Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто поможет ветерану войны, оставшемуся без жилья (Челябинск)


В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Взрыв бытового газа, прогремевший в жилом доме на улице Бажова в Челябинске два с лишним месяца назад, стал ЧП городского масштаба. Пострадало несколько квартир, одна - та, где и случилось несчастье, выгорела полностью. Квартира Анны Мишиной пострадала не столько от пожара, сколько от борьбы с ним. На нее обрушилось столько воды, что кое-что из нехитрой мебели пришлось выкинуть, но главное - рухнул потолок, обнажив бетонные перекрытия и щели, сквозь которые видна верхняя квартира. Жить там невозможно. Анна Мишина - одинокая пенсионерка, ветеран войны. Идти ей некуда, разве что в Герантологический центр или Дом престарелых, как обычно называют это учреждение. Но Анна Федоровна от такого варианта отказалась. Сейчас ее приютила женщина, возглавляющая ветеранскую организацию, она помогает местным старикам. Зовут ее Лидия Павловна Козьминых.

Лидия Козьминых: У меня их 300 человек. Анна Федоровна была у меня малоимущей. Оказалось, когда рассказала историю, она была участницей войны. Победу она встретила в Австрии. Я начала через военкомат добиваться… 2,5 года вместе с военкоматом добивались. И все-таки добились. Из Министерства обороны прислали нам бумагу, что у нее есть в деле фотография с главным врачом, заявление, когда ее комсомол принимали, благодарности.

Александр Валиев: Анна Федоровна ушла на фронт медсестрой, когда ей не было и 18. Войну окончила в Австрии. До сих пор вспоминает, как выходила одного раненого, а он, не забыв ее, завез потом ей в госпиталь подарок.

Анна Мишина: У меня был майор. Он сильно тяжелый был. Я за ним ухаживала. Врач сказал, что он не выживет. А он выжил. Потом он, когда ехал с фронта, завез мне сапоги, шапку-ушанку.

Александр Валиев: После войны Анна оказалась в Челябинске, хотя сама родом из Архангельской области. Родители ее умерли, она стала работать на тракторном заводе. Вышла замуж, муж, тоже ветеран войны, умер еще в 60-е годы. Маленьким скончался и их единственный ребенок. Сейчас она совсем одна. И последствия взрыва пережить на старости лет едва ли по силам. Она просит лишь помочь отремонтировать ей потолок, готова даже выплачивать за эти работы постепенно из своей пенсии. Но в доме, пострадавшем от взрыва, уже месяц никакие работы не ведутся. Дыры, щели в стенах, потолках и полах жители заделывают самостоятельно. Анна Федоровна этого делать не может. Но и в дом престарелых она не собирается.

Анна Мишина: Я знаю, женщина рядом со мной сидела и сказала – если ты туда пойдешь, тебя там пропишут, и ты не вернешься. Да, я и не хочу со своего угла. Зачем мне? Я хочу в своем углу помереть, до старости лет дожить.

Александр Валиев: В первые дни об этом случае говорили много, чиновники обещали помочь и чуть ли не переселить жителей пострадавших квартир. В итоге - о них все забыли. Рассказывает Лидия Козьминых.

Лидия Козьминых: Конечно, здесь было и начальство, и корреспонденты – все. Слышу везде – денег нет, денег нет. Вам помощь оказана – 14 тысяч, а остальное можете через суд потребовать компенсацию с наследников виновного. Виновный сгорел, погиб. Наследников нет. С кого требовать?

Александр Валиев: В городском управлении жилищного хозяйства пострадавшим рассказали, что на восстановление дома потрачено уже 900 тысяч. Хотя по факту там поставили и заштукатурили 4 стены. И уже месяц никто вообще не производит никаких работ. А 83-летняя старушка целыми днями сидит у своего дома и ждет новостей.
XS
SM
MD
LG