Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мир обеспокоен северокорейскими испытаниями ядерного оружия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович, Ирина Лагунина.

Андрей Шарый: Совет безопасности ООН ночью с понедельника на вторник обсудит ситуацию в связи с ядерным испытанием в Северной Корее на экстренном заседании. Министерство обороны России подтвердило факт ядерного испытания в КНДР и мощность заряда, согласно данным российской стороны, составила от 10 до 20 килотонн. Страны Запада выступили с резким осуждением Северной Кореи. Американский президент Барак Обама призвал мировое сообщество к решительным действиям. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун назвал испытания угрозой всему миру. Россия так же выразила обеспокоенность.

Данила Гальперович: С тем, что нужно собирать экстренное заседание Совета безопасности ООН, согласились все его постоянные члены. При этом президент США Барак Обама сделал достаточно жесткое заявление, сказав, что северокорейские испытания представляют угрозу для всего международного сообщества. Российский МИД был гораздо осторожнее - сначала находящийся в Бейруте министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что все надо проверять.

Сергей Лавров: Мы, естественно, озабочены сообщениями о том, что КНДР произвела взрыв ядерного устройства. Мы, естественно, полагаемся так же на необходимость перепроверить эти сообщения, в том числе средствами национального сейсмического контроля. Полученные данные оперативно анализируются, после этого будем делать выводы.

Данила Гальперович: Российские военные оказались откровеннее дипломатов. Говорит начальник пресс-службы Министерства обороны Александр Дробышевский.

Александр Дробышевский: Службой специального контроля Министерства обороны Российской Федерации на территории КНДР, это 80 километров северо-западнее города Килджу, зарегистрирован подземный ядерный взрыв мощностью от 10 до 20 килотонн.

Данила Гальперович: Позже и МИД России выступил увереннее, заявив, что Пхеньян нарушил резолюцию Совета безопасности ООН. Самая обеспокоенная реакция последовала из Японии, где генеральный секретарь Кабинета министров страны Такео Кавамура объявил о создании специального антикризисного штаба.

Такео Кавамура: Если Северная Корея действительно осуществила ядерные испытания, это стало явным нарушением резолюции Совета безопасности ООН, с которым мы не можем смириться. Мы совместно со всеми заинтересованными государствами, в том числе в Совете безопасности ООН, предпримем решительные ответные шаги.

Данила Гальперович: Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Георгий Мирский полагает, что соседи Северной Кореи сидеть, сложа руки, не будут.

Георгий Мирский: Конечно, Корея не собирается сбрасывать атомную бомбу, допустим, на другую часть Кореи, на Южную Корею или на Японию. Конечно, нет. Но, где может быть гарантия? Можно себе представить, какое сейчас настроение там. Я думаю, что и Япония, и Южная Корея могут начать работу по созданию собственной атомной бомбы: раз Северная Корея имеет, то для страховки… Так же, как это было с Индией и Пакистаном, сначала одни начали работы, другие, увидев это, тоже начали работы и почти одновременно они создали атомные бомбы для страховки. Так и здесь может быть. А это означает, что вообще вся концепция неприсоединения ядерного вся сейчас рассыпалась.

Данила Гальперович: По мнению эксперта, с самой Северной Кореей поделать уже ничего нельзя, и даже усиление санкций вряд ли может помочь. Теперь, полагает Георгий Мирский, пристальный взгляд мирового сообщества будет обращен на Иран, хотя для Соединенных Штатов ситуация на Ближнем Востоке не обещает ничего хорошего.

Георгий Мирский: Я думаю, что одним из главных уроков того, что произошло с этим взрывом, это именно то, что сейчас начнут более серьезно относиться к иранским делам. Ведь тут дело не в том, что Америка, скажем, боится иранской атомной бомбы или корейской бомбы. До Америки никто не достанет. Дело в другом - союзники Америки. Возьмете, например, Израиль. Представьте себе, что вы живете в маленькой стране, по соседству с которой находится, в общем-то, недалеко, по крайней мере, большая держава, руководители которой прямо заявляют, что Израиль должен быть стерт с карты мира. И вот эта большая держава идет на всех парах к созданию бомбы. Как израильское население может себя чувствовать? Как говорится, страна одной бомбы. Естественно, будут давить на свое правительство, чтобы, пока не поздно, пока не получилось так, что мы будем сидеть и ждать, а центрифуга работает, крутится, там уже больше пяти тысяч их, пройдет какое-то время, и неожиданно мы узнаем, что там тоже произошел какой-то взрыв. Тогда уже будет поздно. Уже будет перейдена черта. Ничего с Ираном не сделаешь, никто воевать с ним не будет, если у него будет бомба. Беда для Америки в том, что она не может бросить Израиль, не может индифферентно смотреть на то, как Израиль себя чувствует. И может получиться так, что хотя, как говорят военные специалисты, Израиль своими силами все равно не сможет уничтожить иранский ядерный потенциал, он глубоко запрятан, рассредоточен и так далее, но они, тем не менее, могут пойти на это в расчете на то, что Америка их не оставит. Тогда Америка против своей воли будет втянута в войну с Ираном.

Данила Гальперович: Картина получается достаточно мрачной, потому что, если допустить, что Ирану вслед за Северной Кореей дадут создать ядерное оружие, то это тоже никого не обрадует.

Андрей Шарый: Сегодня Северная Корея испытала еще две ракеты малого радиуса действия в дополнение к той, которая была запущена ранее в этот же день. Что же касается ядерных испытаний, то они прошли через месяц после того, как Пхеньян объявил о возобновлении работы по своей ядерной программе и выходе из шестисторонних переговоров по вопросу денуклеаризации Корейского полуострова.
Насколько опасна северокорейская ядерная программа? На эти темы с экспертами беседовала моя коллега Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина: Хроника развития северокорейской ядерной программы выглядит так: в 1979 году Северная Корея после многих лет взаимодействия с Советским Союзом в ядерной области начала строить свой первый собственный ядерный реактор по производству обогащенного плутония, в существовании которого Пхеньян признался Международному агентству по атомной энергии только в 1985 году. И тогда же страна вступила в Договор о нераспространении ядерного оружия. 18 годами позже Северная Корея создала прецедент и вышла из этого договора, а уже через 3 года провела первое испытание ядерного оружия. Затем последовали годы переговоров, самым ярким моментом которых было неожиданное согласие в 2007 году взорвать охладительную башню реактора в Йонбене. Зрелище было красивым, но эксперты отметили, что это - шаг косметический, к тому же реактор уже работал бесперебойно в течение 10 последних лет, что позволило Корее получить около 8 ядерных зарядов. Пхеньян после этого совершил запуск многоступенчатой ракеты, вышел из шестисторонних переговоров, а в прошлом месяце и возобновил работу реактора.
Эксперты не сомневались, что после этой череды провокационных действий по отношению к международному сообществу Северная Корея сделает еще что-то - либо запустит ракету, либо проведет ядерное испытание. Но что она сделает это так быстро - оказалось неожиданностью.
Почему Северная Корея вновь стала вести себя плохо? Ведь основное условие северокорейского режима в последние годы - вычеркнуть страну из списка государств, поддерживающих терроризм, - было выполнено еще администрацией Джорджа Буша в октябре прошлого года. Мы беседуем с бывшим заместителем главы американской делегации на шестисторонних переговорах, а ныне профессором Джорджтаунского университета Виктором Ча.

Виктор Ча: Мы толком не знаем, что происходит внутри руководства Северной Кореи. Явно северокорейский лидер плохо себя чувствует. А каждый раз, когда в тоталитарных режимах, как этот, возникает политическая расплывчатость, она выражается в плохом поведении по отношению к внешнему миру.

Ирина Лагунина: Возможности международного сообщества оказать давление на северокорейский режим весьма ограничены. Совет безопасности ООН уже ввел эмбарго на ввоз предметов роскоши, столь милых сердцу любимого лидера и вождя. Все говорят, что у Китая есть способы воздействия. Но дайте мне пример, какие? Ну хорошо, Китай введет ограниченные экономические санкции. Ну и что? Это скажется только на народе, в стране вновь будет голод, а режим это не пошатнет.

Виктор Ча: Это не те рычаги давления, которые ударят по северокорейскому народу. Мы говорим об отношениях элит, об отношениях между военными, между партиями, которые Китай может использовать. Голод, который переживает северокорейский народ, вызван не международными санкциями. Это - результат плохого руководства и развала экономики. США, например, в прошлом году предоставили Северной Корее самую большую продовольственную помощь. Поставки продовольствия из США покрыли 50 процентов нехватки продуктов питания в Северной Корее. У США была очень хорошая программа, потому что продукты питания доставлялись непосредственно людям на местах. В прошлом месяце вся американская гуманитарная команда была вышвырнута из страны по причинам, которым трудно найти объяснение.

Ирина Лагунина: Нынешнее испытание - попытка показать, что у режима есть рычаги сдерживания, если кто-то извне попытается вмешаться в момент перехода или передачи власти в стране. Но есть, по-моему, еще один момент, заслуживающий анализа. Подходит время очередного пересмотра Договора о нераспространении ядерного оружия. И единственная страна, вышедшая из этого договора (нарушали его многие), Северная Корея, не исключено, хочет просто получить новый статус. Говорит Джон Парк, директор рабочей группы по проблеме Северной Кореи Института мира США.

Джон Парк: Конечно, некоторые страны видят Северную Корею как де-факто ядерное государство. Соединенные Штаты к этому относятся иначе. США настаивают на продолжении переговоров с Северной Кореей как со страной, от которой можно было бы добиться отказа от ядерного оружия. Кто-то говорит, что этот спор носит академический характер, что это просто разница в терминологии. Но США все-таки предпочитают не называть Северную Корею ядерным государством.

Ирина Лагунина: Китай, кстати, уже однажды присоединялся к экономическим санкциям - перекрыл поставки нефти в 2006 году, когда Северная Корея готовилась к первому ядерному испытанию. Северокорейское руководство тогда хладнокровно рассудило, что за статус ядерной державы надо платить, и провело испытание.
XS
SM
MD
LG