Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Запретное искусство" возвращается в суд


"Запретное искусство" грозит бывшему директору музея имени Сахарова Юрию Самодурову (на фото) лишением свободы

"Запретное искусство" грозит бывшему директору музея имени Сахарова Юрию Самодурову (на фото) лишением свободы

В пятницу, 29 мая в Таганском суде Москвы возобновляются слушания по делу против бывшего директора музея имени Андрея Сахарова Юрия Самодурова и искусствоведа Андрея Ерофеева. Организаторам выставки "Запретное искусство" инкриминируется разжигание межрелигиозных противоречий. Оценку ситуации в эфире Радио Свобода дают сами обвиняемые, их адвокаты и другие эксперты.


Выставка "Запретное искусство-2006", представлявшая собой несколько экспонатов современного искусства, которые в 2006 году не попали в экспозиции из-за цензуры, самоцензуры и под давлением религиозных консерваторов, проходила в марте 2007 года.


По искам народно-патриотических союзов против организаторов "Запретного искусства" Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева было возбуждено уголовное дело. Сначала оно было закрыто из-за отсутствия состава преступления, а после возобновления его рассмотрение неоднократно останавливалось из-за многочисленных противоречий обвинения. По словам адвоката Сергея Насонова, Самодуров и Ерофеев обвиняются по пункту "б" ч. 2 ст. 282 Уголовного кодекса — "Возбуждение вражды и ненависти, унижение достоинства группы лиц по признаку отношений к религии". Преступление относится к категории тяжких, и подразумевает наказание вплоть до лишения свободы.


При этом адвокат уверен, что это уголовное дело не может рассматриваться в суде по существу. "Обвинение сформулировано таким образом, что от него невозможно защищаться, — говорит Насонов. — Это заведомо проигрышное дело для обвиняемых и для

Что мы видим в обвинительном заключении по этому делу? Не указана четко группа лиц, в отношении которых якобы были возбуждены вражда и ненависть
защиты, поскольку любое обвинение, которое предъявляется лицу, должно соответствовать такому условию, как условие конкретности. Должно быть четко указано, какие действия совершило лицо. А что мы видим в обвинительном заключении по этому делу? Не указана четко группа лиц, в отношении которых якобы были возбуждены вражда и ненависть. В обвинительном заключении есть четыре разные версии: либо это вообще все христиане, либо это только узкая группа православных, либо это даже безотносительно к христианству люди, которые исповедуют некие идеалы русской культуры..." При этом, по мнению адвоката, в обвинении не сформулирован и вопрос о том, как и в ком была возбуждена пресловутая вражда. "Я уже молчу о том, что в обвинительном заключении описаны не все представленные на выставке экспонаты, — добавляет юрист. — Есть описание только нескольких из них, причем сделанное через призму очень необъективных экспертных заключений, которые заключениями можно назвать с очень большой натяжкой — по сути, это эмоциональное суждение лиц, мало компетентных в поставленном перед ними вопросе".

Как отмечает обвиняемый Юрий Самодуров, прокурор города Москвы в ответ на обращения правозащитников Владимира Лукина, Людмилы Алексеевой и Льва Пономарева никаких нарушений в формулировке обвинения не нашел. "Если прокуратура относится к этому делу, таким образом, то у меня есть все основания предполагать, что дело варится где-то на самом верху, и там что-то мешает прокурору выполнить свои обязанности", — говорит Самодуров.


"Эксперты и по первой выставке "Осторожно, религия", и по выставке "Запретное искусство" не являются специалистами в области современного искусства, — рассказывает об уровне экспертизы этого дела и похожего процесса по выставке "Осторожно, религия" директор Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов. — В просьбе пригласить других экспертов, профессионалов в области современного искусства, прокуратурой было отказано. Мои коллеги, которые специально многие годы занимаются современным искусством, и отечественным, и зарубежным, приглашены к участию в экспертизе не были. Когда я и кто-то из моих коллег предлагали свои экспертные заключения по выставке "Осторожно, религия", их не приняли во внимание. Но мы и тогда защищали осужденных, и сейчас будем защищать обвиняемых".


Тысячи разгневанных "Запретным искусством" свидетелей обвинения саму выставку не видели, о чем имеются показания в материалах дела. Поводом для возмущения служит хорошая пропагандистская работа и предъявляемые им ксерокопии трех картин.

По словам Андрея Ерофеева, руководит борьбой против современного искусства и за установление цензуры человек, имеющий

Тысячи разгневанных "Запретным искусством" свидетелей обвинения саму выставку не видели, о чем имеются показания в материалах дела
непосредственное отношение к радикальным националистам. "Этот человек — Олег Юрьевич Касин, — говорит Ерофеев. — Это правая рука Александра Баркашова, возглавлявшего распущенную и запрещенную сейчас профашистскую партию "Российское национальное единство", руководитель одного из ее боевых отрядов. После распада РНЕ он создал несколько десятков микроскопических организаций".


Дело "Запретного искусства" было начато после того, как одна из подобных общественных организаций, "Народный собор", обратилась с заявлением в прокуратуру и к депутату Госдумы Александру Чуеву.


При сходных обстоятельствах в прокуратуре появились 600 заявлений по поводу работ художницы Елены Хайдиз, ставшей

И дальше начинается просто черный пиар, травля. Их очень много, целая агентурная сеть националистических и православно настроенных персонажей
объектом настоящей травли в интернете. Участие в кампании принимали члены сразу шести националистических движений, в том числе "Движение против нелегальной иммиграции" (ДПНИ) и "Народный собор". "Они ищут твой телефон, адрес, собирают на тебя досье. Это досье публикуют и начинают обсуждать твою личность, допустим, личную жизнь, картины, работу, все что угодно, с кем разговариваешь, с кем встречаешься, — рассказывает художница. — И дальше начинается просто черный пиар, травля. Бороться с ними совершенно невозможно. Их очень много, целая агентурная сеть националистических и православно настроенных персонажей".


С начала 2000-х годов давление на современных художников постепенно усиливается. Вместе с правозащитниками, адвокатами и несколькими деятелями искусства Елена Хайдиз и Андрей Ерофеев вошли в Комитет защиты культуры. "Что мешало немецким экспрессионистам в 1931-32 годах объединиться и не ждать год до выставки "Дегенеративное искусство" и запрета на профессию, а объединиться и создать антифашистский фронт, комитет защиты культуры? Что мешало? То же самое мешает и здесь — страусиная позиция, — говорит искусствовед. — Сейчас на выставке в "Гараже" висит работа Маурицио Кателаны, знаменитого итальянского художника — страус, закопавший голову в выставочном зале. Мы как раз считаем, что если не начать противодействовать этим людям, то не обойдется".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG