаровске проходит саммит Россия-ЕС. Профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, политолог Владимир Гельман считает, что прорыва от него ждать не стоит.

- Между Россией и Евросоюзом есть одна главная, я бы сказал даже, единственная тема, которую невозможно не обсуждать - это поставки российского газа в Европу и все те проблемы, которые с этим связаны.

- Как Брюссель выскажется о новой правовой основе энергобезопасности, которую выдвинул президент Медведев?

- Понятно, что в этих вопросах интересы кардинально расходятся: российские власти стремятся получить максимальную выгоду в качестве монопольного поставщика газа на европейские рынки, Европейский союз, естественно, с этим не согласен и пытается всячески себя застраховать и обезопасить от событий, подобных тем, которые происходили в начале этого года.

На сегодняшний день вряд ли будет найдено какое-то взаимоприемлемое решение, поэтому скорее всего ситуация останется такой же, какой была до этих переговоров: неустойчивое равновесие, которое поддерживается просто потому, что никто не делает резких односторонних шагов.

- Ожидается, что второй темой российско-европейского диалога будет проблема Грузии, Абхазии и Южной Осетии. Как вы думаете, стороны смогут достичь компромисса?

- Здесь тоже есть принципиально разное понимание проблемы. Европейский союз исходит из того, что существует единая Грузия, и не признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Российские власти исходят из того, что Южная Осетия и Абхазия - это как бы независимые государства. Фактически надо понимать, что это территории, аннексированные Россией. И, естественно, здесь трудно ожидать какого-то соприкосновения точек зрения. Конечно, лучше, что по этому вопросу идут переговоры, и они решаются не так, как решались в августе прошлого года. Но ожидать какого-то прорыва, какой-то взаимоприемлемой договоренности не стоит - позиции расходятся слишком далеко.

- Насколько актуальным будет обсуждение вопроса о вступлении России в ВТО?

- Речь идет не о том, вступать или не вступать - понятно, что рано или поздно придется вступать, это вопрос времени, - а о том, сможет ли Россия сохранять какие-то протекционистские барьеры в тех или иных сферах. Этот вопрос носит не международный, а скорее внутриполитический, российский характер, потому что российские власти по внутриполитическим причинам пытаются выстраивать барьеры. Мы видим это на примере автомобильной отрасли, когда российские власти пытаются любой ценой поддержать "АвтоВАЗ".

Скорее всего, будут сказаны какие-то важные и правильные слова о том, что, конечно, в ВТО надо вступать, но до тех пор, пока не будет решена проблема внутри России, трудно ожидать, что будут какие-то прорывы в этом направлении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG