Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Хабаровске завершился саммит Россия - Евросоюз


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Александр Гостев: В Хабаровске сегодня завершился саммит Россия - Евросоюз. На нем российский президент Дмитрий Медведев и представители Европейского Союза обсуждали проблемы энергетики, детали нового соглашения о партнерстве ЕС и России, а также поделились взглядами на программу ЕС "Восточное партнерство". Тему продолжит мой коллега Данила Гальперович.

Данила Гальперович: Дмитрий Медведев, встречаясь в Хабаровске с "евротройкой" - президентом председательствующей в ЕС Чехии Вацлавом Клаусом, председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу и представителем ЕС по внешней политике и безопасности Хавьером Соланой - выглядел несколько ершистым. Он явно хотел донести до собеседников свою позицию по некоторым вопросам, не стесняя себя дипломатическими формулировками и подчеркивая свою откровенность напористым тоном. Это было видно даже в официальной части саммита, о которой рассказывает из Хабаровска Алексей Минин.

Алексей Минин: Как и предполагалось, основной темой встречи стало взаимодействие в преодолении финансового кризиса. Как отметили участники встречи, и в частности, российский президент, пока все нюансы кризиса никто не понял. Однако работа по выходу из него будет продолжена. Не менее важной темой стали вопросы энергетической безопасности Европы. Дмитрий Медведев подтвердил позицию России по поводу Энергетической хартии.

Дмитрий Медведев: Я специально для наших коллег подчеркнул, могу еще раз об этом сказать, что Россия не является участником Энергетической хартии и не собирается участвовать в Энергетической хартии в действующей ее редакции. Россия не является участником Договора к Энергетической хартии и не будет им пользоваться.

Алексей Минин: В свою очередь глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу принял во внимание позицию России и выразил готовность европейских стран к дальнейшей работе в этом направлении.

Жозе Мануэль Баррозу: В то же самое время мы понимаем, что Россия готова участвовать в процессе обсуждения некоторых предложений по пересмотру Договора к Энергетической хартии. В том, что касается проблемы нарушения поставок, мы, конечно, надеемся, что этого не произойдет вновь.

Алексей Минин: В то же время, говоря о проблемах с поставками газа в Европу, которая также была затронута на саммите, Баррозу выразил надежду на то, что подобные проблемы не повторятся в будущем. В свою очередь Дмитрий Медведев, отвечая на вопрос журналистов, напомнил, что Россия выполняет свои обязательства и требовать каких-то обещаний и заверений не стоит.

Дмитрий Медведев: Никаких заверений Российская Федерация не давала и давать не будет. Чего ради?! На нашей стороне никаких проблем нет. У нас все в порядке и с газом, и с исполнением наших обязанностей. Заверения пусть дает тот, кто обязан платить за газ. И вот здесь есть возможность для того, чтобы нормальным образом сотрудничать.

Алексей Минин: В ходе саммита выработана совместная оценка хода реализации "дорожных карт". Была затронута и тема евроатлантической безопасности, включая инициативу России о заключении Договора о европейской безопасности. Серьезное внимание было уделено ставшему уже традиционным обмену мнениями по Афганистану, Пакистану, ядерной программе Ирана, ближневосточному урегулированию, конфликтам в Европе. В целом, по словам участников встречи, они довольные ее результатами.

Данила Гальперович: Кроме энергетики и горячих точек планеты, Дмитрий Медведев разговаривал с "евротройкой" о программе ЕС "Восточное партнерство", в которой участвуют 6 стран бывшего СССР. Российский президент беспокоится, что дружить будут против Москвы.

Дмитрий Медведев: Что, скажу откровенно, смущает - это то, что для некоторых государств или некоторыми государствами, со стороны некоторых государств это партнерство воспринимается как партнерство против России. Я не имею в виду, конечно, руководство Евросоюза и наших партнеров, которые присутствуют за этим столом. Речь идет о других государствах. Но вот мы не хотели бы, чтобы "Восточное партнерство" превратилось в партнерство против России.

Данила Гальперович: Президент Чехии Вацлав Клаус поспешил развеять сомнения Дмитрия Медведева.

Вацлав Клаус: Мы постарались разъяснить президенту Медведеву, что сама идея "Восточного партнерства" позитивна. Она "за", а не "против" кого-то и определенно не против России. Я думаю, что нам удалось дать понять президенту Медведеву, что это наше искреннее убеждение.

Данила Гальперович: Ни о чем конкретном на саммите в Хабаровске по большому счету не договорились. Сроки заключения нового договора о партнерстве России и ЕС не определены, по поводу газа из России, идущего через Украину, Евросоюз по-прежнему беспокоится, а инициативу Медведева о заключении нового договора о европейской безопасности, если и обсуждали, то журналистам об этом ничего не сказали. Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов убежден, что довольно жесткий тон, который поддерживался Дмитрием Медведевым в его общении с представителями ЕС - это его собственная позиция, у которой, без сомнения, будут последствия.

Александр Коновалов: Я бы все-таки эти заявления связывал с тем, что Медведев в данном случае, как мне представляется, в основном, говорит то, что думает. Энергетическую хартию мы не будем ратифицировать ни под каким видом. Дворкович изложил соображения о том, как ее надо модернизировать, а он-то, вообще, говорил о новом подходе к энергообеспечению, к энергобезопасности Европы, который как раз и должен состоять в том, что должен быть выработан какой-то порядок, равно учитывающий интересы и ответственность стран-производителей, транзитеров и потребителей. Это тоже мысль не чуждая самому Медведеву, а никак не навязанная. А ершистость, если она была, на мой взгляд, больше всего чувствовалась тогда, когда он говорил об Украине. Он говорит - Украина в хартии, ратифицировала, а что толку? Каждый делает, что хочет и никак за это не отвечает. У него до сих пор, конечно, неприятный осадок. Мы, может быть, не очень остроумно решили заворачивать вентиль, но уж коль скоро мы завернули, имея для этого достаточные юридические основания (не хорошо воровать, в конце концов), мы оказались в результате монстрами, которые хотят заморозить Европу. А Украина - жертва нашей энергетической политики. Я считаю, что это тоже в России не дорассчитано, что неизбежным последствием того, что она делала на Украине, ее поведение в нынешней политике, будет обязательная диверсификация источников получения энергоносителей и поисков альтернативных видов энергоносителей. Это уже пройденная точка невозврата. Этот процесс будет развиваться. Газопроводы и нефтепроводы будут строиться на максимально альтернативной основе для того, чтобы не зависеть от одного крана, от одной трубы. В общем, Россия подтолкнула такие процессы, которые, может быть, и вызревали экономически, но еще лет 10, может быть, не трансформировались в практические действия и инвестиции. А теперь как селевой поток - накопилось и сошло. Вот теперь сошло.

Данила Гальперович: Очевидно, что после "горячей" войны с Грузией и "холодной" войны с Украиной Россия так и не восстановила доверительные отношения с Евросоюзом, которые были у нее еще три-четыре года назад. Обе стороны предпочитают оставаться без ясных договоренностей по ключевым вопросам, чтобы разрешать кризисы, не будучи связаны формальными обещаниями друг другу.
XS
SM
MD
LG