Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Соединенные Штаты ищут ответ на северокорейский вызов


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов.

Юрий Жигалкин: Вашингтон не пришел к выводу о том, чем ответить на очередные ядерные испытание и явно провокационные заявления Северной Кореи. Пока Соединенные Штаты прибегают к сильным заявлениям. С ними в четверг выступила госсекретарь Хиллари Клинтон.

Аллан Давыдов: Осудив "провокационные и воинственные" угрозы северокорейского руководства, Клинтон подтвердила верность США союзническим обязательствам по защите Южной Кореи и Японии, которые находятся в пределах досягаемости северокорейских ракет.
Способно ли международное сообщество совладать с Северной Кореей? Я задал этот вопрос Брюсу Клингнеру, сотруднику вашингтонского фонда "Наследие".

Брюс Клингнер: К сожалению, в отношении Северной Кореи трудно за что-то поручиться. Но, по крайне мере, лучшие шансы на успех дала бы комплексная всеобъемлющая стратегия, включающая в себя как меры наказания, так и переговоры. Как мы убедились, безрезультатной оказалась как политика кнута первых шести лет администрации Буша, так и политика пряника последних двух лет. Возможно, сочетание двух методов принесет больший успех. Необходимо заставить Северную Корею вернуться за стол переговоров в попытке умерить ее поведение. Прежде всего добиваться принятия Советом безопасности ООН резолюции о введении обширных санкций против всех северокорейских и иностранных банков и государственных организаций, имеющих отношение к ядерным и ракетным программам Пхеньяна. Вместе с тем США и их союзникам необходимо потихоньку готовить чрезвычайный многовариантный сценарий на случай, если мы, в конце концов, придем к выводу о безрезультатности переговоров.

Аллан Давыдов: Какова вероятность ядерного конфликта на фоне провокаций Пхеньяна? Готовы ли Соединенные Штаты действительно пройти на обострение?

Брюс Клингнер: Вероятность конфликта с применением ядерного оружия сейчас будет низкой, ибо Северная Корея не обладает ядерными зарядами, способными быть доставленными к цели. Но, судя по цепи последних событий, Пхеньян, скорее всего, продолжит подобные провокации. Их учащение указывает на то, что Ким Чен Ир больше не заинтересован в переговорах. Опасность в том, что тактическое военно-морское противостояние Северной Кореи с Южной может принимать все более стратегический характер. Эскалацию конфликта может повлечь неправильная оценка противостоящими сторонами действий друг друга.

Юрий Жигалкин: Соединенные Штаты помогают России утвердиться в роли крупнейшего мирового поставщика ядерного топлива для электростанций. Так американские эксперты оценивают последствия подписания соглашения между американскими производителями электроэнергии и российским государственным Техснабэкспортом. Это соглашение касается импорта слабообогащенного урана - ядерного топлива. Действие первого американо-российского коммерческого соглашения такого рода начнется в 2014 году. За шесть лет Россия намерена заработать миллиард долларов на экспорте урана США.
Появление российского ядерного топлива на обособленном американском рынке в 1990-х годах было результатом своеобразного дружественного жеста Вашингтона. Ныне российским ураном удовлетворяется около 50 процентов потребностей американских атомных электростанций. Но это невероятное для Америки директивное предпочтение российского продукта закончится через пять лет. Новое соглашение, по сути, гарантирует российским экспортерам 20 процентов американского рынка на будущее. И они называют это соглашение историческим. У американских экспертов менее однозначный взгляд на ситуацию. Вот что говорит специалист по ядерной энергии сотрудник фонда "Наследие" Джек Спенсер.

Джек Спенсер: В данный момент Россия не экспортирует в США топливо, произведенное из сырьевого урана, только из оружейного, но через несколько лет эта специальная программа закончится. Теперь же Москва оговорила право коммерческого экспорта ядерного топлива, но суть этого соглашения, на мой взгляд, заключается в ограничении доступа России на американский рынок, что в принципе невыгодно для американского потребителя. По этому соглашению, российский экспорт покроет не более 20 процентов американского спроса. Остальные восемьдесят процентов будут удовлетворяться европейскими и американскими производителями, которые строят четыре предприятия по переработке урана на территории Соединенных Штатах. России досталась та часть поставок, которую не могут обеспечить эти новые производства. Видимо, на взгляд Москвы, это тем не менее хорошая сделка, но мне, как рыночнику, такой раздел рынка кажется контрпродуктивным, от него пострадают американские потребители.

Юрий Жигалкин: Впрочем, Вашингтон не скрывает, что его взгляды на рынок ядерного топлива зиждится не сугубо на принципе свободного предпринимательства. Он явно заинтересован в создании системы надежных заслуживающих полного доверия производителей ядерного топлива, на ком бы в будущем держался банк ядерных материалов - источник топлива для атомных электростанций во всем мире. Россия, по мнению США, может стать ключевым звеном такой системы.
XS
SM
MD
LG