Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Просрочка "проедает" капитал


Российские чиновники высказали очередное неутешительное предположение о возможном уровне "плохих долгов" в банковской системе

Российские чиновники высказали очередное неутешительное предположение о возможном уровне "плохих долгов" в банковской системе

Объем просроченных платежей по выданным банковским кредитам в России к концу года может достичь 20 процентов общей их суммы, спрогнозировал директор государственного Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов. По его словам, такой уровень просроченной задолженности будет означать, что банковская система России "проест" свой капитал.


Просроченная задолженность по ранее выданным банками кредитам — компаниям или частным лицам — на уровне, достижение которого не исключает Александр Турбанов, будет означать, что некоторые финансовые организации просто не смогут выполнить предъявляемые к ним требования по достаточности собственного капитала.


"Капитал — это, собственно, акционерный капитал, который есть у банка, как и у любого предприятия, — объясняет аналитик инвестиционной компании Unicredit Securities Рустам Боташев. — Требования к капиталу — это отношение собственного капитала к банку, к его активам, проще говоря, отношение капитала к выданным кредитам. Минимальное требование — 10 процентов, то есть на каждый выданный рубль у банка должно быть десять копеек собственного капитала. Соответственно, если банк выдает больше кредитов, он должен увеличивать капитал, чтобы это требование выполнялось — при соотношении капитала к активам меньше 10 процентов банк, по идее, перестает существовать".


Если общий объем просроченных платежей по банковским кредитам достигнет 20 процентов, банковская система страны просто "проест свой капитал", заявил руководитель государственного агентства по страхованию вкладов. По расчетам Рустама Боташева, банковская система может прожить без дополнительного капитала, если объем просрочки не превышает 17 процентов от выданных кредитов — на каждый рубль просроченной задолженности банк выделяет рубль в резервы, списывая его из прибыли, а при очень высоком уровне просрочки все эти убытки вычитаются из капитала.


Центральный банк России оценивает объемы лишь непосредственно просроченных выплат по кредитам. По международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) к просрочке относятся и все оставшиеся платежи по долгу — их возвращение оказывается как минимум под вопросом.


"Согласно официальной методологии Центрального банка, на конец прошлого года просрочка составляла в совокупности порядка 2,5 процентов, — говорит аналитик финансовой корпорации "Уралсиб" Леонид Слипченко. — По последней информации на конец первого квартала она официально составляла уже 3,7 процента. Если мы говорим о просроченной задолженности по международным стандартам, с периодом просрочки больше 90 дней, я бы говорил на данный момент об уровне порядка 6-7 процентов".


Рустам Боташев оценивает расхождение между цифрами Центробанка и уровнем просрочки по МСФО примерно в 3-3,5 раза. "На начало года Центральный банк опубликовал данные о где-то 2,6 процента просроченной задолженности, — рассуждает аналитик. — Если мы применим коэффициент 3,5, получится 9 процентов. На текущий момент ЦБ дает где-то 3,8 процента, с коэффициентом 3,5 это где-то 13 процентов просроченной задолженности по МСФО. Просто методики разные. Мы такое видели и раньше: в 1998 году Центральный банк говорил о просрочке порядка 11 процентов, в то время как Международный валютный фонд — о сорока процентах".


Нарастание просроченной задолженности по кредитам ведет к тому, что банки, подчиняясь правилам, вынуждены расширять собственные резервы на покрытие таких кредитов. Соответственно, свободных средств для ведения обычного бизнеса у них становится меньше, и первое следствие — повышение ставок по кредитам. "Во вторую очередь, естественно, это снижение активов банков, которое мы наблюдаем на текущий момент, — поясняет Леонид Слипченко, — уменьшение портфелей, нежелание кредитовать опять же. Да и спрос при таких ставках не самый большой. Поэтому в целом при кредитных рисках мы наблюдаем высокие процентные ставки и снижение кредитного оборота, как сейчас".


"Представьте себе 10 процентов невозвратов, — объясняет Рустам Боташев из Unicredit Securities. — Это значит, что на каждый выданный рубль десять копеек не вернется. Поэтому ставка должна быть как минимум больше, чем эти 10 процентов, чтобы только выйти в ноль. Прибавьте к этому еще и стоимость денег, которая, допустим, составляет 15 процентов. В итоге 10 процентов невозвратов, 15 процентов стоимость денег — банку, чтобы выйти в ноль, нужно выдавать кредиты под 25 процентов. Но ему еще какая-то прибыль нужна. Соответственно, 25 процентов плюс еще дополнительная прибыль — то есть 30 процентов это минимум, под которые банк может выдать. В такой ситуации легче вообще не выдавать кредиты, чем выдавать. Потому что выдавая их под 30 процентов, банк реально ухудшает ситуацию заемщиков и увеличивает риск невозвратов. Получается замкнутый круг".


По оценкам Центрального банка России, к 1 мая общий объем просроченной задолженности по кредитам, рассчитанной по его методике, достиг примерно 4 процентов без учета портфеля Сбербанка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG