Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калуга – как защитить права беженцев из Средней Азии


В эфире Калуга, Ирина Шульга:

Калужская область привлекательна для мигрантов - всего в 180 километрах от столицы, есть возможность найти работу и относительно недорогое жилье. Не секрет, что и область нуждается в рабочих руках мигрантов. Учитывая этот взаимный интерес, все должно было бы складываться благополучно. Но, к сожалению, во всякой бочке меда присутствует ложка дегтя. Взять, к примеру, всего два дела. Первое касается семьи из Таджикистана Абдисамадовых. Рассказывает правозащитник Любовь Масеева:

Любовь Масеева: На территорию Калужской области приехала несколько лет назад семья Абдисамадовых – это мама, папа и дочка. Они узбеки, бывшие жители Таджикистана. Приехали в Россию, конечно же, не от хорошей жизни, они потеряли жилье. Им просто негде было жить в Таджикистане. С 2003 года они благополучно работают в России, платят налоги, регистрируются, получают разрешение на работу. К сожалению, в этом году случилось так, что их дочь Мультабар не успела оформить разрешение на работу и воспользовалась услугами фирмы, как она считала легальной, в городе Обнинске под названием "Центр переводов и помощи мигрантам". Фирма оказалась недобросовестной, выдала ей липовую миграционную карту, из-за чего Мультабар была арестована и посажена в спецприемник для депортации.

Ирина Шульга: Кроме того, девушка не замужем и по своим национальным обычаям она должна жить с родителями. Она узбечка, но ранее проживала в Таджикистане, то есть являлась этническим меньшинством в стране своего исхода. Говорит мама Мультабар:

Мама Мультабар: Ей некуда идти. У нас нет там ни жилья, ни родственников. Моя мама умерла, папа умер, она со мной сейчас здесь живет, мы семьей сюда приехали.

Ирина Шульга: Суд, принимая решение о выдворении Мультабар, не учел то обстоятельство, что ее семья проживает на территории России. Ее отец – Абдисаматов Закиржон – пенсионер, легально проживает на территории Калужской области, имеет разрешение на работу и трудится на Обнинском предприятии "Ной", а ее мать Абдисаматова Курбаной – больна и в настоящее время проходит лечение в городе Обнинске. У ее родителей она - единственная дочь, вместе с которыми проживает на территории России. Суд не учел то обстоятельство, что в случае выдворения ее за пределы России, она не имеет права на возвращение в Россию в течение пяти лет. Тем самым она будет лишена, во-первых, возможности жить в своей семье, а, во-вторых, ей совершенно не к кому ехать в Таджикистан.
И второй случай. 12 мая при посещении спецприемника для задержанных, правозащитники стали очевидцами такого события. Несколько дней назад в спецприемник при УВД по постановлению Калужского районного суда была помещена семья Мирзалиевых - бабушка и муж с женой, кормящая грудью мать. Они граждане Узбекистана, подвергнутые административному наказанию. Ребенка у семьи отобрали непосредственно у входа в помещение спецприемник. По словам дежурных, ребенка поместили в больницу (какую именно ни матери, ни отцу, ни бабушке не сообщили). Отец ребенка содержится отдельно от своей жены. У самой Мирзалиевой, камера № 2 Калужского спецприёмника, начался мастит, так как должной медицинской помощи она не получает (её наблюдает только фельдшер). Мирзалиевы и ее родственники плохо говорят по-русски. Им непонятно, почему забрали их ребенка, почему муж содержится отдельно от жены и на какой срок их "посадили"? А ведь речь идёт не об осужденных к лишению свободы, а всего лишь об административно задержанных. Говорит Любовь Мосеева:

Любовь Мосеева: Судья выносит постановление, не исследуя всех фактов и не проводя никаких проверок. Это поставлено на поток.

Ирина Шульга: Правонарушений со стороны мигрантов могло бы быть на много меньше, если бы миграционные службы помимо оформления бумаг и выявления нарушений проводили консультационные работы. Создание общественно-консультативного Совета при УФМС Калужской области запланировано еще в прошлом году, но воз и ныне там.
XS
SM
MD
LG