Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня в Португалии проходит учредительное собрание некоммерческой ассоциации "Сандра". В нее войдет адвокат приемных родителей Саши Зарубиной, представитель Фонда защиты прав ребенка и другие. Сочувствующие Саше-Сандре уверены: португальский суд принял противоправное решение, оставив девочку с биологической матерью-россиянкой, поскольку последней необходимо лечение. Ассоциация намерена добиваться "как минимум российских виз" для приемных родителей девочки.

В воскресенье в португальском городе Брага несколько сотен человек собрались выразить свой протест против выдачи Сандры в Россию. Один из участников митинга, представитель русской диаспоры врач-невролог Александр Афанасьев, под аплодисменты толпы сжег свой российский паспорт, заявив при этом, что отказывается от двойного гражданства и становится только португальцем. О том, как общественность Португалии намерена действовать дальше, Александр Афанасьев рассказал в интервью корреспонденту Радио Свобода.

- Пока активные действия в защиту Сандры проходили достаточно спонтанно. Однако сегодня вечером пройдет учредительное собрание инициативной группы для создания юридического лица - некоммерческой ассоциации "Сандра", которая будет заниматься защитой ребенка. Я знаю, что туда войдет адвокат семьи. Также туда войдет представитель Фонда защиты прав ребенка и люди, непосредственно связанные с общественными институтами Португалии. Первой задачей ассоциации будет наладить отношения с российскими СМИ, которые хоть в какой-то мере отображают эту ситуацию.

- А задача-максимум? Потребуете вернуть Александру в Португалию?

- Нет, никто не ставит такой задачи - насильно вернуть или отобрать девочку у матери. Из тактических задач, я думаю, эта
Нет, никто не ставит такой задачи - насильно вернуть или отобрать девочку у матери
ассоциация ставит на первое место дать девочке возможность неформально, в виде исключения, самой выбрать, пусть и на территории России, где ей удобнее. И, по крайней мере, выбить хотя бы визы для приемных родителей Александры. Предполагается также создать сайт, который невозможно будет закрыть. Старый сайт, где было собрано больше 2 тысяч подписей в защиту Сандры, просто закрыли, кто и откуда - непонятно.

- Почему эта история затронула лично вас?

- Меня возмутил отказ приемным родителям в российской визе. Север Португалии считается одним из университетских и промышленных центров, и здесь очень много русскоговорящей диаспоры. Она не делится здесь на русскую, украинскую, казахскую - здесь мы все вместе. И все себя очень неудобно почувствовали - вроде бы мы представители своей страны, и наша страна поступает так с Португалией.

Для меня это нонсенс. Потому что я отслеживаю этот случай с 2007 года. Я был совершенно уверен, что будет вынесено справедливое юридическое заключение. К сожалению, в силу непонятных обстоятельств было принято решение, абсолютно противоречащее здравому смыслу и человеческим понятиям. На фоне происходящих сейчас событий и с госпожой Беленькой, и с финским с мальчиком все это выглядело очень неприятно - создалось впечатление, что российские власти просто отыгрались на маленькой Португалии.

Я узнал о том, что девочку передали в Россию, буквально на прошлой неделе, открыв утреннюю почту. У меня сработал чисто человеческий рефлекс, что надо что-то делать, потому что, кроме чисто человеческих качеств, я еще и врач. Я знаю специфику португальский детей. Здесь даже здоровые дети очень оберегаются. Это нельзя назвать избалованностью. Меня как врача очень сильно беспокоит психическое состояние девочки, которая не то что по-русски не говорит, ей даже к пище будет очень трудно адаптироваться, потому что кухня абсолютно другая. Детский метаболизм в стадии становления... Это просто шок и для психики, и для организма.

- Вы говорите, что следили за этой историей с 2007 года. Можно ли утверждать, что Наталья Зарубина вела аморальный образ жизни?

- Да. Есть свидетельства абсолютно незаинтересованных сторон. Здесь отчасти можно "обвинить" приемных родителей, потому что
Наталья вместо того, чтобы искать работу, стала, грубо говоря, содержанкой
они решили помочь беременной эмигрантке. После родов взяли девочку и стали ей помогать. А Наталья вместо того, чтобы искать работу, стала, грубо говоря, содержанкой. В промежутках получала материальную помощь от приемных родителей. Она к этому привыкла. Она была так занята, что даже не то что работать пойти, она даже не продлила визу. А когда встал вопрос о депортации, она в ультимативной форме принялась за шантаж: "Если я не останусь, то и ребенок мой здесь не останется".

Семья, в принципе, хотела помочь, но по португальским законам Наталье нужно было для начала вернуться в Россию. Семья готова была купить ей квартиру здесь, устроить на работу, чтобы она была рядом с дочкой. Но она в силу своего заболевания не смогла адекватно оценить предложение и бросилась в другую крайность.

- Какого заболевания?

- Алкоголизм. Это заболевание.

- Она прошла тест на алкоголь.

- Нет, тест на алкоголь в Португалии проводится по-другому. Он должен был проводиться в институте медицины "Легал". Она должна быть госпитализирована на 3 дня для обследования. Только тогда могло быть сделано заключение. Здесь очень большая нестыковка. Само это свидетельство, которое она представила в суд, у меня вызывает очень большие сомнения. Она якобы обследовалась, и алкоголизм не выявлен. Но тест был выполнен в течение одного дня. К тому же он был сделан не по месту жительства. По португальским законам суд не должен был принимать результаты такого теста к рассмотрению.

- Но суд, тем не менее, принял его к рассмотрению.

-
Вот это и странно. Я разговаривал с адвокатом семьи. Он недоумевает, как на такие очевидные вещи суд не обратил внимания.
Судья считает, что была обманута вице-консулом российского посольства, который гарантировал девочке приличные условия жизни в России
Сейчас речь идет, скорее всего, о предвзятости или довольно-таки серьезном давлении со стороны российских властей, находящихся в Португалии. Если уж говорить прямо, то не исключается и вариант прямой коррупции. Пока это в СМИ не озвучивается, потому что подозревать судью в Португалии в коррупции очень тяжело, тем более, что она и сама не рада. Она публично заявила о том, что раскаивается. Судья считает, что была обманута вице-консулом российского посольства, который гарантировал девочке приличные условия жизни в России.

- Вице-консул свидетельствовал в суде?

- Я на суде не присутствовал, но он был в суде. Девочку там же сразу передали в руки вице-консула.

- Была ли возможность у судьи принять другое решение, если Наталья Зарубина - биологическая мать девочки, а приемные родители даже не оформили документы на опекунство?

- Есть документы. У адвоката семьи есть собственноручная расписка Зарубиной, в которой она отказывается от ребенка и передает дочь на воспитание в эту семью. Однако в суде эта расписка также не была принята к сведению.

Два года назад Зарубина стала шантажировать семью в финансовом плане, когда они отказались увеличить сумму, грубо говоря, помощи. Она сказала, что заберет девочку. Два года назад суд принял решение, что девочка остается на попечительстве у этой семьи, а Наталье было разрешено видеться с дочерью. В принципе, для всех это было приемлемо. Но тут, с моей точки зрения, вмешалась российская гигантомания - хоть у Португалии, но кого-то отсудим.

Никто не собирается ссорить Россию с Португалией. Но когда речь идет о жизни ребенка, здесь все-таки нужно, чтобы кроме
Сначала пусть она вылечится. Пусть она сначала научится общению
формальных решений все-таки присутствовало чисто человеческое понимание. Вчера на митинге прозвучала очень хорошая фраза о том, что никто не против того, что мать имеет право жить с дочерью - это нормально и по биологическим, и по человеческим законам. Но сначала пусть она вылечится. Пусть она сначала научится общению. Потому что столько грязи, нецензурщины из ее уст прозвучало в адрес Португалии, в которой она семь лет жила...

- Будет ли новый митинг в поддержку Сандры?


- В пятницу. Скорее всего, в Лиссабоне.

- На вчерашнем митинге вы так демонстративно сожгли российский паспорт.

- Понимаете, за неделю отношение к русскоговорящей диаспоре, особенно занимающей среднее и высшее положение на севере Португалии, стало сильно меняться. Слово "русский" стало практически ругательством. Португальская общественность отреагировала моментально, как будто все русские, даже имеющие двойное гражданство, каким-то образом причастны к вывозу Сандры. Я просто выразил точку зрения своих соотечественников, проживающих здесь, которые по каким-то причинам не так хорошо защищены, как я. К моему голосу прислушиваются. Я владелец частной клиники в городе Гимарайш на севере Португалии.

Португальский журналист, аккредитованный в Москве, Жозе Мельязеш сообщил корреспонденту Радио Свобода, что приемные родители Сандры - супруги Жуао Пинейру и Флоринда Виейра - намерены добиваться встречи с Александрой в России, чтобы проверить, в каких условиях она живет. Юридической возможности оспорить решение португальского суда у них нет, так как опекунство над Александрой не было оформлено официально, добавил Мельязеш.

Напомним, что Наталья Зарубина в интервью корреспонденту Радио Свобода опровергла обвинения в алкоголизме и аморальном образе жизни, которые ей приписывала португальская пресса. Зарубина также заявила, что Саша потихоньку адаптируется к новой жизни - привыкает к русской печке, бане и борщу. Встрече с приемными родителями Александры Наталья препятствовать не намерена.

Ранее сюжет телеканала НТВ, в котором Зарубина отшлепала свою дочь в аэропорту, вызвал волну откликов в блогосфере. Односельчанин Зарубиной посетовал в блоге, что "вся эта семья - алкоголики", а органы соцзащиты Ярославской области заявили, что возьмут под контроль Зарубину.

МИД России, между тем, призвал СМИ на время оставить в покое семью Натальи Зарубиной.

По сообщениям СМИ, россиянка Наталья Зарубина несколько лет находилась в Португалии на заработках. Сашу она родила в 2003 году от гражданского мужа-украинца. Когда родители разошлись, опеку над ребенком взяла супружеская пара из Португалии. Когда Зарубину попытались депортировать, приемная семья отказалась вернуть девочку. Судебная тяжба длилась два года, после чего португальский суд после нескольких кассаций принял окончательное решение в пользу россиянки. Мать и дочь уехали в Россию в село Пречистое Ярославской области.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG