Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Экономическое падение в Соединенных Штатах на рекордном уровне: осталось ли худшее за спиной?


Сегодня в Америке. Экономическое падение в Соединенных Штатах на рекордном уровне: осталось ли худшее за спиной?

Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимают участие профессор Михаил Бернштам и профессор Маршалл Голдман.

Юрий Жигалкин: Американская экономика переживает серьезнейший за, по крайней мере, полстолетия кризис. Это подтвердили в пятницу официальные данные о том, что валовой национальный продукт сократился в первом квартале в годовом исчислении на пять целых семь десятых процента. Уровень падения чуть замедлился по сравнению с концом прошлого года, но, тем не менее, гигантская для Соединенных Штатов цифра, казалось бы, не дает поводов для несдержанного оптимизма. А он очевиден. Лишь за последнюю неделю котировки акций на Уолл-стрит в среднем поднялись на два с половиной процента. В предчувствии экономического роста цены на нефть взмыли в последние недели на тридцать процентов. В то же время, в статистике пока невозможно пока найти данных, свидетельствующих об улучшении ситуации, считает профессор экономики сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: 6-процентное падение в среднем ВВП - это очень глубокое, очень длинное падение, глубокая и затяжная рецессия. Кроме того, довольно плохие данные на будущее. Потому что, скажем, в первом квартале текущего года прибыль начала расти, но это только прибыль финансовых учреждений, которые субсидируются государством. А прибыль, собственно, предприятий (промышленных, строительных и так далее) продолжает падать уже 1,5 года. Когда мы смотрим на статистику, то на остаток 2009 года, в общем-то, отрицательные показатели. Потому что падает банковский кредит. Не растет кредит для промышленных предприятий. В значительной степени падают краткосрочные облигации предприятий, которыми они финансируют свою текущую деятельность. Поэтому все, что создает условия для будущего развития, пока что выглядит пессимистично.

Юрий Жигалкин: А как вы объясняет удивительный разрыв между фактической ситуацией и ожиданиями на Уолл-стрит?

Михаил Бернштам: Тут есть несколько факторов. Во-первых, конечно, это рецессия мировая. Поэтому очень важно для Америки, что происходит в мире, потому что в первом квартале 2009 года значительная часть спада была за счет спада экспорта. Поэтому если остальные страны начинают выходить из рецессии, то поднимется американский экспорт. Рост в Китае, потому что в Китае рост 8% в год предполагается в 2009 году, это оптимистический показатель для американского экспорта. Кроме того, как раз рост в Китае ведет к увеличению цен на нефть.

Юрий Жигалкин: Рост цен нефти вернул интерес инвесторов и к России. Многие из тех, кто ожегся на российских акциях, успели в последние месяцы забыть о боли и вновь заговорили о перспективности России. Акции фонда, и инвестирующего в российские компании, поднялись на Нью-йоркской бирже за последние три месяца на сто процентов. Может ли это рассматривать как благоприятный прогноз для российской экономики? Вопрос профессору Маршаллу Голдману, содиректору Центра российских исследований Гарвардского университета.

Маршалл Голдман: Без сомнения все зависит от цен на природные ресурсы. Если вы верите в то, что стоимость нефти будет продолжать подниматься, то на российскую улицу вернется праздник. Если цены стабилизируются на этом уровне или тем более упадут, то России придется в корне менять свою экономическую систему с тем, чтобы найти новые экспортные товары, создавать новые отрасли промышленности, иначе наступит новый застой. Это очень трудная задача, требующая огромной дисциплины, целенаправленности, правового фундамента, возможностей для конкуренции. И это именно то, чему российский лидер, как мне кажется, должен посвятить себя сегодня.

Юрий Жигалкин: Ну а что может ожидать россиян в ближайшем будущем, ведь уже понятно, что расчеты на то, что валютные запасы, резервный фонд помогут защитить страну от кризиса, не оправдались?

Маршалл Голдман: То, что вновь появилась проблема неплатежей, задержек с выплатой зарплат, все эти приметы кризиса конца девяностых, свидетельствует о крайней структурной слабости российской экономики. Она напоминает карточный домик. Если вдруг в ближайшее время окажется в дефолте крупный банк или крупный промышленный концерн, то это может вызвать панику, которая обернется губительными последствиями в общероссийском масштабе. И возможность такого поворота событий должна быть постоянно на уме у российских властей.

Юрий Жигалкин: Это был профессор Маршалл Голдман.
XS
SM
MD
LG