Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Распространение свиного гриппа. Всеобщая неизбежность?


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов и профессор-вирусолог Даниил Голубев.

Юрий Жигалкин: Вирус свиного гриппа распространился к концу прошлой недели в более четырех десятков стран, включая Россию. Число зараженных и погибших возросло в Соединенных Штатах, несмотря на то, что совсем недавние признаки ослабления вспышки гриппа. Эта данные тревожат специалистов. Слово - Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Согласно оперативным данным Всемирной организации здравоохранения, опубликованным в конце минувшей недели, сегодня в мире отмечено 11168 случаев заболевания вирусом H1N1 и 134 летальных исхода. При этом обращает на себя внимание то, что в то время как в Мексике на почти четыре тысячи больных приходится 75 смертельных случаев, в США из почти шести тысяч заболевших скончались девять. Чем можно объяснить такую диспропорцию? С этим вопросом я обратился к известному эксперту профессору медицины Университета Нью-Йорка Марку Сигелу (Marc Siegel).

Марк Сигел: Это можно объяснить либо тем, что число официально зарегистрированных заболеваний в Мексике значительно ниже реального, либо это подтверждение известной особенности вирусов состоящей в том, что распространяясь от человека к человеку, они часто теряют свою вирулентность и поражающую силу. Третье возможное объяснение - в том, американская система здравоохранения лучше мексиканской. Вместе с тем даже, при, возможно, заниженных показателях заболеваемости в Мексике, смертность от этого вируса низка, что указывает на ослабленность данного вируса.

Аллан Давыдов: Обычно пожилые люди входят в группу повышенного риска заболевания гриппом. Но на этот раз такой группой является молодежь. Средний возраст заболевших - 25 лет. Как это объяснить?

Марк Сигел: Здесь в определенной степени проявляются особенности реакции людей старшего поколения на другие вирусы, подобные нынешнему вирусу. Эта группа вирусов циркулировала до 1957 года. Соответственно у многих, кто родился до этого года, к таким вирусам выработался полный или частичный иммунитет. Люди помоложе, никогда не подвергавшиеся воздействию тех вирусов, лишены подобного иммунитета, и для них риск инфицирования выше.

Аллан Давыдов: Можно ли сегодня сделать какие-то выводы о том, насколько смертоносен вирус H1N1 по сравнению с сезонным гриппом?

Марк Сигел: Все что пока известно - это то, что H1N1 является более мягким, чем вирус сезонного гриппа. Анализ его молекулярной структуры и степени воздействия на человека указывают на его низкую вирулентность. То есть, он не является в такой степени смертельно опасным как некоторые штаммы сезонного гриппа. Нужно еще какое-то время, чтобы убедиться, насколько это верно. При любом гриппе наибольшую озабоченность всегда вызывает отсутствие иммунитета у некоторых людей. Это заболевание отличается непредсказуемостью. Вот почему мы пытаемся держать его под контролем.

Аллан Давыдов: Всемирная организация здравоохранения заявляет, что для создания вакцины против вируса H1N1 понадобится от 5 до 6 месяцев. Почему для этого требуется столько много времени?

Марк Сигел: Потому что для создания вакцины до сих пор используется совершенно устаревшая технология середины прошлого столетия, основанная на инфицировании вирусом куриных эмбрионов. Нам необходимо быстрее внедрять технологию получения вакцин на основе клеточной культуры. Такие вакцины можно быстро производить в большом объеме. Они по своему антигенному составу более приближены к циркулирующим штаммам и имеют повышенную иммунногеность. Но процесс пока идет медленно.

Аллан Давыдов: Сказал профессор медицины университета Нью-Йорка Марк Сигел.

Юрий Жигалкин: Явная жизнестойкость нового вируса, неугасающая вспышка в Соединенных Штатов и плавное расползание его по миру дает все больше поводов говорить о потенциальной пандемии, считает профессор-вирусолог Даниил Голубев.

Даниил Голубев: Это и есть признак распространения пандемического варианта вируса. Всегда именно так и происходило и во время сингапурской эпидемии 1957 года, и во время гонконгской пандемии 1968 года. Начиналось где-то в одном месте, как правило, летом, и оттуда распространялось по всему миру от человека к человеку заражение. Особенно опасным является (и Всемирная организация здравоохранения этого более всего боится) распространение его на Южное полушарие. Потому что в Южном полушарии начинается сезон гриппа. Самое главное, что ожидается возможное домутирование этого вируса в процессе циркуляции, превращение его в более вирулентную форму, так как это было во время "испанки" 1918 года. Весной в Северном полушарии была сравнительно легкая заболеваемость, а потом он осенью вернулся с юга и со всей силой ударил по США, в частности, когда погибло 0,5 миллиона человек.

Юрий Жигалкин: Что для вас будет признаком начала пандемии?

Даниил Голубев: Первый случай массовых тяжелых заболеваний, гибели так, как это было, повторяю, во время "испанки" 1918 года. К сожалению, проявления такого рода будут очевидны, если не предотвратить это самыми энергичными мерами. Судить о том, что началась пандемия, по результатам будет очень тяжело и трудно.
XS
SM
MD
LG