Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжается ли отток капитала из России?


Ирина Лагунина: Отток капитала из России в апреле составил около 2 миллиардов долларов и стал наименьшим с сентября прошлого года, сообщил в среду первый заместитель председателя Центрального банка.
В 2008 году в России был отмечен рекордный до сих пор чистый отток капитала – 130 миллиардов долларов. Прекратился ли он теперь, и, если да, то за счет чего? Об этом мой коллега Сергей Сенинский беседует с московскими экспертами...

Сергей Сенинский: ... Речь идет, конечно, о балансе, то есть о разнице между объемами притока капитала в страну и его оттока. Именно эта разница в пользу оттока оказалась в апреле минимальной за последние семь месяцев. Кстати, к оттоку капитала относятся отнюдь не только прямой ее вывоз или любые переводы за рубеж, но и практически все операции, предусматривающие перевод рублей в любую иностранную валюту. В том числе, когда человек покупает в любом обменном пункте, скажем, 50 долларов, платя за это соответствующую сумму в рублях.
Нынешнее сокращение разницы между оттоком из России капитала и его притоком – это в большей степени результат сокращение самого оттока или, наоборот, расширения его притока в страну? Из Москвы – аналитик инвестиционного банка ВТБ-Капитал Александра Евтифьева:

Александра Евтифьева: Повлияли оба фактора, на мой взгляд, и отток стал меньше, и приток возобновился. Приток стал выше из-за того, что на глобальных рынках продолжалось ралли, был приток и в фонды акций, и в фонды облигаций на российский рынок, поддерживая тем самым общий приток капитала. Во-вторых, отток мог сократиться из-за того, что некоторые компании объявляли о реструктуризации долга и соответственно выплачивали весь долг, который приходился на апрель. Возможно, так же притоку помогла некоторая конвертация населением сбережений в долларах и евро обратно в рубли.

Сергей Сенинский: Сколь значимым оказывается именно последний из упомянутых факторов – резкое сокращение спроса на валюту со стороны как банков или компаний, так и населения и перевод ими существенной части свободных средств из валюты обратно в рубли? Заместитель руководителя аналитического департамента инвестиционной компании "Арбат-Капитал" Алексей Павлов:

Алексей Павлов: Одним из факторов того, что сейчас резко сократился отток капитала, безусловно, является то, что сократился спрос на валюту. Однако не стоит забывать и то, что сейчас увеличился серьезно приток валюты. Нефть дорожала опережающими темпами и сейчас уже 60 долларов, при том, что импорт сжался достаточно сильно. Все это позволяет говорить о том, что торговый баланс на достаточно хорошем уровне находится, и это нам создает приток капитала валюты в страну. Это первый фактор.
Второй фактор, во всяком случае спекулятивные деньги сейчас очевидно приходят в Россию с целью инвестиций в том числе на нашем фондовом рынке. И это второй канал, по которому валюта идет в страну.

Сергей Сенинский: Курс рубля по отношению к бивалютной корзине – из доллара и евро – в последние недели повышался на 5-10 или даже 15 копеек в день. То есть участники валютного рынка активно продавали на нем иностранную валюту, а главным ее покупателем был, соответственно, Центральный банк России, пополнявший таким образом свои золотовалютные резервы.
То есть рубль укреплялся, несмотря даже на недавнюю статистику, которая свидетельствовала о том, что в апреле темы падения промышленного производства в стране оказались максимальными за все время нынешнего кризиса. Но российский валютный рынок этих новостей словно не замечает. Почему? Главный экономист МДМ-Банка Николай Кащеев:

Николай Кащеев: Он не замечает негативных новостей, потому что они его не очень беспокоят. Главное, что беспокоит российский валютный рынок – это цена нефти, которая пока не находится в какой-либо корреляции с падением промышленного производства и так далее. К тому же надо сказать, что негативные новости по падению промышленного производства на самом деле, если посмотреть на них под немножко другим углом зрения, означают пребывание на некоей глубине относительно стабилизации, то есть так же, как во всем мире. Главное для российского рынка – это, безусловно, цена нефти, которая сейчас как раз дает такую динамику, которая позволяет рублю укрепляться.

Сергей Сенинский: Александра Евтифьева, банк ВТБ-Капитал:

Александра Евтифьева: Укрепление рубля может способствовать тому, что люди начнут более активно выходить из валютных сбережений и, в частности, это очень важно для конвертации валютных депозитов в рублевые обратно. Это, с одной стороны, позволит банкам увеличить рублевую депозитную базу. Второе – это то, что если люди действительно начнут выходить из валютных депозитов в рублевые, банки смогут немного понизить ставки по рублевым депозитам, не так сильно конкурируя между собой за привлечение новых депозитов, что тоже будет положительно сказываться на издержках банковской системы и, соответственно, на ставках, которые банки запрашивают по кредитам.

Сергей Сенинский: С одной стороны, на российском валютном рынке вновь проявляется сегодня фактор "дорожающая нефть – укрепляющийся рубль". С другой стороны, в России уже в марте наблюдалось резкое падение спроса на валюту, в результате чего общий его объем оказался меньшим, чем общий объем предложения валюты. На ваш взгляд, какой из этих двух факторов оказывает сегодня большее влияние на российский валютный рынок? Алексей Павлов, компания "Арбат-Капитал":

Алексей Павлов: Я все-таки думаю, что нефть. Потому что наш рубль – это валюта сырьевая, а конкретно – нефтяная. По большому счету долгосрочные тренды динамики нашей валюты всегда зависели от цен на нефть.

Сергей Сенинский: Николай Кащеев, МДМ-Банк:

Николай Кащеев: Эти факторы идут бок о бок и один проистекает из другого. Спрос небольшой на валюту означает то, что в условиях, когда нефть дорожает и на рынках, соответственно, несколько укрепляется рубль, в качестве одного из эффектов имеет то, что спрос на валюту одновременно с тем снижается. Это взаимосвязанные и тесно взаимоувязанные процессы.

Сергей Сенинский: В теории - дорожающая валюта сдерживает экономический рост в той или иной стране, а в условиях кризиса – возобновление этого роста, так как снижает конкурентоспособность национальных компаний, делая их товары дороже. В России сегодня параллельно и рубль укрепляется, и объемы экономики, особенно – промышленного производства, сокращаются. Александра Евтифьева, банк ВТБ-Капитал:

Александра Евтифьева: В принципе укрепление рубля на каком-то небольшом промежутке времени может быть даже положительный, если приведет к тому, что доля рублевых депозитов в банковской системе повысится и банки начнут понижать ставки по рублевым депозитам. И второй момент, который тоже может быть положительным, - краткосрочное укрепление рубля. Более крепкий рубль вреден, скажем так, для промышленности, но положительно влияет на потребление. Хотя падение в промышленности в какой-то степени замедлилось, падение в потреблении все еще продолжается. И у государства может быть какая-то мотивация, чтобы чуть-чуть пристегнуть потребление и рост банковского кредитования, немножко укрепить рубль.

Сергей Сенинский: Сегодня в экономике России, в отличие от ситуации в ней после кризиса 1998 года, практически нет свободных мощностей, простой ввод которых обеспечил тогда стремительный рост импортозамещения. Кроме того, 10 лет назад рубль девальвировался к доллару в 3-4 раза в течение полугода после кризиса, а нынешняя девальвация привела к снижению его курса лишь на 35%. Алексей Павлов, компания "Арбат-Капитал":

Алексей Павлов: Если говорить о производстве, то сейчас ситуация несколько иная, допустим, чем в том же 98 году. Сильная девальвация российской валюты не дает того гандикапа российской промышленности, который был в 98 году. Соответственно и сильное укрепление здесь не так сильно скажется. Может быть больше затронет сырьевых экспортеров, в то время как в целом для промышленности это, конечно, негативный фактор, но я бы не сказал, что это очень сильно негативный фактор. Гораздо страшнее, например, здесь были бы некие позитивные сдвиги на рынке кредитования реального сектора экономики.
Другой неприятный момент здесь: укрепляющийся рубль, наверное, невыгоден российскому государству с точки зрения сбалансированности бюджета. Поскольку укрепляющийся рубль фактически ведет к тому, что дефицит бюджета будет увеличиваться.

Сергей Сенинский: Николай Кащеев, МДМ-Банк:

Николай Кащеев: Теоретически влияет плохо на конкурентоспособность, конечно, национальных производителей, такая динамика национальной валюты склонна к укреплению. Но я думаю, что это не совсем тот случай, который адекватен для нашей экономической ситуации. Потому что Россия отличается тем, что главные ее предложения на внешние рынки – это сырье, в то время как импортируются в основном как раз товары потребления. Повышение курса рубля имеет, с одной стороны, антиинфляционный эффект, с другой стороны, немножко оживляет спрос конечный со стороны домашних хозяйств и, возможно, во второй степени инвестиционный спрос, который пока находится в подавленном состоянии по понятным причинам кризисным. Но поскольку российская промышленность скорее располагается в тех областях прежде всего, где конкуренция с иностранной продукцией достаточно слаба, а прочие ниши занимает в том или ином виде импорт в виде полуфабрикатов или готовой продукции, то укрепление рубля конкурентоспособности, пожалуй, не очень вредит. Тем более это незначительное по сравнению с прошедшей девальвацией укрепление, некоторая коррекция к ней.

Сергей Сенинский: То есть получается, фактор "дорожающая валюта – снижающаяся конкурентоспособность", проявляется в других странах, но - не в России сегодня...

Николай Кащеев: Для России процессы укрепления национальной валюты или ее снижения, скажем так, процесс не столь однозначный, как для многих других стран, которые своей продукцией конкурируют на мировых рынках. Вряд ли можно сказать, что нефть – это тот продукт, который имеет каких-то серьезных конкурентов на настоящий момент. Несмотря на кризисные обстоятельства, предложения энергоносителей – это нечто, что постоянно находит больший или меньший спрос. Но, пожалуй, сильного падения спроса не наблюдается. Поэтому здесь, конечно, говорить о том, что валюта поддерживает какую-то конкурентоспособность российского экспорта или наоборот мешает этой конкурентоспособности, вряд ли можно сказать.

Сергей Сенинский: При этом курс российского рубля, как отметили наши собеседники, определяется в первую очередь динамикой цен на нефть и соответствующими действиями Центрального банка, а не динамикой национальной промышленности и экономики в целом...
XS
SM
MD
LG