Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему экологи по-прежнему бьют тревогу по поводу строительства в Сочи


Ирина Лагунина: «В 2008-2009 гг., безусловно, произошли позитивные сдвиги в учете мнения общественности при подготовке к проведению Олимпийских игр в г. Сочи», - говорится в документе, который в начале мая подготовили совместно две экологические организации – Гринпис России и Фонд дикой природы. Однако практическое выполнение «правильных» решений, по мнению экологов, оставляет желать лучшего. А строительство наиболее дорогостоящего и масштабного объекта олимпийской программы – совмещенной железной и автомобильной дороги «Адлер-Красная Поляна» ведётся вообще без экологической экспертизы, отмечается в документе. Подробнее о том, почему экологи бьют тревогу по поводу Сочи, рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В середине мая эксперты МОК побывали в Сочи – для того, чтобы оценить, какими темпами ведется строительство Олимпийских объектов, и соблюдается ли при этом экологическое законодательство. Никаких громких заявлений со стороны международных экспертов после этого визита не последовало. Российский вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий Олимпиаду, оценил процесс подготовки на «четверку», и пообещал, что все спортивные объекты будут построены в срок. Скорее всего, так и произойдет – ведь, по информации российских экологов, большая часть сооружений возводится без экологической экспертизы, то есть с нарушением природоохранного законодательства. С одной стороны, власть делает вид, что прислушивается к экологам – их приглашают на совещания, посвященные Олимпиаде, включают в различные рабочие группы по вопросам экологии, но на деле большинство требований защитников природы не выполняется. Говорит руководитель российского отделения Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин…

Игорь Честин: Строительство пока ведется в основном объектов инфраструктуры и объектов, которые застраивают частные инвесторы, это «Газпром» в первую очередь, то, что сейчас в основном происходит. И идет подготовка к строительству в Имеретинской низменности, в прибрежном кластере олимпийском. То, что действительно касается объектов горного кластера, который нас достаточно сильно беспокоит, там основная проблема, на наш взгляд, это низкое качество документации, в ходе подготовки которой не были проведены необходимые эколого-экологические изыскания в полном объеме. Соответственно, не спроектированы необходимые меры компенсационные и не заложены технологические решения, которые могли бы помочь минимизировать воздействие на окружающую среду. На сегодняшний день согласовано техническое задание на проведение этих изысканий. В принципе рекомендована компания, которая могла бы провести эти изыскания. Но, к сожалению, проектировщики пока не заключают с ними договоров, видимо, рассчитывая на то, что они смогут проскочить через экологическую экспертизу без проведения дополнительных изысканий. Это, на наш взгляд, главная проблема на сегодняшний день, именно низкое качество проектной документации. Сейчас готовится распоряжение правительства о том, что экологическая экспертиза для олимпийских объектов будет возможна не только на стадии строительства, но и на стадии рабочей документации. То есть это означает что в принципе проектную документацию, если изыскания будут проведены, можно будет скорректировать на более поздней стадии, но все-таки до начала строительства.

Любовь Чижова: А за что вы больше всего опасаетесь? Я знаю, что Имеретинке птицы могут погибнуть.

Игорь Честин: Не только птицы, там очень много краснокнижных растений, там много достаточно краснокнижных животных, помимо птиц, таких как греческая черепаха, малоазиатские тритоны и так далее. То есть там достаточно богатое место. И в Имеретинской низменности главная проблема состоит в том, что там с самого начала предполагалось создать орнитологический парк, но то, как он показан на генеральном плане города Сочи, совершенно не устраивает специалистов. Потому что с одной стороны он представляет из себя не единую территорию, а несколько отдельных участков, а с другой стороны один из самых ценных участков, как выяснилось в марте месяце, мы там были и посещали Имеретинскую низменность, один из ценных участков, прилагаемых к этому парку, он на самом деле уже сдан в аренду, причем на совершенно законных основаниях, то есть у пользователя есть все документы необходимые. Каким-то образом эта информация оказалась не отражена на генеральном плане города Сочи. Там ведутся активные работы, одно озеро уже запустили, его нет больше. Разрыв между декларациями, которые сплошь и рядом бывают хорошие, некоей политической волей руководства и тем, что происходит на месте на самом деле, он очень большой. Вот этот разрыв необходимо ликвидировать.

Любовь Чижова: У вас была возможность пообщаться с членами Международного Олимпийского комитета, которые побывали в Сочи не так давно?

Игорь Честин: Они не выезжали никуда на территорию, они работали исключительно в гостинице и встреч с экологами у них не было запланировано.

Любовь Чижова: Насколько вообще экологический аспект строительства Олимпиады волнует МОК?

Игорь Честин: Я думаю, они волнуют их ровно в той степени, насколько широко эти вопросы обсуждаются в западных средствах массовой информации.

Любовь Чижова: Вы довольны тем, как власти сейчас с вами взаимодействуют?

Игорь Честин: Я бы сказал, что действительно созданы все необходимые механизмы взаимодействия. Это надо отметить, что это беспрецедентная ситуация в нашей стране, когда при реализации такого крупного проекта в общем-то создано несколько советов, несколько постоянно действующих координационных совещаний, где участвуют представители общественных организаций. Это есть и в Минприроды, это есть и в госкорпорации «Олимпстрой». Проблема состоит в том, что от того, что решено и до того, что выполнено, получается очень долгая дорога.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель российского отделения Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин. Один из самых больных вопросов Олимпиады в Сочи – строительство объектов на территории заповедника «Западный Кавказ», который входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Там планировали построить автомобильную дорогу на хребет Псехако, после активного выступления защитников природы строительство вроде бы заморозили, но вот сейчас у экологов вновь возникли опасения, что его возобновят. Сотрудники Экологической вахты по Северному Кавказу направили тревожные письма в адрес международных организаций – ЮНЕСКО, ЮНЕП и МОК, с просьбой вмешаться в ситуацию и не допустить строительства дороги… Об этом в интервью Радио Свобода рассказал руководитель Экологической вахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха….

Андрей Рудомаха: В конце апреля мы провели инспекцию общественную в районе строительства горнолыжного комплекса ООО «Газпром», расположенного на хребте Псехако. В ходе этой инспекции стало известно, что вновь возродилась идея строительства дороги через территорию Кавказского заповедника. То есть это старая идея, ее давно лоббирует компания «Газпром», чтобы построить эту дорогу. То есть эта дорога им нужна для того, чтобы обойти построенный «Газпромом» элитный рекреационный комплекс и в обход него пустить транспортный поток наверх, на хребет Псехако. То есть проект этот вступает в грубое противоречие с требованиями законодательства российского, согласно которому строительство дорог в заповедниках строго запрещено. И когда в прошлом году Владимир Путин принял решение, чтобы не строить водозабор в этом районе, он тоже сказал, что нельзя строить на территории заповедников.

Любовь Чижова: Андрей, а чем угрожает заповеднику эта дорога?

Андрей Рудомаха: То есть это деградация природных комплексов, территория станет хозяйственно освоенной – это в природном отношении. А в правовом отношении создает прецедент открытого нарушения законодательств, что отразится на всей системе заповедной.

Любовь Чижова: Вы говорили, что возобновилась эта история со строительством дороги.

Андрей Рудомаха: Эта идея вынашивалась очень давно, уже несколько лет «Газпром» хочет, чтобы дорога была построена именно так. Мы уже поднимали этот вопрос и вроде бы было снято с повестки дня. То есть если на старых схемах эту дорогу рисовали, то потом перестали рисовать. И особенно после слов Владимира Путина в прошлом году тоже уже казалось, что вопрос об этой дороге не может стоять, потому что водозабор гораздо менее опасен, чем дорога. Раз было решение водозабор не строить в заповеднике. Там еще начали строить мост через реку Лаура заповедную. Мы написали везде, и строительство после этого прекратилось, мост недостроенный так и стоит. Сейчас, когда мы узнали, что планы такие существуют вновь, мы стали поднимать документы и оказалось, что дорога прошла экспертизу технологическую. Эта дорога включена в проект лыжного комплекса, она является составной частью. И вот этот лыжный комплекс с подъездными дорогами прошел экспертизу, получено положительное заключение. То есть фактически сейчас уже есть правовые основания, чтобы строить дорогу. Мы решили, что только ЮНЕСКО может нам помочь.

Любовь Чижова: А как вы считаете, с какими еще нарушениями ведется строительство олимпийских объектов в Сочи?

Андрей Рудомаха: Незаконно строится совмещенная автомобильная дорога на Красную поляну, вообще без экспертизы экологической. Это самый дорогостоящий и крупнейший проект Олимпиады. То есть это вообще общая практика строить до того, как получена экспертиза. Вот эта совмещенная дорога на Красную поляну начала строиться, когда проекта не было, когда не закончены изыскания. То есть фактически с белого листа, ничего не имея в окончательном виде, начали строить. Вот эта спешка, стройки Олимпиады нереальные. До 14 года построить с соблюдением экологических требований практически невозможно. И возникает такая вилка: сроки требуют строить быстрее, а делать быстрее с соблюдением законодательства просто невозможно.

Любовь Чижова: Можно заключить, что хотя все это строительство ведется с нарушением закона, оно все равно будет вестись?

Андрей Рудомаха:
Мы надеемся, что в отдельных случаях удастся, в отношении участка через заповедник, я уверен, что все-таки он не будет строиться. Тем более даже есть неофициальная информация, что ЮНЕСКО проявила очень большой интерес к этой проблеме. Мы их информировали и до приезда и во время приезда мы отправили официальное письмо. Я думаю, что этот участок, им придется как-то по-другому дорогу строить, не через заповедник.

Любовь Чижова: Это был Андрей Рудомаха из экологической вахты по Северному Кавказу… Михаил Крейндлин из российского отделения Гринпис говорит об ущербе, которое уже нанесло природе Кавказа олимпийское строительство…

Михаил Крейндлин: Во-первых, это касается реки Мзымта, которая является основной водной артерией значительной части города Сочи и Красной поляны. Там совершенно бесконтрольно идет, по крайней мере, шла до последнего времени. Сейчас не сильно улучшилась ситуация. Забор грунта прямо из реки для строительных целей, строительства портов, строительства дорог. Несмотря на то, что всеми органами, прокуратурой признано, что это незаконно, тем не менее, остановить этот этап так никто и не смог. Наиболее проблемный объект – это строительство совмещенной автомобильной и железной дороги Адлер – Красная поляна, строительство уже начато, при этом нет ни нормальной проектной организации строительства, ни, естественно, не прошел экологическую экспертизу. Тем не менее, сейчас идет строительство, в том числе и на достаточно ценных природных территориях, в местах, где есть риск уничтожения ценных видов растений, возможно каких-то других видов. Сейчас точно сказать нельзя, потому что оценки воздействия, экспертизы по ним не проводилось. Вновь возникшие планы строительства дороги через территорию заповедника к комплексу Псехако, который никакого олимпийского значения не имеет, просто «Газпрому» не хочется, чтобы эта дорога проходила через его поселок, хотя по всем планам и проектам она проходит именно там.

Любовь Чижова: Насколько я понимаю, основная претензия экологических и природоохранных организаций к строительству олимпийских объектов то, что они строятся без экологической экспертизы. А кто сейчас на государственном уровне может в этом помочь или государство не будет следить за этим особо?

Михаил Крейндлин: На словах оно за этим следит. Более того, эту позицию нашу мы передали и в МОК, и в ЮНЕСКО. И я надеюсь, что эти международные организации окажут давление на российские власти, потому что сами они адекватно явно реагировать не могут. Этим должен заниматься и Росприроднадзор, и прокуратура, во все эти органы наши коллеги обращались, но пока эффекта никакого. Все признают, что есть нарушения, но на этом все останавливаются. К сожалению, даже те объекты, которые экологическую экспертизу проходили, они нас тоже не полностью устраивают. По большинству объектов нашим коллегам, которые участвовали в качестве экспертов в работе этих комиссий, приходилось писать отрицательные заключения в силу некачественно подготовленных материалов. Просто там до смешного. Пресловутый биатлонный комплекс еще не проходил экспертизу, поэтому нет однозначного, по крайней мере, нам неизвестно, его месторасположения. Тем не менее, все дороги, подъездные пути к нему уже на экспертизу представлялись. С нашей точки зрения, это, во-первых, маразм, когда на экспертизу предоставляются подъездные пути, а инфраструктура непонятно, есть ли там. Есть же вариант, что биатлонный проект получит отрицательный результат в этом месте, а дороги к нему практически строятся.

Любовь Чижова: Рассказывал Михаил Крейндлин из российского отделения Гринпис. По официальным данным, бюджет Олимпиады 2014 года в Сочи превышает 200 миллиардов рублей. Эта сумма не включает расходы на компенсацию ущерба, наносимого природе. И у многих экологов это вызывает как минимум недоумение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG