Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газовый конфликт: тайна 7-го числа


Газ без труб такая же нетоварная субстанция, что и трубы без газа

Газ без труб такая же нетоварная субстанция, что и трубы без газа

Накануне саммита Россия-Евросоюз в Хабаровске вновь обострилась полемика на тему газовых поставок из России в Европу через Украину. Москва заморозила вопрос выделения Украине кредита в 5 миллиардов долларов, и заподозрила "Нафтогаз Украины" в финансовой несостоятельности, о чем и предупредила европейских партнеров.

Ситуацию для Радио Свобода прокомментировал киевский эксперт, руководитель энергетических программ центра "Номос" Михаил Гончар.

- Действительно, все так плохо у "Нафтогаза Украины"?

- Думаю, что это, скорее, очередная попытка Москвы представить желаемое за действительное. Хотя я не стал бы приуменьшать украинские проблемы и скрашивать финансовое состояние "Нафтогаза". Оно стабильно тяжелое. Но и заявления о том, что сегодня-завтра "Нафтогаз" рухнет также не соответствуют действительности.

- Эти предположения основываются на докладе киевского Центра экономических исследований. Можете прокомментировать этот документ?

- Логичнее было бы обратиться к его авторам и к руководителю этого центра, господину Бородину, который связан с бывшим руководством "Нафтогаза" и энергетического сектора Украины, поэтому считать этот доклад объективным очень трудно. Проблема состоит в том, что нефтегазовый сектор на Украине, действительно, весьма непрозрачен. И это делает возможным появление такого рода докладов. "Нафтогаз" не может убедительно опровергнуть такие оценки. Но говорить о проблеме так, будто они приведут в реальном времени к банкротству "Нафтогаза" не приходится. По одной простой причине: это государственная компания, правительство использует традиционные механизмы для поддержания этой компании на плаву через соответствующие преференции в части уплаты налогов, через соответствующие аспекты финансовой помощи по расчетам с привлечением кредитных ресурсов украинских банков. Конечно, это не может продолжаться бесконечно, потому что бюджет не бездонная бочка. .

- Аргументация оппонентов "Нафтогаза" основывается, в частности, на том, что пришло время заполнять подземные газохранилища, на что требуется 4 миллиарда долларов, которых у Украины нет. В связи с чем Европа в опасности. И отказ в предоставлении кредита Россией тоже выглядит частью этой интриги.

- Конечно. На самом деле, финансовая проблема носит ситуативный характер, и ситуативным же путем она будет и решаться. Стратегическое же решение вопроса, если уж Россия так беспокоится о европейской энергетической безопасности, я полагаю, не в том, чтобы дать Украине кредит, за который все равно рано или поздно надо будет рассчитываться, а в том, чтобы пересмотреть уровень тарифов на транзит и на хранение газа в украинских подземных хранилищах газа в сторону увеличения. Потому что договоренности 19 января текущего года, они зафиксировали, по сути, дискриминационный подход в отношении НАК "Нафтогаз". То есть цены на газ для нас стали европейскими, а, соответственно, тарифы на транзит законсервированы на том уровне, на котором они были. И вот теперь российская сторона начинает говорить о банкротстве "Нафтогаза". Но это является в значительной степени следствием этих диспропорций. И понятно, что, если в основе лежит добрая воля российской стороны, выход из положения следует искать именно здесь.

- Но некоторые эксперты уже предупреждают: если раньше кризисы возникали раз в год, то теперь риск катастрофы возникает 7-го числа каждого месяца, когда приходит очередной срок расплаты Украиной за поставленный газ.

- Разговоры о 7-м числе каждого месяца ведутся исключительно в медиапространстве и инспирируются либо "Газпромом", либо руководством России. Тем не менее, 7-е число уже не раз наступало, и расчеты производились. Поэтому здесь мы просто снова имеем дело с приближением с очередного 7-го числа. Конечно, если каждый месяц нагнетать страсти, то создается соответствующая атмосфера. И в Брюсселе, конечно, не следят столь тщательно за тем, что происходит ежедневно и еженощно в российско-украинских газовых отношениях, но они видят, что там есть проблемы, и поэтому они просто дистанцируются от газового импорта с Востока. И цифры первого квартала говорят сами за себя. Потребление газа в Европейском союзе сократилось незначительно - менее 3 процентов, а импорт из России газа упал наполовину. Европейскому союзу, в принципе, без разницы, кто виноват - Россия или Украина. Конечно, "Нафтогаз" в силу своего меньшего потенциала не выдержит раньше, но и "Газпром" от этого не выиграет.

- Нынешний всплеск страстей приурочен к хабаровскому саммиту?

- Конечно, и это подтверждается высказываниями российского президента накануне Хабаровска. Возьмем хотя бы последние заявления по поводу того, что "Южный поток" должен быть включен в разряд приоритетов Европейского союза. Собственно говоря, этим и подтверждается версия одной из основных причин газового кризиса зимой 2009 года, что Россия пытается протолкнуть недостаточно обоснованные экономически проекты маршрутов поставки российского газа в Европейский союз. И если "Северный поток" зафиксирован в числе таких приоритетов уже несколько лет тому назад в рамках энергодиалога, то "Южный поток" таких перспектив не имеет.

- То есть, Украина становится жертвой полемики России с Евросоюзом?

- Я бы уточнил: жертвой пропагандистской игры со стороны России. Я не вижу никакой пропаганды со стороны Европейского союза. В конечном счете, и Европейский союз, и бюрократы в Брюсселе - как бы объекты информационной обработки со стороны Москвы. Потому что когда российский президент заявляет о том, что, мол, Россия не должна отчитываться перед Евросоюзом за то, что произошло на пути газа в Европу, это выглядит очень наивно. Потому что Евросоюз - тот главный потребитель, который платит деньги за газ. А российский газ, который в Сибири, это не товар, это некая физическая субстанция, которая становится товаром, за который платят хорошие деньги, только соединившись с транспортной услугой, предоставляемой Украиной. Вот мне кажется, этого в Москве не понимают. Точнее, понимают, но не хотят признавать.

- Почему на этом фоне не слышны украинские контраргументы? И вообще, создается впечатление, что Украина не хочет или не может вести контригру.

- Во-первых, на Украине нет вот министерства пропаганды при НАК "Нафтогазе", как это есть при "Газпроме", скажем так – и это хорошо. Во-вторых, что плохо, власть на Украине занята совершенно другими делами. Начинается предвыборная президентская гонка, и другими вопросами, включая газовый, занимаются между прочим. Поэтому мы не видим консолидированной позиции власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG