Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Таганском суде Москвы возобновляются слушания по делу против организаторов выставки "Запретное искусство"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Кирилл Кобрин: В пятницу 29 мая в Таганском суде Москвы возобновляются слушания по делу против бывшего директора музея имени Андрея Сахарова Юрия Самодурова и искусствоведа Андрея Ерофеева, организаторов выставки "Запретное искусство". С обвиняемыми в разжигании межрелигиозных противоречий, их адвокатом и другими экспертами беседовала Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Выставка "Запретное искусство" проходила в 2006 году и представляла собой несколько экспонатов современного искусства, которые кураторы выставок в разные годы не включали в экспозиции из-за цензуры, самоцензуры и под давлением религиозных консерваторов. Известно, что Государственная Третьяковская галерея исключила из готовящейся выставки работу Александра Косолапова - заполненный черной икрой оклад - после угроз православных граждан. По искам народно-патриотических союзов против организаторов выставки Запретное искусство Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева было возбуждено уголовное дело, которое сначала было закрыто из-за отсутствия состава преступления, затем его рассмотрение останавливалось из-за многочисленных противоречий обвинения. Комментирует адвокат Сергей Насонов.

Сергей Насонов: Обвиняются Самодуров и Ерофеев по 282-й статье Уголовного кодекса, каждый по части 2-й по пункту "Б" "Возбуждение вражды и ненависти, унижение достоинства группы лиц по признаку отношений к религии". Преступление относится к категории тяжких, по которому они обвиняются. Наказание предусматривается оно, в том числе, и в виде лишения свободы.

Елена Фанайлова: Вы неоднократно говорили о том, что в этом деле имеются нарушения. Каковы они?

Сергей Насонов: По моему глубочайшему убеждению, это уголовное дело не может рассматриваться в суде по существу. Обвинение сформулировано таким образом, что от него невозможно защищаться. Это заведомо проигрышное дело для обвиняемых и для защиты, поскольку любое обвинение, которое предъявляется лицу, должно соответствовать такому условию, как условие конкретности. Оно должно быть конкретизированным, четко должно быть указано, какие действия совершило лицо. А что мы видим в обвинительном заключении по этому делу? Во-первых, четко не обозначена группа лиц, в отношении которых якобы была возбуждена вражда и ненависть. В обвинительном заключении есть 4 разных версии: либо это вообще все христиане, либо это только узкая группа православных, либо это даже безотносительно к христианству люди, которые исповедуют некие идеалы русской культуры... Совершенно не конкретизировано, между кем возбуждена эта самая ненависть и вражда. Ну, с одной стороны, это неопределенная группа лиц, непонятно акая, а с другой стороны - кто? Нарушений, на самом деле, с точки зрения формулирования обвинения море. Я уже молчу о том, что экспонаты, которые были на этой выставке представлены, они не описаны все в обвинительном заключении. Есть описание только нескольких из них, более того, описание через призму очень необъективных экспертных заключений, которые заключениями можно назвать с очень большой натяжкой. По сути, это эмоциональное суждение лиц, которые мало компетентны в том вопросе, который перед ними был поставлен.

Елена Фанайлова:
Рассказал адвокат Сергей Насонов.
Обвиняемый Юрий Самодуров говорит о попытках правозащитников повлиять на прокуратуру.

Юрий Самодуров: По этому поводу к прокурору города Москвы обращались Лукин Владимир Петрович, Алексеева Людмила Михайловна, Пономарев Лев Александрович с очень обоснованными такими, как бы сказать, письмами. Лукин с Семиным разговаривал. Алексеева с Семиным разговаривала. И вот три дня назад пришел ответ на такое обращение, уже вот на такую пачку бумаги, анализирующую все нарушения: "Нарушений не установлено. Если прокуратура относится к этому делу, прокурор Москвы, таким образом, то у меня есть все основания предполагать, что это дело варится где-то на самом верху, и там что-то мешает прокурору выполнить свои прокурорские обязанности.

Елена Фанайлова: Об уровне экспертизы этого дела и предшествовавшего похожего процесса по выставке "Осторожно, религия" рассказывает директор ГЦСИ Леонид Бажанов.

Леонид Бажанов: Эксперты и по первой выставке "Осторожно, религия", и по выставке "Запретное искусство" не являются специалистами в области современного искусства. На обращение с просьбой пригласить других экспертов, то есть профессионалов в области современного искусства, и прокуратурой было отказано. Мои коллеги все, кого я знаю, специально многие годы занимаются современным искусством, и отечественным, и зарубежным, приглашены к участию в экспертизе не были. Когда я и кто-то из моих коллег предложили свои экспертные заключения по выставке "Осторожно, религия", они ко вниманию приняты не были. Мы и тогда защищали осужденных, и сейчас будем защищать в процессе осуждаемых.

Елена Фанайлова: Свидетели обвинения, возмущенные выставкой Запретное искусство, а их тысячи, выставку не видели, о чем имеются показания в материалах дела. Возмущение свидетелей основано на предъявляемых им ксерокопиях трех картин и является следствием хорошей пропагандистской работы. Андрей Ерофеев рассказывает о людях, официальной целью которых является борьба с современным искусством и установка цензуры.

Андрей Ерофеев:
Центральным является вот этот человек - Олег Юрьевич Касин - правая рука Александра Баркашова, руководитель распущенно и запрещенной профашистской партии "Российское национальное единство", руководитель одного из ее боевых отрядов, руководитель нескольких организаций, которые воспоследовали после распада РНЕ. Этот человек создал несколько десятков микроскопических организаций. Вот он пишет про организацию "Народная защита", которая запустила наше дело, дело о "Запретном искусстве": "По заявлению этой общественной организации депутату Чуеву и в Прокуратуру Российской Федерации, и в Прокуратуру города Москвы и началось наше дело..."

Елена Фанайлова: При похожих обстоятельствах появились 600 заявлений в прокуратуру по поводу работ художницы Елены Хайдиз, против которой в интернете была развязана пиар-кампания.

Елена Хайдиз: Это были члены 6 националистических организаций, в том числе "Народный собор". Но в основном это "Движение против нелегальной иммиграции" (ДПНИ) и несколько человек, среди них "Пионер-лже", по-моему, это такой очень натасканный провокатор, он мне, в принципе, делал рекламу. Еще есть такая некая "Ксена-282 Одесса" - даже неизвестно, женщина это или мужчина. У них такой штат их якобы друзей в интернете, они собирают про тебя сведения, ищут про тебя данные по телефону, адрес, собирают на тебя досье. Это досье публикуют и начинают обсуждать твою личность, допустим, личную жизнь, мои картины, работу, все что угодно, с кем я разговариваю, с кем встречаюсь. И дальше начинается просто пиар-кампания черного пиара и травля. Бороться с ними совершенно невозможно, то есть очень много этих людей там. Такая агентурная сеть, можно сказать, националистических и православно настроенных персонажей.

Елена Фанайлова:
Писали вам в ЖЖ и как-то...

Елена Хайдиз: Конечно. Меня после этого "троллем" называли. Я первое время просто по-детски реагировала, как-то пыталась себя защитить. А потом, когда поняла, что это кампания настоящая, я стала вести себя более осторожно. Но было уже поздно. Писали электронные письма, звонили по телефону, потому что мой телефон был опубликован в сети. Встретили один раз, было дело... То есть в интернете я самый известный художник.

Елена Фанайлова: Елена Хайдиз и Андрей Ерофеев вошли вместе с правозащитниками, адвокатами и несколькими деятелями искусства в Комитет защиты культуры. Андрей отвечает на вопрос, почему современные художники, давление на которых оказывается с начала двухтысячных годов, не объединились раньше и не подали на фашистские организации встречные иски о клевете.

Андрей Ерофеев:
Что мешало немецким экспрессионистам в 1931-32 годах объединиться и не ждать, когда через год будет сделана выставка "Дегенеративное искусство" и будет запрет на профессию, а объединиться и создать антифашистский фронт, комитет защиты культуры? Что мешало? То же самое мешает и здесь - страусиная позиция. Вот сейчас на выставке в "Гараже" есть такая работа Маурицио Кателаны, знаменитого итальянского художника, - страус, закопавший голову в выставочном зале. Понимаете, вот эта позиция, что обойдется, вот мы-то как раз считаем, что не обойдется, если не начать противодействовать этим людям.

Елена Фанайлова:
Андрей Ерофеев, искусствовед, куратор.
В пятницу в таганском суде возобновляются слушания по делу выставки "Запретное искусство".
XS
SM
MD
LG