Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Необыкновенные американцы” Владимира Морозова






Александр Генис: А сейчас мы перенесемся в другую от успеха сторону, где живут не богатые и знаменитые, а бедные и больные. Героиня очередного радиоочерка из цикла “Необыкновенные американцы” - Лиана Пеглоу, медсестра, работающая в благотворительной больнице бедного района города Олбани.

Лиана Пеглоу: Пришла к нам в клинику женщина. Звали ее Дженис. Она была безработной и страдала от закупорки вен на ногах. Дженис тогда еще и 50 лет не исполнилось. Страховки у нее никакой не было. И ей посоветовали пойти к нам, потому что тут можно


Владимир Морозов: Но вы ведь принимаете в основном людей со страховками. Кстати, с какими?

Лиана Пеглоу: Мы принимаем все страховки. Но, если у человека страховки нет, мы его все равно лечим. А платит он, сколько может. Много ли таких пациентов? Третья часть. Если у больного совсем нет денег, то он ничего не платит.


Владимир Морозов: А как было дело с Дженис?


Лиана Пеглоу: Нам удалось ей помочь. Мы давали ей препарат кумадин. Это для разжижения крови. Но надо все время следить, чтобы не переборщить, а то начнется кровотечение. Нужны постоянные проверки и анализы. Это мы и делали. Потом Дженис нашла работу, и там ей дали страховку. Но она по-прежнему раз в месяц приходит к нам сделать анализ крови.




Владимир Морозов: В столице штата Нью-Йорк городе Олбани, как и во многих больших городах, есть свое гетто. Именно здесь, в самом неблагополучном районе группа активистов и решила организовать клинику.


Лиана Пеглоу: Наша клиника называется Koinonia. Мы начали 7 лет назад. У нас и рожают, и младенцев к нам приносят на осмотр. Приходят люди всех возрастов. Что такое Koinonia? Это греческое слово, оно часто встречается в Библии и означает общину или сообщество. Еще можно перевести как товарищество, братство.


Владимир Морозов: Клиника существует, в основном, на деньги благотворителей. Как и Дом молитвы, который находится ниже этажом и тоже называется Koinonia. Лиан, а сколько вам платят как медсестре?


Лиана Пеглоу: Когда открыли клинику, я зарплаты не получала, потому что у клиники не было денег. Потом число пациентов увеличилось и мне стали платить 2 тысячи долларов в месяц. Сколько бы я имела в обычной клинике или в больнице? В месяц долларов на 500, а то и тысячу больше.


Владимир Морозов: Народу в клинике не хватает. В штате всего 7 человек. Большинство персонала заняты на полставки. Кто-то работает бесплатно.


Лиана Пеглоу: Например, медсестра Рина и доктор Мэйсон. Она работает два полных для в месяц и дважды по полдня. А он - трижды по полдня. И еще у нас постоянно стажируются студенты медицинских факультетов. В медицинском колледже, где мой муж преподает, там студент должен обязательно отработать какое-то число дней в больницах бесплатно.


Владимир Морозов: Клиника похожа на детский сад. На стенах - детские рисунки, а на столе, рядом с популярными медицинскими журналами – игрушки и детские книжки.


Лиана Пеглоу: Вот весы для взвешивания младенцев. Очень старая модель и не очень удобная. Но весы работают. На новые денег нет, а эти нам кто-то принес. Эти куклы, мишки и динозавры тоже дареные. А эту комнату оформляли девчонки из соседней школы. Все тут разрисовали, раскрасили. Вот вам и Ноев ковчег и море и небо. И слова о том, что Бог обязательно выполнит свои обещания.


Владимир Морозов: В штате клиники только два врача. Доктор Боб, муж Лиан, и доктор Мэт. Сколько они получают? И, опять-таки, сколько им платили бы в другой клинике?


Лиана Пеглоу: В другой клинике доктор Мэт получал бы не меньше 130 тысяч долларов в год. Но здесь у него не больше 75 тысяч. А мой муж тут ничего не получает. Он еще работает в городской больнице и студентов учит. За это ему платят около 30 тысяч в год.


Владимир Морозов: Лиан 53 года, ее мужу - 55. Вообще-то он Роберт, но больные и персонал зовут его “доктор Боб”. В мае пара отметила 35-летие брака. Оба ходили в одну католическую школу в городе Облани, а познакомились во время школьной экскурсии.


Лиана Пеглоу: Он хотел поехать в Канаду, потому что там можно было покупать выпивку с 18 лет, а в Америке только с 21-го. А я поехала посмотреть на Канаду, потому что мои родители канадцы. В Монреале Боб и еще несколько мальчишек выпили, стали шуметь. Учительница их отругала и рассадила. А мне почему-то велела за Бобом присматривать, посадила его рядом со мной. Так мы и познакомились.


Владимир Морозов: Теперь у них четверо взрослых детей, трое внуков. Лиан, мы отвлеклись. Говорят, что задолго до моего приезда в Америку здешние врачи посещали больных на дому. Но потом перестали. Почему?


Лиана Пеглоу: Страховые компании давили на врачей. Для них надежнее, если врач проведет все обследования и анализы в клинике. А то, если что не так, то больные подадут в суд и возьмут со страховой компании большие деньги. Так что, постепенно врачи стали заниматься больными только в клинике, где можно сразу же сделать анализы. Теперь посещают на дому только тогда, когда человек уже и ходить не может. В общем, вышло все по системе CYA (cover your ass).


Владимир Морозов: Что можно перевести, как прикрыть свою задницу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG