Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва начинается в Брюсселе


Александр Черкасов, правозащитник

Александр Черкасов, правозащитник

25 и 26 мая проходит очередной раунд консультаций Россия - ЕС по правам человека. На специальный брифинг приглашены и неправительственные организации. О значении брифинга, а также о содержании доклада "Мемориала" в интервью Радио Свобода рассказал правозащитник Александр Черкасов.

- Консультации по правам человека между представителями России и Европейского Союза, которые происходят раз в полгода, это последний из регулярных механизмов отчетности нашей страны перед мировым сообществом о соблюдении прав человека. С некоторых пор как мировые, так и европейские международные организации стали уходилить от этой темы в диалоге с Россией. Например, если в 2000 году Совет Европы принимал достаточно жесткие резолюции в отношении Москвы по поводу событий на Кавказе, то в дальнейшем мы наблюдали только откат от этих требований. От российских властей никто не требовал соблюдать взятые на себя обязательства, а еврропейцы шли на односторонние компромиссы.

Если говорить об ООН, то и здесь на протяжении многих лет нет действенного сотрудничества с Россией. Диалог на тему прав человека делегирован Женевой в Брюссель. Европейский Союз проводит такие встречи с представителями России раз в шесть месяцев. Консультации идут не на самом высоком уровне. Конечно, это не уровень вахтера МИДа, но и не тот уровень, на котором представители России могли бы ответить на вопросы о правах человека официально, а представители ЕС - их задать.

Есть, впрочем, в консультациях последних лет один позитивный момент - они сопровождаются независимыми докладами НКО о положении с правами человека в России. Брифинг неправительственных организаций проходит в тот же самый день, в какой проходят консультации между официальными представителями России и Европейского Союза.

Представители Евросоюза обычно приходят на эти брифинги, а представители России их игнорируют, несмотря на то, что их всегда приглашают. И вот среди подготовленных к очередным консультациям материалов есть и доклад правозащитного центра "Мемориал" о положении на Северном Кавказе.

- Какой эффект от этих консультаций? "Мемориал" регулярно докладывает ЕС о нарушениях прав человека, но ситуация не меняется - во всяком случае, это находит свое отражение в ваших докладах.

- Немедленного результата нет. Позиция Российской Федерации примерно следующая: "наша воля к сотрудничеству состоит в том, что мы позволяем вам задавать нам вопросы". А ответы не гарантируются. Вот так и здесь. Тем не менее, мы считаем необходимым доводить и до официальных структур, и до журналистов, и до общественности наше видение ситуации с правами человека в России.
Там где ты можешь говорить, ты должен говорить. Там, где ты даже не можешь говорить, ты должен думать и осознавать
Мы не знаем, когда Российская Федерация отреагирует на наши требования. Но мы понимаем, что та жалобная книга, о которой говорил герой шварцевской пьесы "Дракон", должна писаться и доводиться до города и мира.

Там, где ты можешь говорить, ты должен говорить. Там, где ты даже не можешь говорить, ты должен думать и осознавать.

- Давайте вернемся к содержанию доклада. После его прочтения, у меня сложилось впечатление, что ситуация на Кавказе деградировала по сравнению с прошлым годом. Об этом говорит количество убитых и похищенных.

- В разных республиках Северного Кавказа ситуация разная. Начнем с Чечни.

Два года назад мы отмечали, что там резко изменилась ситуация. С января 2007 года отмечается резкое уменьшение числа похищений людей. Но после этого резкого снижения наметился рост, сначала медленный, а потом и более быстрый. Так, если в 2007 году мы отметили 35 случаев похищений людей в Чечне, то в 2008 - уже 42.

Если говорить об Ингушетии, то там возросло число убийств представителей силовых структур, гражданских лиц, участились случаи гибели участников вооруженного подполья. Напряженность, которая возросла к моменту отставки Мурата Зязикова, сохраняется. Вооруженное подполье действует. Мы видим, что ситуация в этой республике остается более серьезной, нежели в соседней Чечне.

Существуют разные оценки числа боевиков на Кавказе. Регулярно власти Чечни говорят, что их мало, почти не осталось. Руководство федеральных структур утверждает, что их полтысячи и даже больше. Понятно, что ни те, ни другие боевиков поименно не считали. Но если судить по объективным показателям, по числу, например, убитых силовиков, мы видим, что конфликт на Кавказе остается стабильно тяжелым, даже с некоторой тенденцией к росту.

- Отдельный раздел доклада посвящен рекомендациям по улучшению ситуации. Что подсказывает вам опыт? Власти этим консультациям следуют?

- Иногда наши рекомендации выполняются самым неожиданным образом. Например, на протяжении 6 лет, а то и больше,
Мы не позволили совершенно спрятать в тень, в кулуары тематику прав человека.
Анна Политковская писала об исчезновении людей на Кавказе. Мы тоже говорили об исчезновениях и похищениях людей. И что же? Ничего не менялось. А через три месяца после убийства Политковской вдруг число похищений резко уменьшилось. Почему? Да потому, что чечнские и федеральные власти, сами причсаиные к похищениям, решили использовать борьбу с ними как козырь в своих внутренних разборках.Но результат-то для жителей Чечни оказался вполне позитивным: число похищений уменьшилось. Мы не знаем, какие власти и когда сочтут необходимым то ли для дела, то ли для пиара использовать наши рекомендации. Но мы видим, что иногда тезис "Делай, что должен, и будь, что будет" работает.

До недавнего времени политика России в отношении Европейского Союза была примерно такая: мы разрешаем вам помогать нам в обмен на ваше молчание. В период бешенных нефтяных цен программы помощи, финансируемые Европейским Союзом, не были важны для российских властей. Но времена меняются. Может быть, в другой обстановке наше рекомендации будут услышаны.

- Как сделать доклады в Брюсселе более репрезентативными?

- Доклады не самоцель. Положительные результаты должны быть не столько на бумаге, сколько в судьбах людей. На самом деле, все эти доклады - результат черновой, главной работы - работы на месте. Наша главная задача - не писание бумаг, а защита жертв. Но из опыта, который мы получаем в таких делах, складываются и доклады.

Понятно, что проблемы прав человека в России решаются не в Брюсселе. Они решаются здесь, в России - будь то Москва, Махачкала, Грозный или Назрань. Но те доклады, которые мы делаем в Брюсселе, помогают многим людям в нашей стране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG