Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские военные подозреваются в контрабанде элементов систем противоракетной обороны


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Людмила Телень.

Андрей Шароградский: Довольно большой резонанс в российских средствах массовой информации вызвало задержание нескольких российских военных, которые сейчас подозреваются в контрабанде за пределы России элементов некоторых систем противоракетной обороны. И эту тему моя коллега Людмила Телень обсудила с военным экспертом Александром Гольцем.

Александр Гольц: Речь не идет о шпионаже, речь идет о сугубо коммерческом преступлении. Перечислены от очень старых до вполне старых зенитно-ракетных комплексов. Эта военная техника продавалась, особенно С-75, С-200, они продавались в десятки стран мира и поставлялись. Поэтому никакие их элементы секретными не являются. Понятное дело, что техника, поставленная и находящаяся на вооружении в странах СНГ прежде всего, военная техника стареет, и надо менять узлы, элементы этой военной техники. Эти узлы являются лицензионными, и за них надо платить довольно приличные деньги. Гораздо проще их стырить где-то в российской армии и спокойно контрабандой переправить через Белоруссию или на Украину, или в Казахстан, поставить спокойно на соответствующие комплексы.

Людмила Телень: Можно поставить на соответствующие комплексы, которые находятся на вооружении у действующих армий, контрабандные детали, но их же надо как-то провести по документам, оплатить бюджетными деньгами.

Александр Гольц: Да нет, это проблема этих стран. Для них гораздо удобнее участвовать в воровстве из России, поскольку это получается гораздо дешевле. Я думаю, что это не решается на высоком государственном уровне. Конкретному командиру конкретной части нужно знать, что ему надо заменить некие компоненты.

Людмила Телень: А не может ли идти речь о том, что это снабжение каких-то террористических организаций?

Александр Гольц: Нет-нет, террористам эти комплексы ПВО сто лет не нужны, потому что это не "Стрела" и не "Игла". Это же стационарные комплексы, которые развернуты, условно говоря, на армейских тягачах, которые требуют станцию наведения, радиолокационную станцию и так далее. Очень много было случаев такого воровства с нашими китайскими друзьями, когда им не хотелось платить за элементы истребителей Су-30, и точно так же они находили людей, которые готовы своровать эти детали.

Людмила Телень: А что говорят наши военные эксперты, насколько серьезны масштабы подобной контрабанды в России?

Александр Гольц: Этого не знает никто. На моей памяти, я помню, что такие истории регулярно происходили с нашими истребителями и китайцами, больше я как-то не припоминаю, на самом деле. Это чистая спекуляция, у меня нет фактов.

Людмила Телень: Вот я только хотела сказать: а нет ли тут какой-то политической подоплеки?

Александр Гольц: Нет, я думаю, все проще. Служили ребята когда-то вместе, одни академии заканчивали. В какой-то момент кто-то позвонил и сказал: "Вася, а у тебя это есть?.."

Людмила Телень: Эта операция может создать неприятность для министра обороны, об отставке которого очень часто говорят в последнее время?

Александр Гольц: Нет, я не думаю. Если выяснится, что с российскими контрабандистами работали на каком-то высоком государственном уровне в Украине, Белоруссии и Казахстане, это, конечно, может вызвать скандал. Если будет понятно, что это не инициатива конкретных командиров воинских частей и соединений, например, а некая государственная организация принимала эти запчасти, то там, конечно, может начаться хороший скандал в отношениях с этими странами. Но здесь опять же немножко странно. Скажем, с Украиной все понятно, мы им не поставляем деталей по таким "деликатным" ценам. А ведь по существующим соглашениям, Белоруссия и Казахстан должны получать нашу военную технику по нашим внутренним ценам. Потом опять-таки надо исходить из того, что эти системы вооружений имеются в десятках стран мира.
XS
SM
MD
LG