Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сын еврейских иммигрантов из царской России ставший «Королем Свинга» Бенни Гудмен.


Официально в документах его звали Бенджамином. Но учитывая, что папаша, Давид Гутман, его был портным из Варшаве, а в метрике матери, родившейся в Каунасе стояло: Дора Резинская, учитывая то, что они иммигрировали по причинам вполне понятным ДО революции из царской России --- в чикагском квартале Максуелл-стрит, его звали Беней. Беней Гудмэном. По иной версии – Беньо. Но так или иначе Бенни появился на свет ровно сто лет назад – 30 мая 1909 года и вряд ли можно найти на нашем шарике человека, который хоть раз в жизни его бы не слышал.
Сделаем, конечно, поправку на племена, лишенные до сих пор транзисторов.
Но быть они тоже слышали Бенни, но на совсем иных частотах…
Вы не ошиблись окатившая вас волна, это всепроникающая волна «Свобода».
У микрофона в Париже – ваш ДС…

If I Had You

ДС: - If I Had You, «Если бы ты была моею», Щапиро и Кмбелла. Бенни Гудмен – кларнет; Лу МакГарити – тромбон; Мел Пауэлл – рояль; Том Моргэн – гитара; Сид Уайсс – контрабас и Ралф Колльер – ударные. Нью-Йорк, октябрь 41 года.
У Бенни Гудмэна была тьма титулов: Король Свинга, Профессор, Госсекретарь Свинга, Патриарх Кларнета…
Юный Бенджамин Дэйвид Гудмэн был девятым ребенком в семье из двенадцати. Отец записал Бенни и двух его братьев в музыкальную школу при чикагской синагоге Kehlah Jacob. Бенни было десять лет. Через год он играл в детском оркестре Jane Addam’s Hull House. Уроки ему давал сам директор заведения Джеймс Силвестер. Не менее важным моментом были его занятия с кларнетистом классической школы Францем Шёпом (Schoepp). И, конечно, он слушал пластинки новоорлеанских оркестров с великим кларнетистом Джонни Доддсом.
Вот историческая запись 23 года оркестра Кинга Оливера с Додсом на кларнете:

Froggie Moore

ДС: - Froggie Moore, Фердинанда Мортона; 6 апреля 1923 года, Ричмонд.
Кинг Оливер и Луи Армстронг – корнеты. Оноре Дютри – тромбон; Джонни Доддс – кларнет; Лил Хардин – фортепьяно; Билл Джонсон – банджо; и брат Джонни – Бэйби Доддс – ударные.
Бенни Гудмэн схватывал всё на лету. Играть профессионально он начал в возрасте «коротких штанишек». В 16 лет он вошел в состав лучшего чикагского оркестра эпохи – Бена Поллака. С оркестром Поллака он впервые попал и в студию звукозаписи. Было это в 26 году. В 28 году (в 19 лет!) он выпустил уже СВОЮ первую пластинку.
Бывший варшавский портной Дэйвид Гудмэн, отец Бенни, в Чикаго работал чернорабочим на знаменитых бойнях, сгребая лопатой свиное сало. В интервью «Даунбиту» в феврале 56 года Бенни Гудмэн признался:
- Когда отец вечером приходил домой, от него несло так, что хотелось выть. Для меня сам факт того, что отец каждый день стоит на горе свиного сала, был невыносим.»
Бенни мечтал освободить отца от этой пытки: он уже прилично зарабатывал. Но когда он практически был готов это сделать и начал уговаривать отца бросить работу – Гудмэна-старшего сбила машина, когда он спускался по ступенькам трамвая… Он умер, не приходя в сознание в местной больнице. Для семьи это был тяжелый удар. Для Бенни – конец мечты, мечты освободить отца от тяжелой работы, мечты, показать отцу на что он, Беня, был способен…

Body and Soul

ДС: - Body and Soul, «Тело и Душа», Сура и Хеймана; февраль 45 года. Гудмэн – кларнет; Тедди Уилсон – рояль; Мори Фелд – ударные.
А теперь – антракт в 30 секунд!
Карьера Бенни Гудмэна была стремительной. В 29 году он покинул оркестр Бена Поллака и перебрался в Нью-Йорк.
Он играет сайдменом в оркестрах на Бродвее, записывается на радио, сочиняет свои собственные пьески и, пока все еще наощупь, собирает свои первые комбо. Первый успех Гудмэна, песня Билли Роуз и Харри Уоррена He’s Not Worth Your Tears («Он не стоит твоих слез»), вышедшая на «Мелоутон Рекордс» в 31 году. Пела песню Скрэппи Лэмбэрт. Билли Холидей, зазноба молодого Гудмэна, спела с его комбо песню Мерсера и МакДонофа в аранжировке Бенни «Riffin' the Scotch».
Но, не смотря на то, что Бенни Гудмэн и его первый большой оркестр были приглашены играть в мюзик-холле песенника, шоумена и импресарио Билли Роуза, настоящий успех пришел к нему не после серии хитов (приносивших деньги, конечно, но не всеамериканскую известность), не после работы на радио с собственной передачей «Let’s Dance», а лишь когда он добрался до Лос-Анджелеса, до Palomar Ballroom.
Оркестр получил ангажемент на три недели. Танцевальный зал Palomar Ballroom был рассчитана четыре тысячи пар…. Многие историки джаза считают, что с этого все и началось…
Но так ли это?
Вы слушаете «Время джаза» на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона ваш – ДС

Bugle Call Rag

Bugle Call Rag, Элмера Шёбела и Билли Майерса, аранжировка Джимми Манди. Оркестр Бенни Гудмэна, 21 августа 1936 года, Голливуд.
Гудмэн был потрясающим бизнесменом. Он всегда знал, когда, что и за какие деньги покупать. В 1929 году, в разгар финансового кризиса, он купил по сути дела у своего идола, у Флетчера Хендерсона (чей оркестр, чья музыка, чьи музыканты были образцом для него!), он купил у Флетчера всю его, как говорят джазмены «нотную тетрадь», все мелодии и все аранжировки, всю партитуру. Мало того, он нанял негритянских джазменов Хендерсона учить его белых джазменов играть в духе этих королей афроамериканского джаза. Отсюда и звук оркестра Гудмэна: виртуозный, уверенно ткущий узоры, свингующий кларнет самого Бенни и прошедший сквозь опыт бесконечных репетиций, в том числе и с музыкантами Хендерсона, оркестр Гудмэна.
В 35 году, когда Бенни был практически банкротом, оркестр, как я уже упомянул, пригласили играть в Palomar Ballroom, в LA. Ударником у Бенни был феноменальный Джин Крупа, Банни Бериган – был лидирующей трубой; Элен Уард – вокалисткой.
В первый вечер оркестр начал играть обычную программу, недавно приобретенные пьески. Реакция публики была прохладной.
Ударник Джин Крупа объявил: - Если так пойдет и дальше, то нам каюк!
В антракте Бенни Гудмэн мрачно сообщил: - Меняем программу. Играть будем по партитуре Флетчера Хендерсона. И когда трубач Банни Бериган выдал соло хендерсоновской версии «Somеtimes I’m Hаppy», а затем оркестр сыграл «King Porter Stopm», публика взорвалась, грянули аплодисменты. Оркестр Бенни играл их любимую музыку, звучавшую по радио в программе «Let’s Dance». В ту же самую эпоху в моду вошел новые танец «jitterbug». Palomar Ballroom стал эпицентром нового американского безумия. Пресса писала о том, что настала эра Свинга. Ее лидером неожиданно стал Бенни Гудмэн. Или, как вскоре его начали величать BG (Би-Джи)…

King Porter Stomp

ДС: - King Porter Stomp, Джелли Ролла Мортона; аранжировка Флетчера Хендерсона. Оркестр Бенни Гудмэна, 1 июля 1935 года.
Если выступление в Palomar Ballroom упрочило положение Бенни Гудмэна и его оркестра, выступление в Карнеги-Холле 16 января 1938 года официально превратило его в «короля Свинга» - титул, который до него носил лишь гарлемский лидер джаз-банда: Чик Уебб.
Места в Карнеги-Холле, все две тысячи семьсот шестьдесят, были проданы за неделю до концерта. Цена была по тем временам чрезвычайно высокой: 2 доллар 75 центов. Но публика разогревалась медленно…

One O'Clock Jump

ДС: - One O'Clock Jump, Каунта Бейси. Оркестр Гудмэна, 16 февраля 1938 года… Это более поздния версия (месяц разницы), нежели сам концерт, существующий так же в записи. Но главный момент концерта, триумф оркестра Гудмэна в Карнеги-Холле – после сводки последних планетарных новостей.
У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий. Вы слушает «Время джаза» на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru.
Вот тот самый коронный номер оркестра Бенни Гудмэна, который покорил Карнеги-Холл, а за ним и все остальные концертные залы и дансинги в США и за рубежом, везде, где выступал Бенни Гудмэн:

Sing, Sing, Sing

ДС: - Sing, Sing, Sing, 6 июля 1937 года, Голливуд. Бенни Гудмэн – кларнет; Харри Джеймс, Зигги Илмэн, Крис Гриффин – трубы; Хайми Шертцер и Джордж Кёниг – альт-саксофоны; Арт Роллини и Видо Муссо – тенор-саксофоны; Джесс Стэйси – рояль; Ален Русс – гитара; Харри Гудмэн – контрабас; и (номер Два в оркестре Гудмэна) Джин Крупа – ударные.
А вот и оригинал этой песни, сочиненной Луи Прима в 1936 году. Песня и музыка десятки раз были использованы в театральных постановках, в кино, марширующими оркестрами и даже – в фигурном катании…

Sing, Sing, Sing

ДС: Sing, Sing, Sing; «Пой, пой, пой! Теперь ты поешь свингуя, теперь ты поешь, как все на свете!» Оркестр автора песни Луи Прима, записанный в Лас-Вегасе, 25 августа 56 года.
Но прежде чем вернуться к Бенни Гудмэну – антракт в 30 секунд!
ID-3 Бенни Гудмэн царил на джазовом Олимпе до самой своей кончины в июне 86 года. Историк джаза Леонард Фезер побывал вместе с оркестром Гудмэна (но как независимый журналист) весною 62 года в СССР. Бенни играл в Центральном Доме Советской Армии в день своего пятидесятитрехлетия. Я тоже (со школьным приятелем) прыгал и вопил под крышей ЦДСА. Я был потрясен не только оркестром Гудмэна, не только малым составом с Тедди Уилсоном, но и тем, что люди в зале знали джаз и знали джазовый репертуар, выкрикивая названия композиций. One o’clock jump – вопила какая-то тётка за моей спиной. «Goody Goody» - орал толстяк в нижнем ряду. «Roll’Em!» - раздавалось со стороны группки стиляг в длинных клетчатых пиджаках…
В антракте я просочился на улицу и, весь трясясь, подошел к Гудмэну, который ел яблоко на скамейке в компании певицы Джойи Шэррил. Я получил автограф и шариковую ручку в придачу.
Я никогда не хранил никаких реликвий, воспоминаний с меня достаточно… Автограф канул в Лету…
Вы слушаете «Время Джаза» на частотах «Свободы» и в прямом эфире с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона ваш ДС….

St. Louis Blues

ДС: - St. Louis Blues, WC Handy… Бенни Гудмэн – кларнет; Лу МакГарити – тромбон; Мел Пауэлл – рояль; Том Моргэн – гитара; Сид Уайсс – контрабас и Ралф Колльер – ударные. Нью-Йорк, 10 марта 42 года.
Вот и аванс Владимиру из Винницы, который мечтает о передаче, целиком состоящей из Блюзов Сент-Луиса. Учитывая, что обычно это короткие версии, их вместилось бы во «Время Джаза» не менее двадцати…
Но оставим серьезный тон: Бенни был человеком ужасно рассеянным. Певица Пегги Ли вспоминала, что однажды она поджидала Гудмэна в такси возле здания Американской Радиокорпорации, RCA. Наконец появился Бенни, сел на заднее сидение и задумался. Прошло несколько долгих минут. Наконец водитель спросил: - Ну так что, приятель? Бенни встрепенулся, полез за бумажником и сказал: - Отлично! Так сколько же я вам должен?
Бенни был ужасным хитрецом и жмотом. Он все время одалживал у своих саксофонистов reeds, трости, язычки для кларнета… Однажды он попросил у Видо Мусса его последний язычок, а затем объявил свою любимую тему, в которой он обычно блистал: «Бах едет в город». Это пьеска для пяти кларнетов. Естественно Видо сказал ему: - Босс, я не могу играть! – С какой стати? – спросил Бенни. – У меня нет «трости». – Ок, - был ответ Гудмэна, - Тогда сделай вид, что играешь…

Four Once More

ДС: Four Once More, «Опять вчетвером», пьеска Бенни Гудмэна. Собравшиеся опять (название диска «Together Again») участники квартета Гудмэна: Бенни – кларнет; Тедди Уилсон – рояль; Лайонел Хэмптон – виброфон и Джин Крупа – ударные. Август 63 года, Нью-Йорк.
Случалось, что Гудмэн увольнял джазменов, не заплатив. Часто он не помнил их имена. Бывало, что он одаривал их новыми.
Он вручил в виде зарплаты банд-лидеру Чарли Барнэту, заменившего его на четыре дня, подаренную ему кем-то зажигалку «Данхилл», в то время как сам он получал 10 тысяч в неделю. «Зажигалка, жаловался Барнэт, вообще не зажигалась!»
За год до смерти Бенни историк джаза Лорэн Шёнберг разбирал архивы Бенни у него дома в нью-йоркской квартире. Он нашел драгоценные залежи аранжировок Гудмэна и с разрешения мэтра начал копировать их на домашней копировальной машине Бенни. Через два дня кончилась бумага, а Лорэну нужно было скопировать еще 60 страниц. Он сообщил об этом Гудмэну, надеясь получить деньги на бумагу. Тот промолчал. Когда на следующий день Лорэн приехал к Бенни, он увидел, что по лестнице, наверх, бригада грузчиков тащить три копировальных машины «Ксерокс».
Затем разыгралась следующая сцена: Бенни спрашивает представителя фирмы «Ксерокс»: - Как работает эта модель? – Великолепно! Ну-ка, попробуем на ней 20 страниц… После первой в сеть включили вторую модель, затем третью. Шестьдесят страниц были напечатаны и Гудмэн изрек сакральную фразу:
- Очень неплохо! Что ж…, я подумаю… И выкатился из дома…

The Wang Wang Blues

ДС: - The Wang Wang Blues, переводить не решаюсь… Джонсона и Мёллера. Тот же состав, что и в St. Louis Blues и та же дата 10 марта 42 года.
На этом время мое подошло к концу. Напомню лишь, что великому Бенни исполнилось ровно сто лет.
Подкаст «Времени джаза» вы найдете на сайте «Свободы» - svobodanews.ru. До следующей недели, всех благ, чао, бай-бай.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG