Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия приберегла для России "политическое фамильное серебро"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст.

Андрей Шарый: Вместе с нами репортаж из Минска слушал известный в Белоруссии политолог и журналист, обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст, он в прямом эфире программы "Время Свободы".
Похоже, что в отношениях партнеров обе стороны так или иначе используют экономический или политический шантаж. На ваш взгляд, каков ресурс белорусской стороны? Что еще может выставить на стол переговоров Александр Лукашенко для того, чтобы не поддаваться сильному давлению Москвы?

Юрий Дракохруст: Я думаю, что в данном случае русские действуют в соответствии с известной испанской пословицей "другу - все, врагу - только закон". Действительно, Белоруссия не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, в том числе и после таких довольно недвусмысленных напоминаний со стороны господина Грызлова. Кроме того, судя по всему, в Москве очень большую обеспокоенность вызвало присоединение Белоруссии к "Восточному партнерству". Ну, и судя по всему, Москва действует так: ах, раз вы так, раз вы нас не любите, ну, так давайте мы, как нелюбимые, и будем с вами разговаривать. Тут, действительно, самое сенсационное - это то, о чем говорил Кудрин. Что касается того, что может сделать Белоруссия. Во-первых, продолжать просить и рассчитывать на то, что россияне несколько успокоятся и у них сработает такой механизм, что "ай-яй-яй, как бы нам не потерять последнего союзника", и что они сменят гнев на милость. Другой вариант - это, как говорится, уж раз пошли в Европу, можно идти и дальше, можно ведь и там попросить. Кстати, господин Кудрин сказал о том, что не только Россия не дает денег, но дело в том, что задержан и второй транш кредита МВФ. Можно просить у МВФ все-таки дать этот кредит. Ну, а в конце концов, возможен действительно вариант - признать Абхазию и Южную Осетию.

Андрей Шарый: Это не исключают белорусские политологи?

Юрий Дракохруст: Нет, это не исключают, это не исключают и белорусские политики. Судя по всему, это такое политическое фамильное серебро: уж продать его тогда, когда совсем плохо будет.

Андрей Шарый: А как на это может отреагировать Западная Европа? Собственно говоря, одно из условий возобновления диалога с ОБСЕ, возобновление диалога с Европейским союзом, Советом Европы для Белоруссии - это непризнание Южной Осетии и Абхазии. Об этом тоже довольно недвусмысленно говорили политики в Брюсселе.

Юрий Дракохруст: Ну да, но знаете, как говорит пословица, "рыбка задом не плывет". Это действительно было условием, но как бы разрывать диалог, если Белоруссия эти республики признает, будет не очень удобно. Кроме того, я уверен, что сейчас, после таких громоподобных заявлений господина Кудрина, Александр Лукашенко, как опытный коммерсант, в том числе и политический коммерсант, вот с этим заявлением Кудрина поедет в Брюссель и скажет: "Мужики, ну вот, я вынужден. Если вы не хотите, чтобы я признавал, платите вы, мне все равно, кто заплатит".

Андрей Шарый: Остается дождаться только ответа на такие заявления, если они последуют, Александра Лукашенко.
Юрий, есть еще один громадный экономический проект в перспективном плане отношений России и Белоруссии, это строительство атомной электростанции на территории Белоруссии. Девять миллиардов долларов - это немалые деньги не только для Белоруссии, но и для России. На ваш взгляд, это только политическая кулиса всего этого дела или действительно есть какая-то реальная возможность, что такие огромные деньги будут откуда-то взяты и эта АЭС построена?

Юрий Дракохруст: Мне трудно сказать, потому что, действительно, это уж слишком большие деньги, и трудно представить себе, что они будут вот так вот взяты из российского бюджета или из российского стабфонда, все-таки кризис есть кризис.

Андрей Шарый: Но это не единоразовая выплата, конечно.

Юрий Дракохруст: Безусловно. Но тут есть, конечно, некий российский интерес в том смысле, что это, может быть, еще как-то усилит зависимость Белоруссии от России. Но, честно говоря, мне достаточно трудно сказать, тем более что буквально сегодня я прочитал заявления неких российских представителей : а нужно ли нам это? потому что у нас будет АЭС в Калининграде, и еще и белорусская, ну, это конкурент.

Андрей Шарый: А это нужно вообще Белоруссии?

Юрий Дракохруст: Белоруссии это нужно в том смысле, что дилемма эта не только белорусская, мы в начале года видели в Европе... реальная дилемма такая: или очень сильно зависеть от российского газа, или строить АЭС.

Андрей Шарый: На российские же деньги для того, чтобы зависеть потом, с точки зрения поставок...

Юрий Дракохруст: Знаете, можно манипулировать разными формами зависимости.
XS
SM
MD
LG