Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Школа выживания». И швабра в руках - деньги. Психологические последствия экономического кризиса в США


Ирина Лагунина: Я начала предыдущий выпуск программы с рассказа о 93-летнем блогере Кларе, которая завоевала необыкновенную популярность тем, что выставила видеозаписи, на которых дает рецепты еды времен Великой Депрессии. Отвечаю на просьбы, которые уже пришли и которые, возможно, еще могли бы прийти – адрес сайта depressioncooking.com. Любопытно, что газета Нью-Йорк Таймс в марте этого года воспользовалась идеей и пригласила друзей Клары поделиться их опытом или их воспоминаниями, как они украшали дом в 30-е годы. Два самых замечательных ответа – в доме всегда был юмор. Это первый. А второй – у родителей была квартира в Нью-Йорке, и мама всегда старалась держать окна чистыми. Замечу, что это почти такая же невыполнимая задача, как в Москве.
Но если говорить серьезно, то какие психологические и социальные проблемы испытывает американское общество в период нынешнего кризиса. «Школа выживания» - продолжение рассказа нашего вашингтонского корреспондента Аллана Давыдова.

Аллан Давыдов: Экономическая рецессия сопровождается ростом числа американок, которые обращаются в службы планирования семьи. Прежде этот контингент состоял в основном из молодых женщин от 18-ти до 24-х лет. Но сегодня ощущается наплыв женщин более старшего возраста, а также тех, кто не имеет медицинской страховки.
Представители центров планирования семьи и клиник, специализирующихся на прекращении беременности, говорят, что экономический кризис ощущается в их учреждениях самым непосредственным образом. Их клиентура расширилась за счет женщин самых разных возрастов, с самым различным уровнем дохода. Увеличилось число людей, которые звонят в такие центры и спрашивают, могут ли они получать бесплатно противозачаточные средства. Другие хотят выяснить сроки и условия прерывания беременности.
Стивен Тромбли, директор регионального Центра планирования семьи в Чикаго, говорит, что в последние несколько месяцев количество абортов, проводимых врачами центра, резко выросло.

Стивен Тромбли: Вполне естественно, что, узнав о непредусмотренной беременности, женщины стремятся принять решение о том, что делать дальше. Но сегодня в массе своей решение о прибавлении в семье выглядит иначе, чем, скажем, год назад. То есть, женщина чаще решается на аборт. При этом резко возросла востребованность услуг специалистов медучреждений, управляемых государственной системой социальной защиты населения, прежде всего в небольших городках, где в результате рецессии сокращены тысячи рабочих мест. Так произошло, когда производитель строительной и горнорудной техники компания Caterpillar, раcположенная в округе Пеория, объявила о массовом увольнении персонала. Потеряв страховку от работодателя, покрывавшую львиную долю затрат по лечению в частных медучреждениях, люди устремились к нам.

Аллан Давыдов: Статистика Американской федерации планирования семьи свидетельствует о росте числа непредусмотренных беременностей среди американок. Специалисты полагают, что этому отчасти способствовало удорожание контрацептивов. Стоимость месячного комплекта выписываемых врачом противозачаточных таблеток достигла 60 долларов. Одновременно снизилась покупательная способность их потребительниц.
Судя по всему, кризис способствует сближению поколений. Многие молодые американцы, которые относительно недавно начали карьеру, но потеряли работу, считают, что самое лучшее в такой ситуации - вернуться в родительский дом, в город, где прошло их детство. Для 23-летнего Энтони Арнолда таким городом является Питтсбург, штат Пенсильвания. Сейчас Энтони зарабатывает на жизнь тем, что жарит мясо на гриле в популярнейшем местном ресторане Primanti Brothers. Он называет себя типичной жертвой рецессии.

Энтони Арнолд: Я вернулся сюда недавно, после того, как прожил два года в штате Вирджиния. Там работал в крупном магазине потребительской электроники Circuit City, в отделе продажи аудиоаппаратуры. Но эта торговая сеть обанкротилась и вышла из бизнеса. Единственное, что мне оставалось сделать - вернуться в Питтсбург, где осталось мое сердце, где я родился и вырос.

Аллан Давыдов: Арнольд говорит, что не планировал снова устраиваться в ресторан, где он работал еще подростком. Но там по-прежнему работают его старые друзья - и он быстро согласился с их предложением примкнуть. Дома, что называется, и стены помогают.
С этим готов согласиться и другой молодой уроженец Питтсбурга – Дасти Роу, который также недавно вернулся в родной город, хотя остается в положении безработного.

Дасти Роу: Я вынужден был возвратиться после того, как потерял работу в строительной компании в штате Огайо. Там же у меня был и дом. Проклятая рецессия лишила меня всего. Здесь пока не могу устроиться по специальности из-за спада в строительной индустрии. Но Питтсбург – моя малая родина. Это греет душу. Тем более что живу сейчас там, куда всегда тянуло больше всего – в огромной полуподвальной комнате дома, принадлежащего маме и отцу.

Аллан Давыдов: В разговор вступает мама Дасти - миссис Ронда Аллен.

Ронда Аллен: Я люблю моего сына. Он может жить в моем доме до самой моей смерти, я не против. Сейчас трудные времена. Если сыну не повезло – он всегда найдет поддержку в родительском доме.

Аллан Давыдов: Марк Купер, житель города Глендэйл в штате Аризона, возглавлял службу безопасности западно-американского отделения фирмы, входящей в 500 самых преуспевающих компаний страны. Так продолжалось до июня прошлого года, пока его не уволили. После чего ему пришлось несколько месяцев поработать уборщиком.

Марк Купер: Произошедшее привело меня в полное уныние, в шок, если не сказать больше. Все обрушилось так неожиданно. Через месяц бесплодных поисков новой работы в условиях сузившегося рынка я понял, что готов на любую работу, лишь бы она позволяла мне сводить концы с концами и обеспечивала медицинской страховкой от работодателя меня и жену. Последнее критически важно, поскольку моя жена перенесла рак груди.

Аллан Давыдов: На помощь пришел один из друзей, владеющий небольшой компанией по обслуживанию офисных зданий. Он предложил Марку Куперу работу уборщика. Среди условий контракта была и семейная медицинская страховка от работодателя.

Марк Купер: Компания, которая меня сократила, при расставании выдала мне небольшое выходное пособие в размере трехнедельной зарплаты. Подавать заявление на пособие по безработице я даже не пытался, потому что из всех штатов - в Аризоне оно самое низкое, 240 долларов в неделю. Это не покрывало бы даже половины моих ипотечных выплат.

Аллан Давыдов: Работая начальником службы безопасности в уволившей его фирме, Марк Купер получал 70 тысяч долларов в год, то есть, 35 долларов в час. Перейдя в уборщики, он натирал до блеска дверные ручки и зеркала в фойе, чистил туалеты, выносил мусор на этажах офисного здания. За это ему платили 12 долларов в час. Но Марк убежден, что какая бы ни была эта временная работа – она способствовала главному – выживанию его семьи
Изучением свойственного кризисным временам феномена «работы для выживания» модного во времена кризиса понятия занимается писательница из Флориды Дебора Джейкобсон, автор книги под названием «154 способа делать деньги в погоне за мечтой».

Дебора Джейкобсон: Преимущество работы, за которую вы в нормальных условиях никогда бы не взялись, состоит в том, что она дает вам ряд новых навыков, открывает в вас новые таланты, позволяет встретиться с новыми людьми, которые могут быть по-своему интересны. Например, если вы всегда питали страсть к любительской фотографии или вам хорошо удавалась выпечка пирожных, то, потеряв работу, вы можете открыть свой бизнес, основанный на таких навыках. Так что порой негативные события в вашей жизни могут обернуться положительными переменами.

Аллан Давыдов: Дебора Джейкобсон говорит, что само понятие «работа для выживания» до недавних времен было расхожим в среде работников театра и кино, тех, кто в ожидании ангажемента вынужден был идти в официанты.

Дебора Джейкобсон: Речь шла просто о том, как бы заработать, чтобы прокормить себя в периоды творческого простоя. Но сейчас, в связи с общим экономическим кризисом, концепция «работы для выживания» в корне изменилась. Она сводится к вопросу: «Из каких источников я буду оплачивать счета до тех пор, пока на экономическом горизонте не забрезжит рассвет и работодатели не возобновят набор сотрудников». И если у уволенного нет иных талантов, то ему ничего не остается делать, как устраиваться в кофейню Starbucks или в универмаг дешевого ширпотреба сети Wal-Mart, В этом ничего зазорного нет. Конечно, в сравнении с предыдущей должность можно сильно потерять в зарплате. Но, тем не менее, такая работа помогает выжить. Параллельно с нею считается разумным быстро освоить каналы коммуникации, способствующие поиску новой полноценной работы – социальные сети в Интернете, а также специализированные вебсайты, посвященные трудоустройству, которыми сейчас пользуются свыше 35 миллионов американцев.

Аллан Давыдов: Некоторые безработные из числа высококвалифицированных специалистов предпочитают не искать временную работу, даже с неполными рабочим днем. Потому что, говорят они, это будет отвлекать их от поиска хорошо оплачиваемой постоянной работы по специальности. У Марка Купера на этот счет противоположное мнение. Все эти девять месяцев работы уборщиком он ежедневно вставал в 4 часа утра и два часа проводил за компьютером в онлайновом поиске вакансий. Затем ехал на работу, к своим швабрам, тряпкам и щеткам. Распечатку с данными всех потенциальных работодателей, он постоянно носил с собой, и регулярно обзванивал их во время коротких рабочих перерывов, закрывшись в своем пикапе, который он назвал своим «мобильным кабинетом». В марте Марку наконец удалось найти работу по его специальности и предыдущему опыту.

Ирина Лагунина: Это была вторая, заключительная часть рассказа нашего вашингтонского корреспондента Аллана Давыдова о том, как американцы выживают в условиях экономического кризиса.
XS
SM
MD
LG