Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Похмелкин в программе Владимира Бабурина рассуждает о правах автовладельцев в России


Виктор Похмелкин

Виктор Похмелкин

Владимир Бабурин: На Триумфальной площади в Москве прошла сегодня акция противников повышения пошлин на иномарки, в поддержку директора пензенской компании "Оптимавто" Виктора Мещеринова. Сегодня Верховный суд рассматривал его иск, в котором Мещеринов утверждает, что между постановлением правительства и повышением пошлин на иномарки и федеральными законами есть существенные противоречия.

Напомню, акцию организовала Федерация автовладельцев России. Место для ее проведения было обнесено металлическими ограждениями с узким проходом для участников. При входе все плакаты, которые собравшиеся принесли с собой, внимательно изучала милиция. Плакаты гласили "Власти, запретите что-нибудь себе!", "ГЛОНАСС в унитаз", "Уровень жизни поднимите, а не пошлины". Сам Виктор Мещеринов на пикете не присутствовал. В это время он находился в Верховном суде, который рассматривал его иск. На вопрос корреспондента Радио Свобода – что побудило его обратиться в суд? – ответил: "Я должен отстаивать интересы своего бизнеса. Есть-то хочется, а бизнеса практически не стало". Как утверждает господин Мещеринов и помогавшие ему готовить иск юристы московского представительства Федерации автовладельцев России, постановление правительства № 903 "О повышении пошлин на иномарки" противоречит целому ряду российских законов "О конкуренции", "Об антидемпинговых мерах", "О внешнеэкономической деятельности", "О таможенных тарифах". Верховный суд занял сторону правительства и в иске отказал, что, собственно говоря, не удивительно.

Сегодня в нашей студии председатель Общественного движения автомобилистов России Виктор Похмелкин.

Виктор Валерьевич, а все-таки бывает же, что правительство правильно делает? В нашей последней передаче мы говорили об изменениях в ОСАГО, когда правительство пошло навстречу, что очень удивительно, автовладельцам, автомобилистам. Может быть, действительно, можно сделать нормальную российскую малину? Что меня подвигло на такую мысль? Будучи президентом Российской Федерации Владимир Владимирович Путин ездил на 21-й "Волге". Ясно, что там очень сильно поработали механики. Буквально позавчера прочитал в "Коммерсанте" совершенно замечательную статью Андрея Колесникова о том, как он прокатился на путинской "Ниве". Сам премьер-министр утверждает, что машина вполне с конвейера. Я предполагаю, конечно, что господин Путин несколько лукавит. Но, может быть, все-таки можно сделать машину руками, не тем, чем делают ее сейчас?

Виктор Похмелкин: Вы знаете, есть народные умельцы, которые, как в известном фильме, чахлый "москвиченок" в "Мерседес" превращают. Вне всякого сомнения, можно сделать отдельные экземпляры российских автомобилей, что будет не стыдно. Но если говорить о массовом производстве, о том же самом конвейере, то, увы, надо признать, что мы очень сильно проигрываем, причем, по главным, базовым параметрам – безопасность автомобиля и его качество. Более дешевая цена, которая далеко не всегда достигается, она потом тысячу раз сходит на нет за счет многочисленных ремонтов, сервисного обслуживания. То, что человек, может быть, выигрывает при покупке отечественного автомобиля, он затем теряет на ремонте.

Владимир Бабурин: Можно я все-таки с вами отчасти не соглашусь. Здесь, наверное, надо очень внимательно считать. Российский автомобиль дешевле – раз. Он, конечно, чаще ломается, но он дешевле в обслуживании. Причем, я не понимаю, почему он дешевле в обслуживании. На иномарках просто гайки легче крутятся. Почему механики за работу с русской машиной берут меньше денег, для меня большая загадка. Наконец, последнее, не менее важное, запчасти для русских машин существенно дешевле, чем запчасти для иномарок.

Виктор Похмелкин: Это опять же смотря для каких иномарок. Есть соответствующие аналоги, которые перебивают и по цене обслуживания, и даже по цене продажи. Наш отечественный автопром, что делает каждый раз, когда его поддерживают? Он каждый раз повышает цену. Вместо того, чтобы использовать это конкурентное преимущество, не повышая цену, а, может быть, даже и снижая ее, идет существенное повышение цены и все сходит на нет. Сегодня фактически было объявлено о том, что кредитная программа правительства о поддержке автомобиля до 350 тысяч рублей, в общем, оказалась неэффективной.

Владимир Бабурин: Провалилась она.

Виктор Похмелкин: Я так очень аккуратно говорю. Самое главное даже не в этом. Собственно говоря, почему кто-то за потребителя должен решать – какая машина лучше, причем, делают так достаточно навязчиво, откровенно и в ущерб не только интересам миллионам потребителей, но и целой сферы бизнеса, которая сложилась с поставкой зарубежных автомобилей сюда. Почему-то граждан Российской Федерации разделили на черных и белых. Есть белые, живущие в основном в Приволжском округе и работающие на отечественных автогигантах, которых надо защищать. Нет, слов. Надо защищать. А тех, кто живет на Дальнем Востоке и тоже кормится за счет своего бизнеса, их защищать не надо. Их можно просто под нож пустить такими протекционистскими мерами, уничтожить или свести на нет. Это считается нормально. А потом с высоких трибун говорить – да это, на самом деле, криминал, хотя я прекрасно знаю, как людям это обидно. Это нормальная, честная экономическая деятельность.

Владимир Бабурин: Если померить, где криминала больше и вспомнить, что творилось на "АвтоВАЗе".

Виктор Похмелкин: Совершенно верно. Это обычная демагогия. Все понятно. С другой стороны, все эти люди, которые сейчас страдают (не хочу никого обижать), но отчасти они пожинают и плоды собственной инфантильности. Я помню, какое было у меня общение с ними в начале 2000-х годов – да, что вы, что мы можем сделать, а зачем нам это надо, мы живем спокойно, нас никто не трогает, все замечательно! Они даже слышать не хотели про политику. А наши автоолигархи, те, кто как бы отечественный автопром поставляли, они все про политику понимали. Они знали, кому платить, какие партии поддерживать, с кем работать в правительстве, с кем работать в администрации президента. Они своего добивались. Так что, то, что сейчас произошло – это, в том числе, следствие политической инфантильности людей, занимающихся определенным бизнесом, живущих преимущественно на Дальнем Востоке, которые осознали, может быть, сейчас свои ошибки, свое непонимание, но, увы, уже тогда, когда по российской традиции клюнул жареный петух.

Владимир Бабурин: Я не знаю. Что-то слабо я верю, что осознали, потому что все-таки Россия такая специальная страна, жители которой не видят (и я уверен, что до сих пор не видят) прямой связи между тем, за кого они проголосовали на избирательных участках, и тем, что происходит после этого, и уровнем собственной жизни.

Звонок из Москвы. Сергей, добрый вечер!

Слушатель: Я инвалид II группы. У меня "Ока". Ее сняли с производства и так далее. Купить себе что-либо я не могу. Еще наш глубокоуважаемый Юрий Михайлович сказал, чтобы снести сначала "ракушки-пеналы", а потом "укрытия автомобильные наземные". Куда бедному крестьянину деваться? Я слышал в свое время, что наши моряки из Японии за 200-300 долларов привозили машины. Машины прекрасно ездят, и износа им нет. Я бы с удовольствием взял такую. Но у меня нет никакой перспективы. 122 закон нам все обрезал!

Виктор Похмелкин: Действительно, тяжелая и острая проблема. Надо признать, что наше государство, конечно, мало думает об автомобилистах. Разве что, когда возникает необходимость пополнить бюджет или карманы чиновников, автоолигархов. А уж, что касается отдельных категорий автомобилистов, то здесь, конечно, полное запустение. Вне всякого сомнения, инвалиды-автомобилисты оказываются сейчас в очень тяжелом положении. Хотя, на мой взгляд, должна быть специальная программа в государстве. В каждом регионе, может быть, она должна быть. Это не такие уж большие деньги, если посмотреть. Вообще, если говорить о поддержке в условиях кризиса кого бы то ни было, то нужно поддерживать надо не производителей, а потребителей. Надо поддерживать автовладельцев, чтобы они могли нормально приобретать машины. Причем, поддерживать с учетом определенных категорий, с учетом особенностей, в том числе особенностей физических, физиологических.

Отдельная тема была затронута – политика московских властей по отношению к автомобилистам. Это полное безобразие, конечно. Формально сносить "ракушки" основание есть, но, на мой взгляд, предшествовать сносу "ракушек" должна была четкая политика по существенному расширению парковочных мест в Москве – паркингов наземных и подземных, охраняемых автостоянок. Причем, опять дифференцировано, в зависимости от категории автовладельца. Ничего этого нет.

Владимир Бабурин: То, что делается в Москве, я не знаю во всех это районах или только в некоторых, когда сносятся "ракушки" бывших владельцев заставляют заключать договор с одной единственной организацией, которая делает пластиковые крыши. И по такому странному стечению обстоятельств, хозяйка этой самой фирмы, которая делает эти самые пластиковые крыши и, вообще, очень много пластиковых вещей, супруга очень одного крупного московского чиновника.

Виктор Похмелкин: Надо же какие совпадения бывают в этой жизни. Кто бы мог подумать! Увы, это так. Хотя по Градостроительному кодексу и по закону города Москвы, ни один новый дом не должен сдаваться, если он не оборудован достаточным количеством парковочных мест. И цены запредельные. Я знаю, что очень многие паркинги просто пустуют, потому что там запредельно высокие цены. Причем, они привязаны к стоимости жилья, что совершенно непонятно. Почему, собственно, стоимость подземного гаража по дому, должна быть адекватной стоимости того, что находится над землей. Это совершенно разные вещи. Эти паркинги стоят пустыми, а цены растут на них. Поразительная вещь. Я это наблюдал в целом ряде московских домов. Творятся странные, совершенно дики вещи, абсолютно не рыночные, не экономические, но ни все становятся понятными, как только мы вспомним про очень высокий уровень… Хотел сказать определенное слово, но вспомнил, что Юрий Михайлович Лужков очень любит обращаться в суд по отношению к людям, которые это слово употребляют. Скажем так, уровень злоупотреблений должностных очень-очень высоких… Это проблема всех регионов, но в Москве, конечно, где огромное количество автомобилей, который, несмотря на кризис, все равно растет. Одна из страшных московских проблем, кстати, порождающая и пробки, и угоны автомобилей и много чего еще – это то, конечно, что абсолютно отсутствует нормальная и четко ориентированная политика в области строительства парковочных мест. В этом смысле, конечно, радиослушатель абсолютно прав. Эта проблема не только его. Но здесь "Оку", может быть, даже и легче разместить с учетом ее габаритов, чем какую-либо другую машину. Я просто наблюдаю московские дворы, во что они превратились. Это, конечно, близко к катастрофе.

Владимир Бабурин: "Будучи в Тольятти, на вопрос рабочих – какая у него машина? – господин Путин ответил "Нива". В декларации об имуществе и доходах премьер забыл о такой мелочи как машина, спохватившись, недавно премьерская "Нива" была продемонстрирована всему миру. До каких пор народ будут считать быдлом?". Не знаю, насколько риторический этот вопрос.

Виктор Похмелкин: Насчет того, какая машина у президента или премьер-министра. Я в свое время где-то года два назад был на "АвтоВАЗе" и встречался с руководством, в том числе, у меня был большой разговор с директором по производству "АвтоВАЗа". Это фактически ключевой человек, который отвечает за весь конвейер. Я спросил: "Какая машина у вас?" От ответил честно: "На работу езжу на "десятке", а не на работу – на "Крайслере" 300-м", - сказал он мне. Есть то, что надо предъявить людям, обществу, рабочим "АвтоВАЗа". Очень удобно, тем более, что там есть льготная программа реализации этих автомобилей для своих работников. Но как только надо что-то сделать для себя… В общем, Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич и многие другие наши руководители на работу ведь ездят не на "нивах" и не на "волгах". Мы знаем, на каких автомобилях они ездят.

Владимир Бабурин: Борис Немцов еще в бытность свою вице-премьером пытался пересадить чиновников на отечественные автомобили. Затея эта у него с треском провалилась. Когда он был уже уволен из правительства, я его спрашиваю: "Почему не сложилось-то? Вроде поначалу все пошло – аукционы. Перепугался народ, стал пересаживаться". Говорит: "Ельцин виноват". Я говорю: "Ты что, с ума сошел совсем! Ельцин-то тут причем?" "Ты, действительно, прав. Стали пересаживаться чиновники, особенно, те, которые помельче, средние и даже те, которые покрупнее. А Борис Николаевич продолжал ездить на "Мерседесе". Все решили, что им тоже можно".

На самом деле вопрос очень важный. Великая держава – да, конечно, страна, которая владеет ядерных оружием. Члены ядерного клуба автоматически причислены к великим державам. Почему-то не ведется другой статистики, что великие державы – это страны, у которых есть собственное автомобилестроение. Их наберется немногим больше, чем тех, у которых есть собственное ядерное оружие. Представить себе, что президент США поедет вдруг на "Мерседесе" или президент Франции не на французской машине, а итальянский премьер не на итальянской, просто невозможно! А российские руководители спокойно ездят на иностранных машинах.

Виктор Похмелкин: Коль скоро это так, то это означает, что наши руководители, на самом деле, признали и смирились с полным поражением нашего автопрома, с полным его кризисом и крахом. Вот показатель. Не принятие постановления в поддержку, а именно этот момент. Значит, они полностью смирились и ни на что не рассчитывают, хотя здесь мог бы быть и промежуточный вариант. Хорошо, вы езжайте на иномарках с учетом того, что на наших автомобилях ездить, конечно, очень и очень неудобно, но хотя бы собранных на территории России. Сейчас уже есть такие.

Владимир Бабурин: Многие депутаты, когда задаешь вопрос – а вы на чем ездите? – я езжу на немецкой машине, но она сделана в Калининграде.

Виктор Похмелкин: Это последние несколько лет. А в мое время (14 лет я был депутатом Госдумы) простые депутаты ездили на "Волгах". Имеется машина, которая тебя перевозит куда-то. Не было закрепленных машин, но парк, который обслуживал депутатский корпус, были "Волги". Так что, в этом смысле у депутатов все нормально. Сейчас пересадили на "Фольксвагены". То, что руководители наши и крупные чиновники ездят на шикарных иномарках представительского класса, это, конечно, дурной вкус. Это просто показывает, что мы, действительно… Можно много говорить про патриотизм, а вот таким поведением демонстрировать, что на самом деле престиж страны не столь очевиден и важен для вас. Вы предпочитаете собственный комфорт.

Владимир Бабурин: Здесь я могу сделать два вывода. Поправьте меня, если вдруг я окажусь неправ. Либо они так не считают по непонятной причине, Ну, не считают так и все. Ездят на "Мерседесе" и не считают, что наносят этим ущерб престижу страны, которую возглавляют. Либо им абсолютно наплевать на наше с вами мнение и на мнение еще порядка 130 миллионов человек.

Виктор Похмелкин: Я допускаю и то, и другое. Но тогда, извините, дорогие друзья… Я даже с пониманием отнесусь, по крайней мере, к первому, если не понимают или даже игнорируют это. Но тогда оставьте это право и за 130 миллионами остальных граждан. Почему вы остальным-то навязываете определенного рода продукцию, коль скоро сами на глазах у всей страны сделали свой выбор и сделали его не в пользу отечественного автопрома. Это лицемерие! Признали, что автопром наш проиграл навсегда, что мы по этому разряду перестали быть великой державой или не смогли ею стать. Что ж… Это нормальная и честная позиция. Здесь нет ничего страшного. Не можем же мы претендовать на лидерство в производстве телевизоров или компьютеров. Понятно, признали, что все – здесь мы безнадежно отстали. Признали еще и по этому параметру, по этой позиции. Что делать?.. Все-таки 70 с лишним лет советской власти чего-то, да стоят. За это надо расплачиваться. Вот и расплачиваемся. Но тогда будьте честными. Не надо левой рукой делать одно, а правой – другое. Вот это уже, прямо скажем, издевательство над собственными гражданами и думать, что они это не заметят и не оценят действительно, на мой взгляд, большая ошибка.

Владимир Бабурин: То самое постановление № 903 "Заградительные пошлины". Вы согласны с тем, что изложил в своем иске Мещеринов - Закон о конкуренции, об антидемпинговых мерах, о внешнеэкономической деятельности, о таможенных тарифах? Вы как юрист видите нарушения?

Виктор Похмелкин: Да, тут есть правовая позиция. Ее можно защищать в суде, хотя можно выставить позицию и с другой стороны. Во многих странах, гораздо более продвинутых в правовом отношении, чем мы, правительства периодически прибегают к протекционистским мерам. Есть такое право у органов исполнительной власти. Меня в данном случае не юридическая сторона волнует. Тем более что исход этой битвы ясен. У нас сегодня судебная система полностью зависит от исполнительной власти. Ни одного решения против нее не примет, а уж тем более, когда речь идет о таком принципиальном вопросе. Я не согласен с политикой. Даже если это юридически правомерно, скажем, я категорически против политических аргументов в пользу подобного рода решений. У меня позиция более радикальная. Я считаю, что правительство, которое принимает такое решение, пусть оно даже тысячу раз юридически выверенное, это решение нарушает по факту серьезные социальные интересы. В качестве такого антисоциального решения правительство, принявшее его, должно уходить в отставку.

Владимир Бабурин: Эдуард из Москвы, добрый вечер!

Слушатель: Добрый вечер! У меня такая реплика и вопрос. Мы говорим о том, что президенты даже великих стран ездят на машинах собственного производства, а наши не ездят. Вот праздник у нас, допустим, 7 ноября, или 1 мая, или 1 января. В этот праздник попадает либо суббота, либо воскресенье. Получается, что праздник вроде бы для всего народа, для всего государства. Государство говорит – давайте праздновать. А если вы будете праздновать, то мы вам дадим отгул еще за то, что попало на субботу. Получается праздник для государства, а для народа – одолжение сделаем.

Владимир Бабурин: Я не понял связи между автомобилями, на которых ездят президенты великих держав.

Слушатель: Начиная с Ельцина, когда отделили народ от государства в праздниках даже.

Владимир Бабурин: В каком смысле отделили народ от государства?

Слушатель: Народу дают отгул за то, что попадает праздник на субботу или на воскресенье.

Владимир Бабурин: Закон такой.

Слушатель: А почему такой закон?

Виктор Похмелкин: В общем, здесь защита трудовых прав граждан. Я согласен, что государство у нас очень многое делает за счет народа, в ущерб его интересам. Это правда. Но данный конкретный пример не считаю удачным. Потому что человек имеет право на определенное количество выходных дней в году. Если выходной попадает на праздник, который так и так является выходным, получается, что на один, на два или на три дня у человека будет меньше.

Владимир Бабурин: В Советском Союзе не позволяли. Если три дня подряд, то один давали в счет отпуска.

Виктор Похмелкин: Да, но это вопрос о гарантиях трудовых прав граждан. А в трудовые права входит, в том числе, и право на отдых. Поэтому я думаю, что все-таки подавляющее большинство российских граждан как раз согласны с подобного рода практикой. Будет очень сильно возражать, если изменят.

Владимир Бабурин: На самом деле, может быть, отчасти слушатель и прав. Помню, как раз во время этих длинных новогодних праздников наблюдал такую сцену в магазине. Стоит удивительно мрачного вида человек и говорит: "Что это такое?! (А время 3-4 января). Сколько можно отдыхать! У меня деньги уже вчера кончились!" Так что, Эдуарда, я думаю, можно понять.

Виктор Похмелкин: Ну, это уже другая проблема. Просто это проблема – как люди проводят свое свободное время. Тут уж с этим ничего не поделаешь. Если человек не умеет его проводить, если у него все удовольствия – это выпивка, и "подумать об стопке водки и обдать кого-нибудь по морде", как Бабель писал, 1-2 дня - неважно, он будет так проводить свое свободное время. А человек, который ценит свое свободное время, он будет проводить его по-другому. Это вопрос как бы культуры воспитания, а не того, как мы формирует выходные и праздничные дни.

Владимир Бабурин: На неожиданную тему мы вышли. Может быть, Сергей из Химок вернет нас на автомобильную стезю. Добрый вечер, Сергей!

Слушатель: Добрый вечер! Автомобили и бензин, как правило, не разделимы. Кто-нибудь может, вообще, в этой стране побороть цены на этот бензин? Я знаю, что в США дешевле, чем у нас.

Владимир Бабурин: А теперь дороже. Вот с тех пор, как подскочил доллар, в Америке стал немножко дороже.

Слушатель: Немножко, но они все-таки покупают, а не производят. А мы все-таки производим бензин. У нас же своя нефть. Мне все это очень сильно непонятно. Да, и не только мне. Можно как-то разъяснить ситуацию?

Виктор Похмелкин: Отличный вопрос. Я вам сейчас дам совершенно четкий и конкретный ответ. Я вас адресую к последней крупной пресс-конференции председателя правительства Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Это телевизионная пресс-конференция, которая была, если не ошибаюсь, в конце прошлого года или в начале этого. Там, на этой пресс-конференции, ему был задан вопрос, который вы сейчас и задали. Собственно, почему в нефтяной державе цены на бензин все время растут даже тогда, когда падают цены на нефть? Хотя, когда цены росли, нас уверяли, что следствием этого роста является и увеличение цен на бензин. Почему сейчас они не снижаются, так как в остальном мире этот процесс происходит? На что Владимир Владимирович Путин совершенно честный сказал, за дословность не ручаюсь, но мысль передаю абсолютно точно. Он сказал следующее, что мы будем поддерживать наши нефтяные компании, потому что они дают очень большие средства в бюджет. А за счет этих бюджетных средств мы решаем социальные проблемы малоимущей части населения. Тем самым, председатель правительства совершенно четко дал понять, на кого это правительство опирается: на две категории наших граждан - на крупный бизнес (нефтяной бизнес, сырьевой бизнес) и на малообеспеченную социально-незащищенную часть населения. А оплачивать все это должен средний класс, то есть мы с вами как автомобилисты должны платить за бензин ту цену, которую он не стоит для того, чтобы поддерживать нефтяные компании. А за счет их деньги перераспределять в пользу малоимущих. Это абсолютно честная позиция, с которой я, конечно, не согласен. У меня другая точка зрения на то, как надо защищать и чьи интересы надо защищать в нашей стране. Но просто все люди должны развеяться. Владимир Владимирович абсолютно честно и открыто сказал, что его правительство и дальше будет поддерживать политику высоких цен на бензин, потому что у него на этот счет есть свои ориентиры. А дальше делайте выводы.

Я еще раз говорю – меня такое правительство не устраивает, но я за легитимные способы его смены. Потому что, повторяю, все заявлено, не скрывая, не лукавя. До этого было такое лукавство – да, мы бы рады снизить, но не получается, а теперь все понятно, что это не потому, что мы не умеем и не хотим, а как раз наоборот, потому что правительство очень четко сориентировано, во всяком случае, его председатель четко сориентирован на определенные социальные интересы.

Владимир Бабурин: Я только один вывод могу сделать. Я в студенческие годы Ленина так не мог близко к тексту цитировать, как вы премьера цитируете.

Виктор Похмелкин: Потому что таких вопросов очень много задается мне. Наверное, мне надо было уже выучить наизусть.

Владимир Бабурин: У меня было ощущение, что это практически…

Виктор Похмелкин: Очень дословно. Самое главное, я, действительно, с уважением отношусь к этой позиции премьера, хотя я с ним категорически не согласен, но она высказана честно.

Владимир Бабурин: В конце марта Владимир Путин приехал на "АвтоВАЗ" и пообещал заводу господдержку в 3 миллиарда долларов. Говорят, что когда Путин только собирался в Тольятти, он хотел дать всего 10 миллиардов рублей. В журналистскую среду прошла такая утечка. Причем, даже не "живых" денег, а госгарантии по кредитам, которые "АвтоВАЗу" еще предстояло привлечь, чтобы сделать кризис с убыточной отчетностью. Вы знаете, как все это делается. А на самом деле прозвучала другая цифра – 3 миллиарда долларов. И обещание господина Путина было сразу же воспринято как сам факт перевода денег на счета "АвтоВАЗа" с последующим закапыванием их понятно куда. Тогда высказался президент Дмитрий Медведев, который на тот момент оказался в Лондоне. И вдруг напомнил, что тратить бюджетную поддержку, в том числе, на бонусы топ-менеджеров не допустимо. Вот он так просто сказал, кому-то погрозил пальчиком. На "АвтоВАЗе" отреагировали моментально! Был подготовлен публичный релиз об отмене бонусов для своих топ-менеджеров. Что это такое, Виктор Владимирович, объясните мне, пожалуйста, если вы так близко к тексту цитируете премьера?!

Виктор Похмелкин: В данном случае это не просто высказывания. Это разногласия двух первых должностных лиц в стране по принципиально значимому вопросу. Другое дело, что не надо их прятать, за всякими эвфемизмами скрывать. Надо опять же честно говорить, что есть такая-то позиция, есть такая-то позиция, а президент, в данном случае, должен одернуть правительство и сказать – извините, уважаемый Владимир Владимирович, при всем уважении и благодарности к вам, но я как президент и гарант Конституции не могу принимать решения, которые идут вразрез с нашим Основным законом и с Бюджетным кодексом. Вот это была бы в данном случае нормальная и честная позиция без всяких экивоков. Традиция вылавливать в речах вождей какой-то тайный, скрытый смысл у нас еще с советских времен. Хотя, казалось, что за 90-е годы можно было бы от этого избавиться. Не хватает открытости, честности, публичности. Тем более, как продемонстрировать разногласия? Это нормальные живые люди. Президент и премьер – живые люди. Они могут ошибаться, крамольную вещь сказал, но они могут ошибаться, а значит и справлять ошибки. Один другого поправлять, в том числе, может. Почему нет? И мы можем поправлять их, в конце концов. Мы на то и граждане, которые их выбирали.

Владимир Бабурин: А как история продолжалась, помните? Счетная палата сразу пообещала проверить использование бюджетных средств. Моментально просто возбудилась, страшно совершенно.

Виктор Похмелкин: А до этого им это в голову не приходило.

Владимир Бабурин: К октябрю 2009 года мы все проверим. А деньги завод должен был получить до 2012 года. Далее. Алексей Кудрин, министр финансов, предположил, что эти деньги будут конвертированы в контрольный пакет акций завода. Но оперативнее всех сработала Генеральная прокуратура после такого сигнала из Лондона, которая тут же прислала на "АвтоВАЗ" требования отчитаться за использование бюджетных средств. Естественно, получила ответ – а деньги пока не пришли, поэтому и отчитываться не за что.

Виктор Похмелкин: Еще неизвестно – придут ли вообще.

Владимир Бабурин: Как говорил один из героев Александра Аркадьевича Галича – такая вот дурацкая история.

Виктор Похмелкин: Беда-то еще и в том, что нет, к сожалению, политики в стране. Нормальной последовательной политики. Заявлено, провозглашен некий курс. В рамках этого курса что-то делается. Понятно, что тактика может меняться, но стратегические цели соблюдаются. Этого ничего нет. Отсюда и скачки. Вчера ни о какой поддержке "АвтоВАЗа" и речи не было. Наоборот! Ведь никто не отменил, кстати, концепцию развития отечественного автопрома до 2012 года. Она была принята еще при Михаиле Касьянове. Она не отменена, она действует. Там и близко, конечно, ничего нет ни о каком протекционизме. Кстати, вполне нормальная концепция, взвешенная, учитывающая многие наши реалии. Так вот, не отменяя этой концепции, правительство приняло уже кучу решений, идущих вразрез с ней. Вот вам, пожалуйста, вопрос о политике. Я не о том, что надо следовать концепции как догме, но вы тогда ее измените. Вы объявите, что вы изменили, отменили, приняли новую, но жить совсем без концепции, без стратегии, без какого-то целеполагания, на мой взгляд, просто уважающее себя государство и правительство не может позволить. А мы это делаем сплошь и рядом!

Владимир Бабурин: Как бы хватает плана Путина – "Победа России". Вполне достаточно.

Виктор Похмелкин: Да. Хотя кто бы мне все-таки сказал и объяснил, что такое – план Путина, особенно, когда перестали говорить об удвоении ВВП. Тут я еще понимал – если план, то это удвоение ВВП. Сейчас перестали об этом говорить, понимая, что не очень реально. Тогда что? Отмена губернаторских выборов?

Владимир Бабурин: Виктор Владимирович, вы мне невнимательно слушаете или читать не умеете. План Путина – это "Победа России". Вот и все.

Виктор Похмелкин: А, да, прошу прощения! В общем, тогда в известной мере план Путина уже реализуется, если учесть победу России на недавнем чемпионате мира по хоккею.

Владимир Бабурин: Да, и два раза подряд уже.

Виктор Похмелкин: (Смеется) Да.

Владимир Бабурин: Звонок из Москвы от Дмитрий, добрый вечер!

Слушатель: Здравствуйте! По бензину хочу вас спросить. Я слышал, что в Америке все автомобильные налоги включены в стоимость 1 литра топлива. Не считаете ли вы, что это справедливо? 5 литров у тебя, 7 литров двигатель. Ты подъехал к колонке заправился и оплатил сразу все налоги. Уходят сразу вопросы пенсионеров, инвалидов, которые, может быть, выезжают в год один-два раза, а должны заплатить этот налог? Может быть, вам что-то известно на эту тему? Считаете ли вы, что это было бы справедливо?

Виктор Похмелкин: Спасибо. Я многократно выходил с этой инициативой и в Госдуме, и в правительство. Могу сказать, что есть совершенно конкретный человек, который категорически против подобного предложения. Практически именно он является тормозом сегодня реализации этого предложения. Фамилия этого человека – Кудрин. Он министр финансов Российской Федерации. Он и его ведомство решительно против подобного рода меры. Кстати, в других ведомствах и министерствах к этому относятся с большим пониманием. Почему? Сказать и объяснить трудно. Тем более что это предложение существенно облегчает жизнь и налоговым органам. Одно дело гоняться за транспортным налогом за 30 миллионами автовладельцев, кстати, собираемость этого налога 50 процентов всего, не выше, или десятки тысяч автозаправок проконтролировать. Это гораздо легче, гораздо проще.

Владимир Бабурин: Кстати, американскую систему слушатель довольно точно изложил.

Виктор Похмелкин: Да, принципиально так. В некоторых странах и ОСАГО включают в цену за бензин. Тем самым, решаются многие вопросы. Тут есть единственная реальная проблема – это проблема транспортных предприятий, организаций. Они попадают в тяжелую ситуацию. Но для них можно установить как бы отдельные налоговые ставки, из этой системы их вывести. Поэтому я горячий сторонник вашего предложения. Много лет пытаюсь его пробить. Пока министром финансов является господин Кудрин, к его мнению прислушиваются и председатель правительства… Понятно, что это министерство самое авторитетное в правительстве. Когда речь идет о налоговых вопросах, обойти его просто нельзя, если вопрос стоит так – либо такое решение, либо отставка министра. В данном случае, предпочитают сохранить министра, министерство, но не внедрять это предложение. Хорошо, что в данном случае позиция обозначена. Есть человек, который несет ответственность за то, почему это решение не принимается.

Владимир Бабурин: Владимир из города Люберцы пишет: "С ценами на бензин и на прочее только один путь – национализация и, в первую очередь, в энергетике – нефть, газ, электро. И поставить во главе министерств и государства честных людей – не воров и не мошенников. Это важно". Сказочный выход.

Виктор Похмелкин: Да. В общем, все про национализацию и про социализм – это все хорошо в сказке. Сказок много. Как только до жизни доходит, сразу выясняется – либо невозможно, либо такая гадость получается, что хуже не придумаешь.

Владимир Бабурин: Кстати, про социализм. Помните, когда начиналась перестройка, всем казалось, что вот сейчас уберут коммунистов и все будет замечательно. Тем более перед глазами стоял пример Германии, которая в это время объединялась. А пример был очень яркий. В западной части, где не было коммунистов и социализма, хотя социализма там было выше крыши, только он был нормальный – делали БМВ, "Мерседесы", "Фольксвагены" и даже "Опели", которые немцы за машину не считали, но для жителей Советского Союза это был верх мечты. А в восточной части, где правили коммунисты, делали пластиковые трабанты и варбурги. Вот варбург был просто вершиной мечты для жителей Восточной Германии. Когда все то объединилось, коммунистов в восточной части убрали, они перестали делать трабанты и варбурги, а тоже стали делать "Мерседесы", БМВ и прочие вполне приличные автомобили. А в Советском Союзе не получилось, хотя сначала Михаил Горбачев на ВАЗе сказал, что через 10 лет "вы должны стать законодателями мировой автомобильной моды". Потом Путин это повторил. Не стали. Почему?

Виктор Похмелкин: Кстати, был шанс, на мой взгляд. Понятно, что в годы советской власти многое было сделано для того, чтобы не развивался нормально автопром. Просто тоталитарный советский режим исходил из того, что главным транспортом страны должен быть железнодорожный, еще отчасти, может быть, водный.

Владимир Бабурин: Нет, главным должен быть танк.

Виктор Похмелкин: Да, но я не говорю про то, на чем ехать до других стран. А автомобиль – это роскошь, а совсем не средство передвижения, во всяком случае, для конкретного советского человека. На потребительский рынок эта отрасль промышленности никогда не была ориентирована. И вот, когда вдруг рыночные отношения неожиданно возникли, обрушились в ходе революционного перелома стали формироваться, была возможность, в этот период закрыв свой рынок от поступлений иномарок, принять серьезные протекционистские меры по отношению к собственному автопрому. В начале 90-х такой шанс был. Как, скажем, сейчас это реализует Китай. Но пошли по другому пути. Рынок был открыт. Иномарки хлынули на этот рынок. Одновременно был бешеный спрос на продукцию отечественного автопрома в тот период. Люди столько лет мечтали об этих "Жигулях". И вот есть возможность свободно купить, не в очереди стоять, а свободно купить!

Владимир Бабурин: Я прекрасно это помню.

Виктор Похмелкин: Бум был. А что нам там еще делать? Рассуждали тогда наши автоолигархи, кто владел тогда этим автопромом. Да, вот оно как. А то, что очень скоро иномарки стали вытеснять наши советские машины, особенно этот процесс пошел с Дальнего Востока, где они и по цене выигрывали с учетом всех транспортных издержек и качестве – все! Дальше выяснилось, что к конкурентной борьбе мы не готовы, а подготовиться не смогли, не использовали это время. Увы, за то, что наш автопром сейчас безнадежно встал, мне кажется, винить надо тех, кто был у руля государства.

Владимир Бабурин: Безнадежный или навсегда?

Виктор Похмелкин: И безнадежный, и навсегда – как угодно. Я с печалью и болью об этом говорю, но так оно и есть. В начале 90-х все-таки шанс был, хотя его было достаточно трудно реализовать. Так что, проблема в том убрали коммунистов или не убрали, а в том, что была некая эйфория – да, все само собой…

Владимир Бабурин: А разруха оказалась как всегда в головах. Все понятно. Из Брянской области у нас звонок от Николая, добрый вечер!

Слушатель: Всем добрый вечер! Вы сказали, что вы не согласны с тем, что правительство якобы защищает интересы обездоленных. Выходит, что этого не надо делать. Так за чьи же интересы правительству следует защищать?

Владимир Бабурин: Виктор Валерьевич, не говорил, что он осуждает то, что правительство не защищает интересы обездоленных. Может быть, я прослушал?

Виктор Похмелкин: Я просто поясню. Может быть, меня неправильно поняли! Речь шла о ценах на бензин. Я привел слова Владимира Путина о том, что правительство и дальше будет поддерживать достаточно высокие цены на бензин, потому что за счет этого выигрывают нефтяные компании. А нефтяные компании поставляют большие деньги в бюджет, а за счет этих денег мы поддерживаем, сказал Владимир Путин, малообеспеченную часть населения. Я сказал, что не согласен, что малообеспеченную часть населения надо защищать, поддерживая высокие цены на бензин. Тем более если говорить по существу, то это никакая не защита. На самом деле, то, что вы доплачиваете людям, съедает инфляция. А инфляция у нас начинается с цен на бензин. Каждый новый виток цен на бензин создает новый рост цен. Потому что то, что вы получили в качестве прибавки к пенсии, к зарплате, к пособию, у вас это тут же сжирает инфляция. Поэтому, на самом деле, на мой взгляд, самая эффективная борьба за интересы малоимущих – это все-таки снижение инфляции, снижение цен на бензин в первую очередь. Вот о чем идет речь.

Но у Владимира Путина другая точка зрения на этот счет. Потому что в этой цепочке еще, кстати говоря, оказываются нефтяные компании. А это очень важно. Нефтяные компании – это главные спонсоры партии "Единая Россия". Это не секрет, это факт. Это реальность. Понятное дело, что какие-то решения принимать в ущерб им, этим интересам партии, находящейся у власти, сложно. Я никого не осуждаю. Это нормальная практика, когда политическая партия поддерживает своих спонсоров. Весь вопрос – а избиратели, голосующие за эту партию, все ли понимают, все ли сознают, кого на самом деле они поддерживают, голосуя за нее? Вот, собственно, и все. Поэтому Владимир Путин честно об этом сказал, а мы должны честно и разумно делать выводы из сказанного.

Владимир Бабурин: Город Королев, Валерий Аркадьевич, добрый вечер!

Слушатель: Здравствуйте! Лукавство, конечно, есть. Те, кто борется с инфляцией, я за них голосовать не буду. Они корни инфляции не убирают. Вот Михаил не даст мне сорвать, я уверен, потому что он дружит с головой и с наукой. Ведь известно, что нельзя ассигнациями топить топку. Помните, Михаил?

Владимир Бабурин: Кто из нас Михаил?

Слушатель: Сколько у нас переделов, пусть уважаемый гость скажет, чтобы получать конечный продукт из нефти? Это преступление то, что сейчас творится с расходованием нефти и не производить из нее на собственной территории ничего! По такой схеме спасать обездоленных – это больше, чем лукавство.

Виктор Похмелкин: Вот с этим совершенно согласен! Собственно, это то, о чем я говорил. Кроме того, конечно, есть отработанные, апробированные меры борьбы и с инфляцией, и с ценами на бензин. Рыночные меры, кстати, без всякой национализации, которыми пользуются цивилизованные страны. Например, то, что активно применяется в Америке. Стратегические сырьевые запасы. Это как с валютой.

Владимир Бабурин: Для меня это большая загадка. Много раз был в Америке, причем, иногда подолгу. Подъезжаешь – цены сегодня дороже на 10 центов, завтра дешевле на 5 центов, чем было вчера. Реально!

Виктор Похмелкин: Потому что там за этим следят. Как Центральный банк. Если, например, он заинтересован в том, чтобы поддержать рубль, он, соответственно, выбрасывает доллары на рынок и так далее. Также и здесь. Хотите снизить цены на топливо, выбрасывайте дополнительные запасы. Хотите наоборот поднять их – забирайте, попридержите. Антимонопольные меры, биржевая торговля нефтепродуктами, да много еще чего! Практически ничего из этого, кроме, может быть, отдельных антимонопольных мер, которые, как комариные укусы для этих нефтяных компаний. Ничего другого, собственно говоря, в государстве не делается. Кроме того, еще у нас аховая ситуация с производством нефтепродуктов. У нас очень мало заводов на территории Российской Федерации, недопустимо мало. Они работают по устаревшим технологиям.

Владимир Бабурин: В Москве же нет, а про другие регионы я просто не говорю, я как-то заправился под Костромой, еле до Москвы доехал. Даже в Москве отсутствует четкий контроль над качеством бензина. А у столичного Департамента природопользования эту функцию забрали. Оперативники из ГУВД регулярных проверок не проводят. У них другие методы зарабатывать. При этом, по словам юристов, ваших коллег, доказать в суде, что машина сломалась по вине некачественного бензина не то, что чрезвычайно сложно, практически невозможно.

Виктор Похмелкин: Это, действительно, практически невозможно, потому что очень трудно представить соответствующие доказательства. Я вот критиковал московскую власть, а сейчас хочу поддержать Департамент природопользования. Там хоть что-то делалось. Я видел, что там реальная заинтересованность была у руководителя этого Департамента – навести здесь порядок разными методами кнута и пряника, но все-таки бороться с паленым бензином. Очень печально, что их отстранили от этого. На мой взгляд, это означает, что просто те мафиозные структуры, которые наживаются на некачественном бензине, возобладали в этой борьбе.

Владимир Бабурин: И победили.

Виктор Похмелкин: Пока на данном этапе – да, к сожалению.

Владимир Бабурин: Ирина пишет: "А я думаю, что правильно повысили пошлины. Пусть наш народ не забывает, где он живет. Качество "Жигулей", качество нашей мебели, качество наших колбасок – это все одно и то же. Единственное, что продукты, купленные за границей – это третьесортные продукты. Если мы все начнем потреблять иностранное, мы совсем забудем, где живем". Ну, что ж. Не будем забывать, где живем. Спасибо.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG