Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Московское издательство "Русский путь" выпустило том писем Николая Трубецкого к Петру Сувчинскому. В отличии от привычных для современного читателя вопросов культурно-политической теории, основатели евразийства в этой книге сосредоточены на издательской практике и даже конспирации.

Движение евразийства с самого начала было под пристальным наблюдением и даже подозрением со стороны большой части эмиграции, а позднее – со стороны историков. Причиной тому была, прежде всего, сама философия евразийства, не отторгавшая советскую власть с порога, а включавшая "новую Россию" в свои размышления и построения как неизбежную действительность и политическую реальность. В то время как многие беженцы не удостаивали большевиков полемики и полагались исключительно на виселицу или осиновый кол.

Евразийцы тоже боролись, но идеологически, предполагая вовлечь в свое движение многочисленных сторонников, действуя не пулей, но словом. Они всё или почти всё понимали о провокациях врага, о ловушках и западнях, о проникающей агентуре и
Евразийцы тоже боролись, но идеологически, действуя не пулей, но словом
перехватываемых письмах. Поэтому в своей переписке они ввели широкую практику тайнописи и шифровки.

Неизвестно, кто именно придумывал те или иные имена для знакомых и оппонентов, для географических и политических понятий, но читать сегодня столбики с расшифровкой терминологии очень забавно.

Евразийство называлось в их переписке хлебом, солью, а иногда нефтью. Евразийская идеология – нефтяной кредитной установкой. Коммунисты – конкурентами, масоны – виноделами, монархисты – складовиками.

Эмигрантские организации – мануфактурными конторами, что вполне логично: у беженцев своих фабрик не было, все делалось на коленке, своими руками. А вот политическая деятельность под пером Трубецкого, Сувчинского, Савицкого – вот она превращалась в истинную "промышленную работу".

Очень хорош перечень выдуманных ими псевдонимов, точнее – криптонимов. Ненавистный Василий Шульгин у них – Вральченко, неприемлемый Петр Струве – Стервинский, Кроликов, Сучков, а чтобы не оставалось сомнений, от какого корня эта фамилия, то вот и другой его криптоним – Суклинский.

Милюков – Блохин. Идеологически полярным членам императорской фамилии издевательски даны еврейские фамилии: великий князь Николай Николаевич – Мендельсон, великий князь Кирилл Владимирович – Рубинштейн. Но антисемитами столпы евразийства ни в коем случае не были, и самим себе они тоже взяли еврейские криптонимы: Трубецкой стал Йохельсоном, Савицкий – Элкиным, Сувчинский – Резником.

Том писем Николая Трубецкого к Петру Сувчинскому составлен историком Ермишиной по материалам коллекции покойного Владимира Аллоя. Книгу эту надо приветствовать. Она помогает почувствовать ежедневную жизнь русской эмиграции – здесь и сейчас.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG