Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гиви и Шендерович заслужили премию под псевдонимами


Обложка книги "Ирамификации"

Обложка книги "Ирамификации"

Английская переводчица Аманда Лав Даррах получила премию Rossica Translation Prizе за перевод романа российской писательницы Марии Галиной "Гиви и Шендерович".

Премия учреждена в 2005 году российско-британской культурной организацией Academia Rossica и Фондом первого президента России Бориса Ельцина. Награда в 5 тысяч фунтов стерлингов распределяется между переводчиком и издателем книги.

О переводе романа Радио Свобода рассказала сама Аманда Лав Даррах:

- Я изучала русский язык в Манчестерском университете, и после этого четыре года провела в Москве. После работы на BBC и появления двух детей занялась переводом.

Почему я выбрала для перевода именно эту книгу? Я бы сказала, что это книга очень удачно выбрала меня. Мне предложила ее для перевода Наташа Перова из московского издательства "Глас". Это была счастливая случайность. Наташа познакомила меня с ее автором - Марией Галиной, и мы сразу же нашли общий язык. Марии очень понравился мой перевод. Думаю, что взаимное понимание и схожесть взглядов на многие вещи способствовали успеху перевода.

Мария относит свою книгу к жанру гиперреализма или гиперфэнтези. Этот жанр сейчас популярен в России. Русское название книги - "Гиви и Шендерович". Это имена ее главных персонажей. Русские читатели имя Гиви воспринимают как грузинское, а фамилию Шендерович - как еврейскую. В Англии вряд ли возникла бы такая же коннотация, поэтому мы решили изменить название книги на "Ирамификации". Ирам - это вымышленный город, в который приезжают герои книги, ирамификации - череда неожиданных событий, которые происходят в нем с персонажами книги. Это фантастические и даже мистические события. Так что у названия книги есть мистический оттенок. На мой взгляд, герои книги - люди очень русские на свой лад. Их отношения друг с другом, их взгляд на мир и особенно пронизывающий всю книгу юмор должны преодолеть национальные барьеры, если они существуют. Юмор здесь должен сработать - ведь он в равной мере понятен как русскому, так и английскому читателю. В конце концов, мы не такие уж разные.

Премии за лучшие переводы русской литературы на иностранные языки вручаются при участии Фонда Бориса Ельцина в нескольких западноевропейских странах. О смысле и задачах этого начинания Радио Свобода рассказал исполнительный директор Фонда первого президента России Бориса Ельцина Александр Дроздов:

- Все началось с английской премии под названием Rossica за лучший перевод с русского на английский. Затем мы продолжили во Франции "Руссофони", которая из литературной переводческой премии развилась в нечто большее - это довольно энергичное общественное движение. Эта премия вручается в Италии. В прошлом году мы провели первую церемонию на территории Германии. Эта премия там получили название "Премия Тургенева". В начале этого года состоялась церемония открытия испанской премии, которую мы учредили совместно с фондом "Александр Пушкин". Наконец, в этом году сделали полезное и приятное для себя и для всех, кто ценит творчество Гоголя, дело - отметили его 200-летие проведением вечера в Риме, где вручали переводчикам Гоголя медаль нашего фонда.
Пока еще нас где-то принимают с нашей культурой и с нашим языком – надо там быть


Как говорил кто-то из американских финансистов, надо ставить перед собой большие мохнатые цели. Вот если говорить о такой большой цели - то это искреннее желание использовать колоссальный ресурс, который таится в русской культуре в самом широком смысле, в том числе в языке. Ресурс, если угодно, внешнеполитический, дипломатический, наконец, просто репутационный. Эта "мягкая сила", как ее иногда называют, и то, что за ней стоит - интеллект, интеллигенция, интеллектуалы, профессионалы в своих гуманитарных областях, - это тот золотой запас, который в отличие от стабилизационного фонда пока еще не растрачен. Пока еще нас где-то принимают с нашей культурой и с нашим языком – надо там быть. То, что мы делаем, - это маленькая модель того, что по идее могло стать большой федеральной программой. Есть примеры. Например, Институт Гете или Французская академия, которые имеют колоссальные многостраничные переводческие программы для зарубежья. Если я не ошибаюсь, обе эти страны ежегодно предлагают порядка ста с лишним наименований для переводов в тех странах, где они работают. Почему этого не можем делать мы, и не в таком скромном масштабе, как это предпринимается Фондом Ельцина?!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG