Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Школа выживания». Экономические последствия кризиса для американской семьи


Ирина Лагунина: Нынешняя экономическая рецессия в Соединенных Штатах, как считает большинство экспертов, сопоставима по масштабам с Великой депрессией. Не случайно 93-летняя Клара наделала чрезвычайный шум в интернете, когда записала – причем на видео – свои воспоминания о временах Великой депрессии. Причем воспоминания в виде рецептов. Для тех, кто слушает программу вечером, могу предложить рецепт депрессивного завтрака бабушки Клары: сахарное печенье (треть стакана сахара, три взбитых яйца смешать с сахаром, добавить полтора стакана муки и размешать до состояния густой однородной массы, скатать в трубочку, нарезать и запечь) и кофе. Этот завтрак полагался в годы депрессии только по выходным. В обычные дни семья Клары завтракала кофе и хлебом. Причем для детей полагалась капля кофе, а все остальное – сгущенное молоко с водой. А для тех, кто слушает повтор программы в 3 часа дня по московскому времени Клара предлагает еду бедняка. Она включает в себя картошку и сосиски. Картошку почистить и нарезать кубиками. Почистить лук, порезать, добавить в картошку. Спрыснуть растительным маслом и поставит на медленный огонь. Сосиски нарезать кружочками. Дождаться, пока карточка немного подрумянится. Добавить чуть-чуть томатного соуса, воды, и всыпать кружочки сосиски. Дождаться, пока картошка будет совсем мягкой. Бабушка Клара уверяет, что соседские дети и сейчас прибегают к ней и просят приготовить еду бедняка. Но я думаю, нам с вами достаточно вспомнить рецепты советского времени, и американская экономия покажется расточительством. А пока американцы продолжают затягивать пояса. Наш вашингтонский корреспондент Аллан Давыдов попытался разобраться в некоторых обстоятельствах индивидуального кризисного выживания американцев. Сегодня – часть первая. Экономические особенности выживания.

Аллан Давыдов: Чем дольше экономический кризис - тем больше признаков того, что американцы заметно меняют свой образ жизни. Причем это касается не только тех, кто лишился работы или потерял жилье за неуплату ипотечных взносов. Даже семьи с достатком сокращают свои повседневные расходы и откладывают больше денег в банк. Реструктуризация домашнего бюджета, в частности, ощущается, когда американская семья собирается за обеденным столом.
У Кейт Коффман и ее семьи дом расположен в зажиточном квартале в северо-западной части Вашингтона, недалеко от реки Потомак. У ее мужа – своя фирма по разработке компьютерных программ. Сама она – выпускница престижного университета, работает в сфере публичной политики. У них двое маленьких сыновей. Кейт признается, что впервые за весь период супружеской жизни она начала тщательно контролировать семейные расходы, включая затраты на питание. На кухонный холодильник она вывесила таблицу основных пищевых продуктов с данными об их питательности и калорийности.

Кейт Коффман: У меня много времени заняло, чтобы понять, как разумнее выстроить нашу недельную программу питания. Я пришла к выводу, что дешевле и полезнее для здоровья будет не ходить в кафе и рестораны, а готовить ужин дома. Так я и поступаю в большинстве случаев. Что остается от ужина – разогреваем и доедаем следующим утром на завтрак. Это позволяет избежать расточительности, которую мы позволяли себе прежде.

Аллан Давыдов: Раньше Коффманы часто заказывала на ужин пиццу из близлежащего итальянского ресторана. Один такой заказ обходился в 23 доллара. Сейчас семья печет пиццу сама, покупая в популярном кулинарном магазине Pillsbury набор готовых ингредиентов за семь долларов. Супругов радует не только трехкратная экономия, но и то, что это дает их маленьким сыновьям элементарные навыки кулинарии, и уроки рачительного бюджета. 6-летнему Эйдану нравится лепить пиццу в форме буквы, с которой начинается его имя.

Кейт Коффман: Я экономлю деньги, и буду продолжать, пока не вырасту большой. А вырасту - подсчитаю, сколько сэкономил.

Аллан Давыдов: Однако, как считает профессор экономики Университета штата Мэриленд Питер Мориси, сокращение затратной части семейного бюджета среднего американца – не лучшее лекарство для экономики страны.

Питер Мориси: Парадоксально, но если люди экономят больше – экономика перестает работать. То, что американец сейчас меньше тратит и больше откладывает – хорошо лично для него, но это серьезно затрудняет восстановление экономики. Поэтому и понадобились колоссальные бюджетные вливания, известные как пакет экономического стимулирования.

Аллан Давыдов: По словам профессора Мориси, откладывание денег – естественная реакция людей на резкое падение цен на дома и пакеты ценных бумаг.
Кэти Коффман старается сократить текущие семейные расходы на 15 процентов. Она говорит, что откладывает высвободившиеся деньги не какие-то конкретные покупки, а просто накапливает их на своем банковском счету.
Другие семьи поступают точно так же. Стало модно обедать на работе взятой из дома едой и посещать магазины секонд-хенд. Кейт Коффман говорит, что они с мужем отменили запланированную поездку всей семьей в Португалию.

Кейт Коффман: Некоторые коррективы, которые нам пришлось внести в наш образ жизни, мы рассматриваем как позитивные с точки зрения не только поддержания финансовой устойчивости, но и семейной философии, воспитания детей. Я не думаю, что наши сыновья почувствовали заметные перемены в жизни. Но зато им определенно нравится собственными руками готовить пиццу по пятницам.
Сама я тоже не ощущаю пока больших проблем в повседневной жизни. Но психологически все же присутствует повышенная тревога, недостаток душевного спокойствия. И все же жизнь остается прекрасной: у нас двое очаровательных детей, верные, общительные друзья. Говорить о серьезном ухудшении качества жизни нашей семьи я бы не стала.

Аллан Давыдов: Кэти Коффман, жительница Вашингтона, - явный оптимист.
А между тем, согласно данным Министерства труда Соединенных Штатов, в апреле уровень безработицы в стране вырос до 8,9 процента. Только за месяц было потеряно 539 тысяч рабочих мест. Общее число американских безработных сейчас составляет без малого 14 миллионов человек.
Как следствие - все многолюднее становится в приемных агентств по оказанию социальной помощи. Многие, кто приходит туда для оформления государственных пособий, делают это впервые в жизни. Джулиан Роча 20 лет назад иммигрировал из Мексики в Калифорнию и все эти годы имел постоянную работу плотника. Казалось, все складывалось отлично. Три года назад он получил американское гражданство. У них с женой четверо детей. Они купили в кредит дорогой дом. Все поменял экономический кризис.

Джулиан Роча: В прошлом году я лишился работы, затем за неуплату ипотечных взносов банк отнял у меня дом. Я потеря всё.

Аллан Давыдов: Какое то время Роча получал пособие по безработице. Но по истечении установленного срока выплаты прекратились. Он продолжает получать бесплатную медицинскую помощь в рамках управляемой властями штата программы, а также бесплатные талоны на питание. Решение обратиться за государственным пособием далось нелегко, потому что Джулиан всегда считал, что любая социальная помощь - это удел лентяев.

Джулиан Роча: Я никогда прежде не обращался к государству за помощью. Но сейчас – вынужден, потому что должен что-то принести в семью. У меня нет выбора. Решиться на это было нелегко. Но у меня жена и дети, о которых я должен позаботиться.

Аллан Давыдов: Джулиан Роча живет в юго-восточном пригороде Сан-Франциско, который особенно пострадал от ипотечного кризиса. Поток обращающихся за материальной помощью к государству возрос в этих местах на 60 процентов. Джо Валентайн – директор управления занятости и социальных служб административного округа Контра Кост, говорит, что его учреждению впору переходить на осадное положение. Он отмечает, что среди дожидающихся в очередях подачи заявки на пособие многие, в отличие от прошлого, не матери-одиночки или потерявшие работу одинокие люди, а члены полных семей, а также обладатели стабильной работы в прошлом.

Джо Валентайн: Мне кажется, эти люди испытывают эмоциональный шок, приходя сюда с заявлением о помощи. Они никогда раньше не думали, что могут оказаться в подобной ситуации. Но она настала. И они вынуждены простаивать в длинных очередях. Может пройти несколько недель, прежде чем дождешься приглашения на собеседование с инспектором нашего управления, А в ходе собеседования может оказаться, что кто-то из них не подпадает под категорию нуждающихся в помощи. Все это очень сложно.

Аллан Давыдов: Отчасти сложность связана с бюрократией и необходимостью проверки документации, способной привести в полную растерянность таких новичков как Джулиан Роча.

Джулиан Роча: Просто невыносимо становится от заполнения массы бланков, от многочисленных встреч с чиновниками. Сначала ты весь день стоишь в очереди, чтобы назавтра получить назначение на собеседование. Завтра тебе говорят, что каких-то документов не хватает: принеси свидетельство о рождении, принеси паспорт. Ты вынужден приходить сюда снова и снова.

Аллан Давыдов: В разгар оформления документов может оказаться, что проситель не имеет права получать помощь по той или иной социальной программе. Например, если человек, не имея в данный момент дохода, все же владеет имуществом, ценными активами. Говорит Джеральд Сэм, сотрудник окружного управления занятости и социальных служб.

Джеральд Сэм: Те, кто никогда прежде не сталкивались с нашей системой, склонны думать, что, проработав полжизни и исправно платя налоги, они получают право на пособие от нас. Но дело не в этом, а в том, как высоко оценивается их собственность. Однако порой они этого не понимают.

Аллан Давыдов: Действительно, некоторые требования могут сбить с толку. Так многие люди могут владеть приличным автомобилем. Если его остаточная стоимость превышает четыре с половиной тысячи долларов – тогда им не стоит рассчитывать на государственное денежное пособие. Фрэнк Мекка, возглавляющий калифорнийскую общественную Ассоциацию директоров социальных служб, называет такое положение вещей «близким к идиотизму».

Фрэнк Мекка: Это – запредельная нелепость. Получается, что соискатель материального пособия, у которого есть машина, должен избавиться от нее, чтобы быть вправе получать от Министерства труда содействие в рамках программы постепенного перехода от государственного социального обеспечения к самостоятельной трудовой деятельности. В такую программу могут входить организация курсов профессиональной переподготовки, помощь в поиске работы. Но опять же, чтобы человек мог активно искать работу – ему нужно личное транспортное средство.

Аллан Давыдов: Личный автомобиль – это, пожалуй, последнее чем способен пожертвовать американец, даже безработный. Хотя бы потому, что она ему необходима для встреч с потенциальными работодателями, не до всякого из которых доедешь общественным транспортом.
Вот и Джулиан Роча не стал продавать свою машину, Чтобы сводить концы с концами, он договорился с одним из друзей, что будет арендовать его дом за полцены. Он говорит, что, несмотря на трудные времена, остается оптимистом и полон решимости найти работу, избавившись от необходимости получать помощь от государства.
XS
SM
MD
LG