Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нужны ли России изобретатели (Улан-Удэ)


В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:

Академик Российской инженерной академии Игорь Иванов считает, что объявленный властями курс на инновационную экономику – пока не идет дальше слов, потому что люди, собственно, и генерирующие инновации, остались без поддержки. Автор двух десятков патентов на своем опыте знает, как к изобретателям относятся в обществе.

Игорь Иванов: В России сложилось, такое впечатление, что изобретатель у нас – это придурок, который бегает с чертежами, надоедает всем, чего-то хочет вечно, устраивает ругань, в общем – изобретатель здесь - это чужак в обществе. Например, в США каждый мальчишка мечтает стать изобретателем, не президентом, а изобретателем! Потому что и себя он прокормит, и ее и внукам останется.

Александр Мальцев: Со дня появления патентного права, за 300 лет, в России накопилось более миллиона изобретений, а в Соединенных Штатах за 200 лет – более 7 миллионов патентов, отмечает заслуженный изобретатель Бурятии.

Игорь Иванов: Представляете, сколько идей, какой выбор идей! Поэтому они впереди, самые передовые технологии у них, потому что изобретатель – это очень уважаемый человек. У них, когда человек устраивается на работу, подписывает бумагу, что какая бы ему мысль не пришла, он патентовать может только от организации. У нас об этом нет речи, люди даже не думают, что человек может что-то новое предложить. Покупать за границей – это да, купили, и все старое, а по-настоящему нового у нас очень мало.

Александр Мальцев: И разрекламированные нанотехнологии - они тоже по сути могут продвигаться только изобретателями, считает академик.

Игорь Иванов: У нас сверху сказали "нанотехнологии" - и все как вороны закаркали - нанотехнологии, нанотехнологии, выведут туда, сюда! Да ничего подобного, прежде всего в нанотехнологии нужны идеи. А вот разработкой идей занимаются изобретатели. Сейчас создалось такое, в институтах мы разговаривали, хотят создать кафедру "нанотехнологии", а не знают, что это такое, какие специалисты нужны, да что такое, куда люди пойдут, кончил человек нанотехнологии, и куда он? Да у нас в Бурятии может быть нужно таких 5-6 человек.
Потом, мы все говорим, нанотехнологии, к ним можно отнести всю химию, потому что если мы будем обжигать кирпич, начнем проникать в его молекулярную структуру, это тоже будут нанотехнологии. Это хорошо забытое старое.

Александр Мальцев: Академик Российской инженерной академии Игорь Иванов – едва ли не единственный за Уралом, читает в Улан-Удэнском вузе лекции "Основы изобретательской деятельности" и рассказывает студентам, как в их возрасте получил первый патент. В 1984 году он работал экскаваторщикам и усовершенствовал ковш. Так его, рабочего, наградили цветным телевизором и демонстрировали его разработку в течение пяти лет на ВДНХ. Такая поддержка и стимулировала его на дальнейший поиск.

Игорь Иванов: Меня сразу начали там в Москву приглашать, к министру на прием. Давай еще работать… А если бы первый патент не удалось – я бы бросил!

Александр Мальцев: Сегодня на счету у Игоря Иванова 22 патента - счетчики электроэнергии, сетковязальные машины, улучшения для экскаваторов и даже "одноразовый" пистолет для самообороны. Рассказывает, что, консультируя начинающих, он сразу предупреждает: защитить патент на новую разработку - еще не означает, что она будет внедрена. Так, из его изобретений реальную жизнь обрели только два. На внедрение машины по изготовлению габионов, сеток, с помощью которой вместо бетонных плит укрепляют откосы дорог и берега рек, ушло 14 лет. Габионы долговечнее, дешевле и экологичнее железобетона. Сейчас эти конструкции стали использоваться во всей стране.

Игорь Иванов: И то, что я два внедрил – это мне повезло. Я знаю много изобретателей, у которых и патентов не меньше и внедрения - ноль. Внедрение – это самая, самая трудная часть изобретения.

Александр Мальцев: Игорь Иванов говорит, что уже спокойно относится к тому, что в России идеи не в состоянии материально обеспечить изобретателя. Он возглавляет бурятское отделение Всероссийского общества изобретателей-рационализаторов, но поддерживает организацию только из своей зарплаты. И даже не надеется, что бюджетные деньги, предназначенные для поддержки изобретателей, дойдут до них.

Игорь Иванов: Когда у человека есть идея – когда первое изобретение - он всегда приходит ко мне ему кажется что он перевернет мир, боится, как бы не украли у него, консультации начинаются, прежде всего. А когда у человека как у меня, уже больше 20 изобретений – он уже становится пессимистом.
Года три или четыре назад пришло распоряжение из Москвы, чтоб помочь общественным организациям, чтобы они маленько задышали. И это было опубликовано в газете и потом было опубликовано, что деньги уже разделили. Я обошел три министерства – финансов, науки и промышленности. И так и не узнал, какое министерство занимается дележом денег, а раз нет прозрачности – значит, все обрастает слухами.

Александр Мальцев: Но Игоря Иванова больше всего расстраивает то, что изобретения не востребованы. Расставаясь с академиком, я спросил, а ведь вы подробно рассказываете о своих патентах, вы не боитесь интеллектуального пиратства? Да пусть воруют, лишь бы пригодилось людям и где-то работало, ответил он.
XS
SM
MD
LG