Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. 20 лет со дня открытия первого съезда народных депутатов СССР


Сегодняшний факт

Андрей Шарый: 25 мая исполнилось двадцать лет со дня открытия в Кремлевском дворце съездов первого съезда народных депутатов Советского Союза, высшего в то время органа государственной власти в стране. В работе съезда приняли участие 2250 народных депутатов, избранных в ходе первых, хотя бы относительно свободных советских выборов, как от КПСС, так и от общественных и территориальных организаций. Первый съезд народных депутатов стал первым опытом широкой общественной дискуссии. В его ходе в Советском Союзе впервые более чем за полвека заявила о своем существовании политическая оппозиция, межрегиональная депутатская группа.
О первом съезде народных депутатов обозреватель Радио Свобода Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: "Двадцать лет назад в СССР впервые состоялись свободные, конкурентные и честные выборы, - сказал про поводу юбилея Михаил Горбачев, - которые доказали, что тезис, у нашего народа генетически закодирована политическая пассивность и вера в манну небесную, является ошибочным".
Тогда, двадцать лет назад, никто даже и не догадывался, что это первый шаг по тому самому особому пути России, который теперь называется управляемой и суверенной демократией. Но стоит ли жаловаться и переживать по этому поводу?
Задолго до того, веками, все тираны, заливавшие кровью свои и чужие страны, декларировали великие цели и гениальные идеи, уверяя, что для процветания пригодны любые средства, важен результат. Начали это не в России, не большевики, многие из которых искренне, кстати, верили, что человечество необходимо загнать в светлое будущее железной рукой, потому как сами не пойдут. История прогресса была прогрессом средств уничтожения, позволявших одновременно лишать жизни все большее число людей, человеческая история писалась как история преступлений правителей против своих и чужих народов.
Опомнились лишь после революций и войн прошлого века, включая две мировые, пройдя лагеря уничтожения, газовые камеры и иные "великие исторические свершения".
Сегодня в странах, которые считают себя цивилизованными, убеждены: никакая благая цель не может оправдываться людоедскими средствами.
Единственный инструмент демократии - выборы. Те, что прошли двадцать лет назад, это сегодня ясно, не были, конечно, ни свободными, ни демократическими, да и конкуренция была в дозволенных рамках. Если не сравнивать их с тем, что было за десять лет до 1989 года, и с тем, что сейчас.
Больше всего любят вспоминать, что с 25 мая по 9 июня двадцать лет назад вся страна не отрывалась от телевизионных экранов. Так оно и было. На трибуне - Сахаров, депутат Казанник уступает свое место в Верховном Совете Ельцину, Афанасьев выводит формулу "агрессивно-послушное большинство".
Двадцать лет спустя на вершинах российской власти не осталось никого из депутатов первого съезда народных депутатов СССР.
А теперь можно вопрос - вы знаете депутата, который представляет вас сегодня в Государственной Думе?

Андрей Шарый: В новых для себя условиях работало в дни первого съезда народных депутатов Радио Свобода. Наше радио в ту пору не имело официальной аккредитации корреспондентского бюро в Москве, однако корреспонденты Свободы работали уже почти легально. Об этой, своего рода теневой корреспондентской работе рассказывает мой коллега Андрей Бабицкий, в 1989 году - внештатный корреспондент Русской службы Свободы в Москве.

Андрей Бабицкий: Мы фактически, будучи на тот момент уже фрилансерами, не имели, естественно, никаких документов и не имели права на работу, потому что, вспомним, это еще советское время, журналист все-таки представлял собой такой микс государственного чиновника и творческого работника. Вот этот триумф демократии, первый съезд народных депутатов - событие колоссальное по тем временам, потому что фактически это была артикуляция на всю страну тех идей, которые до этого как-то проговаривались в кулуарах или на страницах каких-то журналов прогрессивных аккуратно разбирались, а здесь, в общем, такой разгул демократии. Я и Дмитрий Волчек, мы освещали как раз ход событий. Обзванивали различных аналитиков, своих коллег из разных изданий, в общем, это было не очень просто, потому что еще по инерции свобода воспринималась как вражеская радиостанция, и довольно значительное количество людей отказывалось вообще с нами иметь дело.
В Кремлевский дворец съездов мне удалось попасть. Правда, я там недолго задержался. От какого-то издания один из моих приятелей сделал мне заявку на аккредитацию, я ее получил в обычном порядке, в установленном порядке аккредитации, и сделал первый репортаж. Когда я в очередной раз явился к Кремлю, мне сказали, что лишен аккредитации. То есть понятно, что как-то эфир слушался и сделали выводы в пресс-службе о том, что я явно не тот, за кого пытаюсь себя выдавать.
Нам нужны были все равно живые люди, живые участники съезда, поэтому мы просто подходили к стенам Кремля к концу заседания и записывали выходящих. Вы знаете, уже была межрегиональная депутатская группа, лица были знакомы всей стране. Они, конечно, общались легко.
В целом, конечно, когда слышали, что Радио Свобода, если люди за пределами этой группы межрегиональной, на контакт не шли тоже. Крайне редко. У нас, правда, было вот это очень живое переживание собственной миссии и это, в общем, конечно, давало какие-то крылья. То есть, несмотря на то, что действительно постоянно нам отказывали в интервью, не хотели с нами общаться, в общем, это воспринималось все как мелочь. Гораздо существеннее было то, что в эфире радио, которое слушает страна, можно говорить такие вещи, которые раньше говорить было нельзя.
XS
SM
MD
LG