Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военное обострение на Северном Кавказе


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Александр Гостев: В минувшие сутки на Северном Кавказе произошло несколько подрывов и обстрелов, в том числе и сотрудников правоохранительных органов. В Махачкале выстрелом из пистолета был убит заместитель руководителя Духовного управления мусульман Дагестана, руководитель общественной организации "За нравственность" Ахмед Тагаев. В Ингушетии, Чечне и Кабардино-Балкарии в результате обстрелов погибли шесть милиционеров. В Грозном неизвестный человек подорвал себя во время попытки задержания сотрудниками правоохранительных органов. Над этой темой работал наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Ситуация осложнилась почти одновременно в четырёх республиках Северного Кавказа. В городе Тырнаузе Кабардино-Балкарии при обстреле погиб милиционер. Его машину неизвестные обстреляли вблизи лесного массива. В столице Чечни Грозном неизвестный человек обстрелял милицейскую машину, после того как милиционеры остановили его автомобиль для проверки документов. Затем он подорвал себя. Личность погибшего устанавливается. В другом районе Грозного неизвестный человек обстрелял машину сотрудников милиции, но был убит ответным огнем.
В результате взрывов в Чечне и Ингушетии в минувшие сутки погибли пять сотрудников правоохранительных органов. Слово нашему корреспонденту в Грозном Ахмеду Султанову.

Ахмед Султанов: Четверо сотрудников чеченской милиции погибли в результате взрыва в Сунженском районе Ингушетии. Инцидент, по сообщению источника в правоохранительных органов республики, произошел ночью на окраине горного селения. Группа командированных в зону проведения спецоперации по нейтрализации боевиков Ингушетии, обследовала лесной массив и наткнулась на минную растяжку. В Грозненском районе Чечни в результате подрыва военной колонны также погиб один военнослужащий и двое ранены. По информации источников в республиканском МВД, взрыв фугаса произошел на дороге Аргун-Петропавловское при проезде мимо населенного пункта Новый Центарой. Автоколонна одного из воинских подразделений Минобороны. Правоохранительные органы Чечни сообщают еще об одном инциденте, который произошел в Заводском районе Грозного. Водитель легковой машины на посту обстрелял чеченских омоновцев, после чего сам взорвался.

Олег Кусов: Многие эксперты считают, что вооруженные нападения на религиозных авторитетов и сотрудников правоохранительных органов совершают радикальные исламисты, которые после второй военной кампании в Чечне активизировались по всему Северному Кавказу. Политолог и журналист Дмитрий Бабич полагает, что в борьбе с радикальным исламом России необходимо опираться на мировой опыт, хотя и он не может дать однозначных ответов.

Дмитрий Бабич: Никто не знает точно, как вообще бороться с насилием в мусульманских регионах, если это насилие вызвано фанатичными проповедниками исламистского толка. Это как свиной грипп - никто не знает, как с ним бороться. Не разработано еще универсального такого метода, который бы позволял потушить такого рода насилие. Конечно, силовые методы могут на какое-то время снять непосредственную угрозу захвата власти, на какое-то время снизить количество терактов, но, конечно, решения, как всегда в таких случаях, приходят через образования, в том числе и через исламское образование. Как известно, в Египте, где находятся основные такие центры исламского образования, радикальные исламисты не имеют большого влияния в этих центрах. Там знают, на самом деле, насколько эти люди неграмотны и легко переспоривают их в дискуссиях, настоящие авторитеты исламского духовенства, исламской теории. Но, конечно, в таких регионах, как российский Северный Кавказ, где образование находится в тяжелом положении и падает уже в течение многих лет, конечно, там...

Олег Кусов: Следственный комитет при прокуратуре России по Дагестану возбудил уголовное дело по факту убийства в минувший понедельник заместителя руководителя Духовного управления мусульман Дагестана, руководителя общественной организации "За нравственность" Ахмеда Тагаева. В Дагестане наблюдатели говорят о нескольких версиях убийства. Слово махачкалинскому журналисту Магомеду Мусаеву.

Магомед Мусаев: В Дагестане, конечно же, большая часть населения склоняется к версии, что это сделали ваххабиты. Но это такой ответ, который на поверхности. Другая версия, наверное, тоже есть, что какие-то финансовые проблемы могли возникнуть у Духовного управления мусульман Дагестана. Ведь не секрет, что Духовное управление мусульман Дагестана - это довольно замкнутая организация, которая получает деньги, занимается коммерцией. Чтобы не быть голословным, могу привести мнение журналиста еженедельника "Настоящее время". Там была статья, где критиковались разные ваххабиты, но одновременно упоминались колоссальные деньги, которые получает Духовное управление мусульман Дагестана (они называются хаджи), как их идеологические услуги оплачиваются государством. Я, естественно, не знаю, насколько это правда или нет. Конечно же, такая версия где-то отчасти существует, потому что она была неоднократно озвучена. Такая позиция части дагестанского населения, что под видом борьбы с ваххабизмом сторонники традиционного ислама наживаются. Они получают деньги от государства, получают деньги от хаджа и, вообще, утверждают, что изначально вся эта борьба с ваххабизмом была борьба за свою паству, то есть за какую-то прибыль, за какие-то финансовые привилегии и так далее. С другой стороны, мы не знаем фактов, чтобы за деньги, за какие-то финансовые потоки, чтобы представители традиционного ислама убивали друг друга. Во всяком случае, нет ни одного такого доказанного факта.

Олег Кусов: В России уже много лет говорят о необходимости вести борьбу с вооруженными исламистами. Уже ясно, что только силовая борьба не приносит положительного результата. По вашим наблюдениям, меняется ли тактика борьбы государства с вооруженным подпольем в последние годы в Дагестане?

Магомед Мусаев: На мой взгляд, ничего позитивного не произошло. Одно время свирепствовали похищения людей, непонятные похищения, потом их находили убитыми. Была такая точка зрения, что это силовые структуры, специальный отдел, который этим занимается - исчезают люди, а потом их находят убитыми. В последнее время я не слышал о таких похищениях. Они как бы прекратились, потому что и руководство сменилось ФСБ в Дагестане. После этого как-то они прекратились. Вместе с тем, мы не видим никаких изменений. Я знаю человека, который встречался с этими формированиями в районе Буйнакска, где лес и так далее, да не только от одного, и от других людей я получал такие сведения, что ваххабитов ничего не беспокоит. Идет какая-то видимость борьбы с ваххабизмом. Вся эта ваххабитская машина - и пропагандистская, и военная - создается впечатление, что они не могут с этим справиться. Потому что это как трава, которая все время пробивает асфальт, потому что источники, корни явно существуют, а Дагестан не может с этим справиться. Силовые структуры не могут победить это движение. Пропагандистский материал свободно распространяется без всяких масок.
XS
SM
MD
LG