Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с искажениями истории началась (Ульяновск)


В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:

В далеком 1931 году Ульяновский горсовет, заслушав вопрос "О закрытии церквей", постановил перевести государственный архив в здание Германовской церкви. За промедление с переездом директора архива тогда грозились снять с работы. Сегодня наблюдается обратная картина. Подгоняемые окриками из областного правительства, архивные работники в спешке вывозят документы из хранилища. И это больше похоже на бегство, на спешную эвакуацию – фактически в никуда.

Антон Шабалкин: Тогда нас власти силком загнали в это здание, а сейчас они же нас отсюда выселяют. Воинствующие верующие страшнее воинствующих атеистов, получается.

Сергей Гогин: Говорит архивист Антон Шабалкин.
Ульяновская, а впоследствии Симбирская епархия, боролась за возвращение Германовского храма с начала 90-х годов. В 2006 году Арбитражный суд удовлетворил иск епархии и обязал архив освободить помещение церкви. На следующий год половину фондов, которые там хранились, перевезли в здание ленинского мемориала. Не рассчитанное на тяжелые стеллажи с документами, здание начало деформироваться.

Антон Шабалкин: То место, над которым находится зал, там большинство колонн сейчас уже стяжками схвачены. Там плитка вся понизу волнами, трещины, и плитка облетает. Мы еще и это здание… Как бы не стали козлами отпущения, что оно разваливается.

Сергей Гогин: В идеале архив должен был бы переехать в новое здание, но его еще только предстоит построить. Несмотря на то, что в центре города, как грибы, растут элитные многоэтажки и торговые центры, участок земли под архив найти не удалось. На просьбы подождать еще немного, церковные иерархи отвечают - у власти было 18 лет, чтобы найти постоянное помещение для архива, больше мы ждать не можем, храм нужен для молитв и возрождения духовности.
Вторая половина архива пока находится в 4-этажном пристрое к церкви. Это безликая коробка советской постройки. Раньше на этом месте была колокольня. Уступив давлению церкви, региональная власть распорядилось переместить оставшиеся фонды в здание областного правительства на площади Ленина для временного хранения. Пристрой выведен из областной собственности, передан епархии и, скорее всего, будет разобран. По словам руководителя департамента культуры и архивного дела Татьяны Ившиной, губернатор области Сергей Морозов принял это решение осознанно, без давления.

Татьяна Ившина: Потому что он понимает всю ступень ответственности сегодня за ту деятельность, которая идет по всей России. Это восстановление храмов, возрождение веры. Будем считать, что, наверное, это рассматривалось как вклад правительства Ульяновской области в эту большую работу.

архиепископ Прокл: Замечательное событие – воздвижение крестов. Сегодня мы является свидетелями возрождения храма, он будет приобретать свое величие правды божьей, надо молиться и просить, чтобы господь помог нам осуществить.

Сергей Гогин: Пока архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл кропил святой водой новенькие золоченые купола с крестами перед их установкой на Германовскую церковь, с другой стороны здания подавленные и озлобленные работники госархива грузили папки с документами, чтобы везти их в здание облправительства на площади Ленина: часть фондов - в колонный зал, часть – в подвал. В сырой подвал с дверями без замков. Таким его увидела сотрудница госархива Татьяна Герасимова.

Татьяна Герасимова: У нас за стенкой находится прачечная. Это вообще исключено. Дышать было невозможно, потому что в основном пыль состояла из бетона. Там, скорее всего, никогда не было генеральной уборки в этом помещении.

Сергей Гогин: Архивист Антон Шабалкин говорит, что в ульяновском госархиве есть просто бесценные документы.

Антон Шабалкин: Со времен Бориса Годунова имеются, не говоря уже об уникальных автографах. У нас три автографа Екатерины II. Вообще, с Екатерины и до Николая II у нас есть хотя бы по одному автографу каждого российского императора. Потом автограф Михаила Юрьевича Лермонтова, автограф Святого Иоанна Кронштадского, Григория Александровича Потемкина, Корнея Ивановича Чуковского, не говоря уж об Илье Николаевиче Ульянове, Федоре Михайловиче Керенском.

Сергей Гогин: Татьяна Герасимова объясняет, почему переезды вредят историческим документам.

Татьяна Герасимова: Когда дела лежат в одном режиме, они к этому привыкли. А мы их перевозим. От этого документы страдают. Человеку можно сказать - потерпи, а документу – нет.

Сергей Гогин: Госархив в связи с переездом ограничил обслуживание научных работников и приостановил выдачу справок для граждан. Вот что сказала директор архива Татьяна Волошина 14 апреля, на следующий день после начала очередного переезда.

Татьяна Волошина: Все фонды придут в движение. Естественно, мы просто физически не сможем найти документы, чтобы удовлетворить всех граждан. Для жителей города это неудобство. Уже стали высказывать возмущение несколько риелторских компаний, которые получают деньги за оформление документов.

Сергей Гогин: Через две недели после этой пресс-конференции Татьяну Волошину госпитализировали с инсультом. Очевидно, она не выдержала стресса от очередного переезда, в том числе, вероятно, и давления со стороны руководителя аппарата правительства Светланы Опенышевой. По свидетельствам очевидцев, эта чиновница заявила - если архив в короткие сроки не переедет из пристроя, она подгонит самосвал и вывезет документы на свалку.
Почему государство заботится не об интересах государственного учреждения, а об интересах церкви, по закону отделенной от государства, недоумевают архивисты. Беспокоясь о том, что архиву будет нанесен непоправимый ущерб, его работники направили губернатору области коллективное письмо с требованием приостановить переезд до тех пор, пока у архива не появится свое здание: "Хотим напомнить, что даже в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны государство прилагало все усилия для спасения архивных документов, - говорится в письме. - С самых разных трибун раздаются красивые речи о сохранении исторического наследия, возрождении духовности, но в тоже время обрекаются на гибель документальные свидетельства прошлого".
В четверг 28 мая последовала реакция чиновников. Руководитель Департамента культуры Татьяна Ившина назвала обращение архивистов политической акцией, вредящей губернатору, и попросила их заниматься политикой в нерабочее время, намекнув, что в противном случае они могут пополнить многочисленную армию безработных.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG