Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. 70 лет назад вышел в свет первый комикс о Бэтмене


Андрей Шарый: А сейчас я представлю вам заключительную рубрику программы - "Сегодняшний факт".
70 лет назад в 27-м выпуске американского журнала Detective Comics вышел первый комикс художника Боба Кейна и писателя Билла Фингера о человеке - летучей мыши Бэтмене. Супергерой Брюс Уэйн, сражающийся со злом с крыльями за спиной, стал одним из самых тиражированных и популярных образов массовой культуры ХХ века - героем бесчисленных комиксов, книг, мультипликационных и художественных фильмов.
О феномене Бэтмена - мой нью-йоркский коллега Александр Генис.

Александр Генис: Бэтмен - как Микки Маус с крыльями. Он - продукт чисто американской фантазии, плод оптимистического и прагматического духа Нового Света. От других сверхгероев Бэтмена отличает отсутствие сверхъестественных способностей. Он пришел из романов Жюля Верна, и могущество его держится не на честном волшебном слове, как у Гарри Поттера, а на пружинках и винтиках. Вся соль - в технических подробностях, которые не могут не увлечь подписчика "Юного механика", завсегдатая магазина "Умелые руки" и любителя научной фантастики, которая как раз тогда, 70 лет назад, вышла на арену, чтобы подмять под себя все остальные виды "Pulp Fiction".
День рождения Бэтмена важен еще и потому, что в 1939-м, на краю Депрессии и накануне войны, даже детям было ясно, что спасителю нужна боевая машина и беззаветная уверенность в своей правоте. Всем этим комикс наделил своего героя.
"Темный рыцарь" науки и техники, Бэтмен днем - богач, а ночью - мститель. Робин Гуд от капитализма, он деньги не отбирает, а тратит, причем, исключительно по назначению - на борьбу со злом. Больше любого другого Супермена, Бэтмен напоминает Билла Гейтса. Не удивлюсь, если второй и впрямь берет пример с первого.
Однако, для тех, кто, как я, вырос, на других сказках, Бэтмен остается чужим и диким. Я полюбил его от противного и лишь тогда, когда увидал лучшую и - самую успешную - экранизацию 1989. Поставивший ее Тим Бартон психологизировал комикс, введя в него мотив личной свободы и экзистенциального выбора. Злодей-Джокер в гениальном исполнении Джека Николсона - мятущийся дух, порабощенный богатством и причудливостью своего интеллекта. Безжалостно усложнив свой рисованный первоисточник, Николсон вывел его из поля мифологической образности в патологию. Он играл Свидригайлова, отодвигая, как это часто случается и у Достоевского, добро на второй план. Зато зло в этой взрослой версии "Бэтмена" так сложно, диалектично и запутанно, что добру и делать нечего. Зло гибнет под гнетом внутренних противоречий - оно жаждет поражения как расплаты и освобождения. Неудивительно, что такой "Бэтмен" остался исключением...

Андрей Шарый: Почему одни персонажи массовой культуры переживают самих себя и своих создателей и остаются популярными десятилетиями, а другие - формально такие же супергерои - уже давно забыты? Об этом рассуждает поклонников комиксов, московский писатель Сергей Кузнецов.

Сергей Кузнецов: Может быть, даже важнее время и место, чем непосредственно то, что порождает. Фантомас появился, наверное, раньше все, и на тот момент, помимо литературы, не было вообще других носителей массовой культуры. Зорро появился позже, и в большой степени его популярность была подпитана и усилена фильмом. Что касается Бэтмена, который появился позже всех, то к этому моменту, конечно, комикс был уже большой индустрией массовой культуры. Сегодня естественно ожидать появления чего-нибудь такого из интернет-среды, таких вещей. Для каждого времени и места, для каждой эпохи есть своя среда, в которой хорошо появляются супергерои. Поскольку летучая мышь - существо малоприятное, то это сращивание человека с летучей мышью крайне перспективно, как всякая амбивалентность, позволяет себя сильно развивать. И в отличие, скажем, от Супермена, персонажа, который в течение очень многих лет был персонажем абсолютно того же размера, Бэтмен все-таки человек. И это дало возможность сделать перезапуск так называемый Бэтмена в соответствующее время.
Если мы берем просто образ супергероя, про него все ясно, он изначально двуединый: он днем обычный человек, а ночью он супергерой. Все супергерои живут в этих двойных ипостасях. Некоторое время этой двуединости хватает для того, чтобы выражать сюжеты, поддерживать интерес публики и так далее. Опять же Зорро в этом смысле типический супергерой. Интересное начинается в тот момент, когда у образа появляется объем. Это совершенно неправда, что массовой культуре объем не нужен. Массовой культуре объем нужен, как и любой другой, потому что именно с объемом можно работать, можно при вот этих бесконечно наворачивающихся сюжетах и пересказах одного и того же что-то делать. Массовая культура хорошо различает добро и зло, она начинае с того, что она оперирует добром и злом. Но она вырастает до уровня мифа, когда в ней есть вот этот потенциал игры про амбивалентность добра и зла. Сильнее так, сильнее сяк, преображение дурного в хорошее и хорошего в дурное и так далее.

Андрей Шарый: Гостями рубрики "Сегодняшний факт" были московский писатель Сергей Кузнецов и обозреватель Радио Свобода Александр Генис. 70 лет назад вышел в свет первый комикс о человеке - летучей мыши, Бэтмене.
XS
SM
MD
LG