Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Несистемная, но конструктивная


Новоизбранный президент Литвы Даля Грибаускайте

Новоизбранный президент Литвы Даля Грибаускайте

Новоизбранный президент Литвы Даля Грибаускайте сделала первые заявления об основных направлениях своей внешней политики. Вильнюс продолжит ориентироваться на сближение со странами Европейского союза, стараясь "избегать раздражительной риторики" в отношениях с Россией.

Даля Грибаускайте отвечает на вопросы корреспондента Радио Свобода в Литве Ирины Петерс.

- Независимый кандидат, 53-летний экономист, получившая советское образование в Ленинградском университете и позже - западное в США, Грибаускайте на президентских выборах 17 мая набрала рекордное для Литвы в процентном отношении количество голосов избирателей - более 68 процентов. Второго тура не понадобилось...

- Люди поддержали, поэтому я возвращаюсь в Литву работать. Хотя работала для Литвы везде. Эта ответственность должна будет делиться между всеми. Мы только все вместе можем что-то сделать более серьезное. Воспринимаю эту ответственность как очень большое доверие. Буду делать все возможное, чтобы это доверие оправдать.

- Некоторые члены парламента Литвы предложили президентские полномочия расширить.

- Я думаю, у меня пока полномочий достаточно. Все все-таки зависит не столько от конституции, сколько от желания сотрудничать. Я имею в виду президента, Сейм и политические партии. Какие бы ни были законы, как много этих полномочий мы бы ни дали, если политики будут вести себя безответственно и не станут сотрудничать, конечно, это будет проблема для страны. Попробуем работать открыто, звать всех вместе работать - посмотрим, как работа пойдет. Ситуация тяжеловата, и политическая, и экономическая. Ответственность лежит на всех. Будем работать в том конституционном поле, которое есть, а потом посмотрим. Но для меня закон есть закон.

- Нередко журналисты напоминают вам о судьбе политика Роландаса Паксаса, смещенного с поста президента Литвы в результате импичмента. Он так же, как и вы, намеревался бороться с олигархами. Насколько вам кажется поучительной его история?

- Сравнивать нельзя, ситуация совсем другая, и я совсем другой человек.

- Он говорил, как и вы, о борьбе с олигархами.

- Ну, если только в этом смысле, то конечно. Я буду тоже бескомпромиссна по отношению к узурпации власти, узурпации демократии в стране, к олигархам. Но, видимо, там ошибки были другие. Политическая система не хотела принять человека, который тоже не хотел работать на систему. В этом смысле я тоже антисистемный человек, то есть немножко со стороны, не партийная. И конечно, некоторым политикам это тоже не очень нравится. Но Паксас пришел в другое время. Я прихожу, когда в стране спад экономики, довольно тяжелый. И я думаю, что политики должны это понять и думать, и говорить, и работать иначе. Ругаться уже нет времени и возможностей. И я думаю, люди уже не позволят это делать.

- Принято считать, что в Литве, в отличие от Латвии и Эстонии, не существует проблемы национальных меньшинств, в частности, русских. Это так, по-вашему?

- Могу сказать, что у меня много друзей русских, и очень близких друзей, которые родились в Литве, они говорят по-литовски, интегрировались. Я этих проблем не чувствую. Когда все меньшинства смогли получить литовское гражданство, если они хотели в начале 90-х годов, это было очень хорошим решением. Люди других национальностей могли решить, остаются ли они в Литве, работают здесь и живут, или они не могут интегрироваться.

- Политиков Литвы и России сейчас разделяют в первую очередь прямо противоположные исторические оценки результатов Второй мировой войны для Восточной Европы. Вы относитесь к категории политиков, считающих, что нужно в любом случае добиваться компенсации от Российской Федерации за годы советской оккупации или, как минимум, признания Россией как преемницей СССР своей вины за оккупацию стран Балтии? Или, напротив, вы ближе к тем, кто убежден, что болезненные и пока неразрешимые вопросы общей истории мешают развиваться отношениям наших стран, и их лучше отложить?

- Непростой вопрос, результаты войны болезненны для всех - для прибалтийских народов и для России. Сразу после войны был сталинский период, тоже очень тяжелый для России. У всех нас есть боль, и понимание истории у каждой страны свое. У нас решение о возмещении ущерба принято референдумом, люди просто возложили эту ответственность на все правительства, поэтому это нельзя игнорировать. Но как решить этот вопрос - это уже зависит от отношений межгосударственных. Победа над фашизмом празднуется во всей Европе, только в другой день, и это тоже свято для всех нас. Ну, а то, что история послевоенная была тяжелей и в Литве, и в России, это очевидно.

- Сложилось ли у вас лично, как у политика, представление о российском президенте Дмитрии Медведеве и о векторе движения современной России?

- Очень интересно было смотреть на смену власти и распределение полномочий между президентом и премьером. Оба интересные личности, сильные политики. Сейчас все народы, в том числе Россия, переживают тяжелые экономические времена, и как в этой ситуации лидеры будут искать выход - тоже будет интересно наблюдать. От этого будет зависеть также и наша ситуация, потому что мы коммерчески очень тесно сотрудничаем, и много интересов экономических у наших бизнесменов есть в России. То есть от того, как новый президент России и премьер смогут помочь своей стране, будет зависеть и ситуация всего региона, в том числе. Мы, как и все, в тяжелом положении, и любые попытки справиться с ситуацией будут, конечно, позитивно оцениваться и в нашей стране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG