Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премия за браконьера. Спасут ли белых медведей 30 тысяч рублей


Ирина Лагунина: Российское отделение WWF (Всемирного Фонда Дикой природы» объявляет первую национальную антибраконьерскую премию – с 1 июня защитники природы готовы платить по 30 тысяч рублей за достоверную информацию о случаях браконьерства на белого медведя. 100 тысяч рублей получат сотрудники природоохранных служб, которые доведут расследование до судебного разбирательства. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: О том, что популяция белых медведей уменьшается год от года, защитники природы говорят давно. Сейчас в мире примерно от 20 до 25 тысяч этих животных, а через 50 лет их может стать на 50-70 процентов меньше. Причина – таяние льдов в Антарктиде и браконьерство. Точной статистики нет, но экологи предполагают, что только в России ежегодно убивают до 150 белых медведей – притом, что всего их не больше 7 тысяч. За последние 10 лет до судебного разбирательства были доведены лишь 2 случая браконьерства. Руководитель программ по сохранению белого медведя WWF Владимир Никифоров надеется, что премии в 30 и 100 тысяч рублей тысяч рублей станут хорошим стимулом для борцов с браконьерами…

Владимир Никифоров: На территории России обитает примерно 5-7 тысяч белых медведей. Почему примерно – потому что точных цифр нет. Им угрожает кроме изменения климата и тех проблем с потерей льда, где медведи могут делать берлоги, банальное браконьерство. То есть в течение года, по нашим данным, от 100 до 150, бывает и выше, каждый год браконьеры стреляют белых медведей. Буквально в конце апреля мы вернулись с очередной работы с побережья Чукотки, увы, ситуация печальная. В тех местах, где присутствуют ученые, присутствуют наши наблюдатели, ситуация улучшается, а так вот приходит информация, что там убили медведя, там убили медведя. То есть такие данные проходят.

Любовь Чижова: Что из себя представляет антибраконьерская премия, в какой сумме она выражается?

Владимир Никифоров: Чтобы переломить эту ситуацию, было решено, что надо стимулировать людей. Мы объявляем, что за каждую достоверную информацию о случаях браконьерства, пускай это будут анонимные данные, но они будут правильные, будет вручаться премия в районе 30 тысяч, то есть примерно тысяча долларов США. Она будет за сведения не только о факте охоты, но о перепродаже шкур, все, что связано с нелегальными действиями вокруг шкур белого медведя. И вторая - это тем людям, которые вскрыли это дело и довели до судебного разбирательства, неважно, были работники инспекции, заповедников или кто-либо еще, будет выплачиваться премия порядка ста тысяч рублей, где-то три тысячи долларов, чуть меньше. Это солидные деньги, особенно для тех отдаленных мест. Мы считаем, что первое - это подхлестнет тех людей, которые борются, а второе - это как пропаганда заставить людей, которые занимаются охотой, подумать, что их может ждать неотвратимое наказание.

Любовь Чижова: Есть какая-то первая реакция от местных жителей, как люди восприняли информацию о том, что появится такая премия?

Владимир Никифоров: Как только премию объявили, тут же немедленно два чукотских сайта информируют население, правительство Чукотки, то есть информация такая пошла. Потому что последние 10 лет, на самом деле даже больше, на всей огромной территории Арктики только было два случая, когда были браконьеры арестованы, задержаны и получили, пускай условные сроки, маленькие штрафы, но это было действие. Поэтому, мы считаем, такое событие, конечно, не останется незамеченным. И кроме общих публикаций на сайте, объявлений мы привлечем местную власть, местную прессу.

Любовь Чижова: Главный координатор проектов Российского представительства программы TRAFFIC WWF Алексей Вайсман рассказывает, для чего браконьеры убивают белых медведей, и предполагает, что инициатива выплачивать премию за информацию о браконьерстве придется по душе многим.

Алексей Вайсман: Из них делают шкуры, и эти шкуры, они пользуются определенным спросом среди людей состоятельных в качестве ковров, собственно говоря. Заказ на эти шкуры достаточно стабильный, соответственно, стабильный спрос стабильное предложение вызывает. Идет браконьерская охота. Сколько стоит, как раз очень просто: открываете интернет, в поиске набираете «продаю выделанную шкуру белого медведя», вам высыпается страниц 20 объявлений. В среднем 5-7 тысяч долларов, до 10. Понятно, что это не столько реальная цена, сколько ценовые ожидания продавцов. Там даже надо сразу откидывать процентов 20, если говорить о реальных деньгах, по которым их подают. Понимаете, все зависит конкретной шкуры – размер, цветность, совсем белая или желтоватая, потом, когда этого медведя несчастного грохнули, зимой, летом, соответственно, хороший мех, линялая шкура, не линялая. От многих параметров зависит. Это же не кило картошки, которое стоит 20 рублей по всей Москве. Медведи в основном добывают в двух точках российской Арктики – это Чукотка, причем арктическое побережье Чукотки, Чукотское море, и второе место – это Диксон, это Таймыр, западный Таймыр, близко к Енисейской губе.

Любовь Чижова: Государственные органы как-то пытаются предотвратить браконьерскую охоту на белого медведя?

Алексей Вайсман: Понимаете, дело в том, что государственные органы, они существуют, к сожалению, в настоящий момент практически только на бумаге. В результате 19 лет бесконечных реформирований того, что раньше называлось Госохотнадзором, привело к тому, что от него остались одни воспоминания. Я могу сказать, что я несколько недель назад вернулся с Таймыра. Территория Ненецкого округа, сейчас называется Таймырский муниципальный округ, по площади две Франции. Численность управления по охране и контролю природного мира четыре человека, два из них сидят в конторе, два на территории, по одному на Францию.

Любовь Чижова: Теоретически, какая ответственность существует для браконьеров?

Алексей Вайсман: Тюрьма. До трех лет предусматривает эта статья. И там может быть даже больше, если с использованием служебного положения, по предварительному сговору и прочее, и очень крупный штраф, а еще иск по возмещению ущерба, он рассчитывается, там есть целая методика, на сотни тысяч рублей считается.

Любовь Чижова: Белый медведь занесен в Красную книгу.

Алексей Вайсман:
Да, и в российскую федеральную Красную книгу, и в международную. Это означает то, что ответственность за белого медведя именно та, которую я вам сказал – тюрьма. Потому что это подпадает под действие статьи 258 Уголовного кодекса Российской Федерации - незаконная охота, и там несколько пунктов в этой статье. В том числе наказывается тюрьмой охота на животных, охота на которых вовсе запрещена. Под это подпадают все краснокнижные виды.

Любовь Чижова: А что говорит ваш опыт, кто занимается браконьерством, кто убивает белых медведей, какие-то браконьеры-одиночки или можно говорить уже о каком-то преступном бизнесе может быть?

Алексей Вайсман: Там преступный бизнес, безусловно, присутствует, но не во льдах. Там преступный бизнес присутствует при скупке, транспортировке, выделке и продаже. А в основном, конечно, стреляют местные жители, если говорить о Чукотке, конечно, в национальных поселках. И конечно, бизнес крышуются, безусловно, потому что там все про всех все знают. И чтобы местный участковый не знал, что у какого-нибудь Васьки в сарае две шкуры лежат, да бог с вами. Там чихнут на одном конце деревни, на другом кричат «будь здоров».

Любовь Чижова: То, что ваша организация объявила первую антибраконьерскую премию и собирается вручать 30 тысяч рублей в случае, если на этого Ваську доложат.

Алексей Вайсман: До денег люди охочи, и к тому же гадость соседу сделать - это даже без денег охочи. Это, безусловно, эксплуатация не самых лучших черт человеческой природы, но опыт других стран показывает, что это очень действенный инструмент. В Соединенных Штатах, например, в Канаде тоже платят премии за сообщения о преступлении и в том числе за сообщение о браконьерстве, за подтвердившиеся, или премия от государства, если человек сообщил о случае браконьерства, и это подтвердилось. А если говорить о том, сколько добывается медведей, оценки разные, вы понимаете, браконьеры отчетов не пишут. Минимальная оценка примерно 120 медведей в год, до 250 медведей в год.

Любовь Чижова: Ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института охраны природы Андрей Болтунов считает, что белый медведь – это символ Арктики. Он вспоминает свои ощущения от встречи с этим красивым животным …

Андрей Болтунов: Белый медведь, его не зря считают символом Арктики, это настоящий, пожалуй, самый яркий символ этой части планеты. Потому что он живет только в Арктике, он тесно связан с арктическим льдом, морем и при контакте, при встрече, когда человек увидит, это неизгладимое впечатление, то есть не сравнить со встречей с любым другим животным в Арктике. Харизма, что называется, у зверя, сила, красота. Просто это личное восприятие. Если с научной точки зрения, то он один из видов, которые венчают пищевые цепи в арктических экосистемах. То есть он самый главный хищник в экосистеме. А самый главный хищник отражает наиболее ярко все, что происходит с экосистемой той или иной, в нашем случае с экосистемами арктических морей. Если все в порядке, то и у него все хорошо. Если мы видим, что с медведями творится что-то неладное, значит надо искать причины где-то на более низких уровнях.

Любовь Чижова: Такое уничтожение белого медведя, о котором говорят защитники природы, оно как на экосистему, собственно говоря, влияет?

Андрей Болтунов: Если откровенно говорить, предположим, исчезнет белый медведь с лица земли, катастрофы не произойдет. Я уже говорил, что намного хуже будет, если исчезнут маленькие водоросли, микроскопический планктон - это почувствуют все, это коллапс будет полный на планете. Но просто жалко, что такое животное пропадет. Убить его несложно, это не спортивный объект для охоты, за ним не надо долго гоняться, он сам выходит к человеку, не боится. Это не настоящий спортивный объект для охоты. Размножается медленно, жизнь у него сложная. И сейчас ко всем этим бедам добавилось потепление, которое мы наблюдаем, изменение климата в Арктике.
Жизнь у него связана с морским льдом очень тесно, ему нужен лед для комфортной жизни. Сейчас ситуация такая, что моря замерзают по-прежнему, но период, когда льда нет в Арктике, когда он сокращается сильно, он становится все больше и больше. Он увеличился месяца на два, период, когда нет, на большей части морей исчезает лед. В это время для медведей беда, потому что в норме он жил на льду и был недосягаем в основной массе для охотников и браконьеров, сейчас ему деваться некуда, он лезет на берег, плавать он не может круглыми сутками, поэтому ему надо где-то отдыхать, где-то жить. Он выходит на острова - это еще полбеды и выходит на материковый берег, где сталкивается как раз с людьми. И не всегда это браконьерство, когда убивают его, чаще всего люди бьют из-за корыстных побуждений, продать шкуру, еще что-то, бывает, что просто страха, бывает, что из-за самообороны, но все это очень сильный удар для белого медведя. Сейчас время критическое для этого вида и как раз надо делать как можно больше для того, чтобы дать ему возможность пережить вот это нелегкое время.

Любовь Чижова: Андрей, если резюмировать, почему нельзя убивать белого медведя?

Андрей Болтунов: Потому что это реальное украшение нашей планеты, это вид, без которого Арктика будет совсем другая. Хозяйственного назначения у него нет. Нельзя убивать пчел, без них у нас не будет меда, еще что-то можно объяснить. Но здесь вопрос морально-этический. Хотим мы, чтобы оставалось это животное или нам наплевать.

Любовь Чижова: Первая национальная антибраконьерская премия российского отделения ЦЦА будет действовать на территории России с 1 июня этого года по 30 июня следующего. Защитники природы надеются, что денежное вознаграждение увеличит ряды их сторонников…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG