Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный редактор компании "Стрим-контент" Анатолий Голубовский и Анна Качкаева говорят о тематических телеканалах - "другом" телевидении для разборчивого зрителя


Главный редактор компании "Стрим-контент" Анатолий Голубовский

Главный редактор компании "Стрим-контент" Анатолий Голубовский

Анна Качкаева: В последнюю пятилетку в России ежегодно появляется до 35 новых нишевых каналов. Нишевые, специализированные, тематические, платные – эти слова для нас стали уже привычными. Но зрители по-прежнему не очень знают о том, как они появляются и кто их делает. Кстати, В эти дни среди таких каналов несколько премьер. Завтра запускается канал «Дождь» - такой оптимистический канал, проект совместный с агентством «Рейтер», что само по себе любопытно. Уже неделю в обновленном формате вещает канал «Ретро» - семейство каналов компании «Стрим», объявил о появлении модных программ «Не только о моде» - такого умного модного канала на канале «Стайл», где работать будет Артемий Троицкий. И первое место популярности уже пару лет удерживает среди всего этого разнообразия «Дискавери». А общее количество популярных и эфирных каналов сегодня в России более 400. А аудитория этих каналов, а это более 30% домохозяйств, уже три года измеряется. То есть рекламодатели активно проявляют интерес к этим каналам, как и аудитории. Эфирные каналы тоже стремятся к нишевости по возрасту и по полу, но не могут, конечно же, себе позволить совсем уж узкую тематику. Известные ведущие так же, как и на Западе, в Америке и в европейских странах, то есть известные ведущие эфирных каналов постепенно и все чаще посматривают в сторону неэфирных каналов. Многих из прежних знакомых вы уже и сейчас можете видеть на историческом «365», на «Совершенно секретно», на «Ностальгии». Особая статья, пока еще мало изученная, это каналы для людей особенно увлеченных: от тех, кто любит единоборства, до тех, кто очень любит охоту и рыбалку или какой-нибудь драйв. Вот о том, почему нишевые каналы становятся все более популярными, как и для кого делают такие тематические каналы, кто эти люди, кто их делает, и можно ли эти каналы считать каналами для разборчивого зрителя, или все-таки это уже какое-то новое культурное пространство, об этом наш сегодняшний разговор с Анатолием Голубовским, главным редактором компании «Стрим-контент», которая входит в конепционную группу «Стрим», «АФК-Система». Просто, чтобы не путать зрителей, говорить об этом не будем.

Вопрос слушателям: как вам кажется, каких тематических каналов вам не хватает? Таких узких, нишевых, конкретных… Вдруг, сидит человек, который их практически программирует, какая-нибудь идея понравится.

Анатолий, десяток каналов, на самом деле традиционный топ десять нынешних нишевых каналов – «Путешествия», «Кино», «Планета животных», «Бибигон», «Евроспорт», «Ру.ТВ» - это такая версия музыкальная «Русского радио», «National geographic» , «Юмор», «Охота и рыбалка» и «Драйв».

Анатолий Голубовский: «Драйв» очень сильно прибавил в начале года, он один из первых по приросту аудитории.

Анна Качкаева: Замечательно, но тем не менее, мы определили, и эти интересы не сильно отличаются от интересов вообще к любому типу развлечения, отвлечения и обычного человеческого интереса. Вы полагаете, именно поэтому, что вот это интернациональное «Ретро» ваше в этом наборе предпочтений просто еще и должен быть ностальгический канал? Вот поэтому? Потому что такая шкала вполне привычная.

Анатолий Голубовский: Ну, шкала привычная, безусловно, но мне кажется, что это такое очень грубое, рубленое такое деление.

Анна Качкаева: Ну как? Ну, топ-10, вот они туда и попали. Поэтому, если мы возьмем программу любого универсального канала, собственно, самые универсальные каналы из этой шкалы.

Анатолий Голубовский: Конечно, из этой же шкалы. Мы, собственно, и пытались, телекомпания «Стрим», мы пришли уже на готовые каналы. Вот эти пять каналов, которые вы перечислили, «Охота и рыбалка», «Драйв», «Здоровое телевидение», «Ретро» и «Усадьба» - эти все каналы функционировали. И очень популярным был именно канал «Охота и рыбалка». И когда мы на все это посмотрели внимательно, мы поняли, что совершенно неслучайно именно канал «Охота и рыбалка» - самый популярный в этой истории. Он уникальный. Других каналов «Охота и рыбалка», которые весь эфир посвящали бы вот этим занятиям чудным, нет. Занятие такое вполне архаическое для человека. И потребности человеческие удовлетворяют вполне такие традиционные и архаические, так же как и строительство собственного дома где-то и его обустройство, так же как и забота о собственном здоровье, канал «Здоровое телевидение», так же как и для тех, кто передвигается на четырех колесах, вот эта вся жизнь, сконцентрированная на этом устройстве, которое ездит, мотоцикл это или автомобиль. И мы поняли, что вот эти каналы, которые нам были предложены, это каналы, которые покрывают некоторые базовые потребности человека в разных вещах. И между прочим, телеканал «Ретро» тоже потребность повспоминать что-то такое, поностальгировать, как принято нынче говорить, это очень серьезная и в определенном смысле базовая потребность человека, но не только того человека, который пережил какие-то давние времена сам. Когда человек вспоминает, он еще и делится этими воспоминаниями со своими близкими, с детьми, с людьми другого поколения.

Анна Качкаева: Я просто хочу уточнить, смотрите, всегда говорят, что российская ментальность в том числе в интересе к платному или нишевому телевидению, хотя уже довольно развита, но все равно очень традиционная. Говорить об интересе к узким нишам вот разве что только вариант вашей «Охоты и рыбалки», и то действительно очень архаичный и очень традиционный, потому что сложно представить себе, чтобы в гольф игравшие сын, дед и прадед, у нас такой истории нет, стал бы вдруг платить за такого типа канал, как это принято где-нибудь в Европе. Поэтому у нас по-прежнему очень широкое представление о нише. И я и пытаюсь понять, а чем собственно вы можете взять аудиторию при канале «Ретро», даже если он интернациональный, даже если вы раздвинете границы традиционной ностальгии? Потому что понятно, успех «Охоты и рыбалки» понятен, а вот все остальное у меня лично вызывает большие вопросы. Ну, чем это отличается от специализированных каналов, которые сейчас уже есть в эфире – «Домашнего»? Это семейный канал, говорим мы, ниша криминальная – у НТВ, у ТНТ и так далее. И они все будут к этому стремиться больше и больше. Вы чем будете отличаться?

Анатолий Голубовский: Понимаете, наши представления о нишах, конечно, очень широкие. И это правда, и в этом изъян. На самом деле, мне кажется, что вот это пространство, которое занимают нынче нишевые каналы тематические, это такое пространство, я бы сказал, социологической работы, очень важной, как мне кажется. Что я имею в виду в данном случае? Я имею в виду то, что мне кажется, в нишевом телевидении сейчас со значительно большим результатом и успехом можно как-то экспериментировать. Вот я давно занимаюсь социологией, аудиторией разной, театральной, телевизионной, киноаудиторией.

Анна Качкаева: Да, и делали проекты, и радиостанции запускали, и телевидение делали.

Анатолий Голубовский: Это всегда риск, безусловно, потому что если грубо подойти к набору ниш, которые существуют, то вроде бы все есть на сегодняшний день. Если подходить слишком тонко, какой-нибудь гольф, какое-нибудь юго-восточное азиатское кино.

Анна Качкаева: Или какое-нибудь коллекционирование гравюр.

Анатолий Голубовский: Да, вроде бы рискованно и непонятно, даже с антиквариатом при всей его популярности на сегодняшний день вот запустить сейчас антикварный канал можно попробовать, конечно, но что из этого получится совершенно непонятно. И тогда возникает такое ощущение, что нужно пробовать, как-то мониторить, анализировать базовые потребности аудитории и пропихивать уже как бы удовлетворение базовых потребностей под видом какого-то нишевого канала. Я неслучайно говорю так откровенно сейчас в эфире, потому что мне кажется, все эти рассуждения все равно потом не то что забываются, а люди, когда смотрят, им нравится. Вот они не думают о том, что я смотрю канал «Охота и рыбалка», и я удовлетворяю свой такой удивительно устойчивый интерес к охоте и рыбалке. Люди у нас в России часто смотрят даже нишевые каналы не в одиночку, а с кем-то. Если муж смотрит «Охоту и рыбалку» с тем, чтобы понять, какой именно крючок ему нужно выбрать для подледного лова, то жена может тоже заинтересоваться картинкой, которая у нас появляется в программе «Клевое место», роскошная картинка, совершенно захватывающее зрелище. Это не означает, что очень сильно расширится аудитория канала «Охота и рыбалка». Но это означает, что жена будет знать, что такой канал есть, и вполне может оказаться потребителем рекламы, которая на этом канале есть. И он ей не отвратителен, условно говоря, вот этот канал. Если возвращаться вот к этому каналу «Ретро», который мы запустили, то эта как раз ниша, где конкуренция чрезвычайно острая. И вот мы подумали, действительно, в этой нише ностальгического телевидения чем же мы можем отличиться и одновременно делать то, что нам интересно, приятно, поэкспериментировать как-то, и мы решили, что мы запустим прежде всего «Ретро-интернешнл», то есть мы будем говорить не только о том, какое было чудное, удивительное и замечательное по всем параметрам советское телевидение на протяжении многих лет. Об этом уже так много говорят, что, честно говоря, мне кажется, что уже все сказано по этому поводу.

Анна Качкаева: Значит, интернациональное «Ретро», рассказывайте.

Анатолий Голубовский: Да, интернациональное «Ретро». Мы поняли, что это такое, потому что ничего интернационального на других каналах, которые связаны с ностальгическими всякими ощущениями, нет, категорически нет. А мне кажется, что это не совсем правильно. Кроме того, мы поняли, что мы не хотим вообще никакого собственного производства на этом канале, кроме межпрограммных всяких вещей, анонсов и прочего. Не хотим мы этого. Потому что как только возникает ситуация с собственным производством, сразу возникают две проблемы. Первая проблема материальная. Собственное производство очень дорогое, что бы ни происходило. С какими-то совсем неизвестными людьми – опасно, с известными людьми – дорого.

Анна Качкаева: Хорошо, скажите мне, что это – кинобудка, киноконцертный зал?

Анатолий Голубовский: Ни в коем случае.

Анна Качкаева: Я так поняла, что это такое дыхание эпох, разных стран, в основном европейских. И?

Анатолий Голубовский: Не только европейских, и американских тоже. И вот одни и те же люди блуждают с одного ностальгического канала в другой, и все время говорят о том, как все было классно, когда они были молодыми. И это тоже мы уже слышали много раз. И я могу рассказать, например, какими двумя документальными фильмами я вдохновлялся, если можно так сказать высокопарно, когда мы придумывали концепцию этого канала. Я вдохновлялся двумя фильмами: фильмом Виталия Манского «Частные хроники», который весь составлен из, как известно, любительских фильмов.

Анна Качкаева: Его показывали на «Культуре».

Анатолий Голубовский: И фильмами режиссера Лозницы, питерского режиссера Лозницы, выдающегося документалиста, особенно его фильмом «Представление», который весь составлен из сюжетов киноновостного журнала «Новости Северо-Запада», который делали на Ленинградской студии документального кино. И оба эти фильма на меня произвели очень сильное впечатление. Мы поняли, что соединение вот такого документального материала и в том, и в другом случае однородного, оно дает фантастический совершенно эффект, и эмоциональный, и содержательный, и информационный, какой угодно. Мы решили, что этот новый канал, там не будет никакого собственного производства, но там будет такое ручное, рукодельное программирование. И мы решили, что мы не будем просто показывать старые программы и говорить: «Вот какая была замечательная программа». Мы попробуем, во-первых, создать какое-то настроение у людей, это атмосферный канал прежде всего, с одной стороны. А с другой стороны, это монтажный канал. Как монтажное кино существует, игровое даже монтажное кино существует. Такое архивно-монтажное документальное кино. И с другой стороны, мы попытаемся воссоздать время, которое текло не только у нас на наших просторах, но и во всем мире.

Анна Качкаева: Но с точки производства, это не менее дорогая история, если все пытаться смонтировать в контексте.

Анатолий Голубовский: Нужно очень хорошо знать содержание.

Анна Качкаева: Ну, хорошо, давайте возьмем эпохи. Давайте 60-е годы. Вот как вы будете иллюстрировать 60-е годы?

Анатолий Голубовский: Мы не будем иллюстрировать 60-е годы. Вот была Берлинская стена. Ее, как известно, поставили в 1961 году, разрушили в 1989. А мы решили, что мы возьмем период с 1953 года по 1980, то есть со смерти Сталина до открытия московской Олимпиады, и попытаемся на этом хронологическом участке в эфире телеканала «Ретро» разрушить Берлинскую стену.

Анна Качкаева: Ага, то есть с помощью тех произведений кино, музыки и еще чего-то и телевидения…

Анатолий Голубовский: Телевидения, безусловно, вне всякого сомнения.

Анна Качкаева: Давайте тогда примеры.

Анатолий Голубовский: Вот примеры. Еще два слова буквально по поводу этого периода. Вроде бы мы так придумали, умер Сталин, и какая-то совсем другая жизнь во всем мире началась. Ввели войска в Афганистан, открыли Олимпиаду, и какой-то период закончился. Но в этом был какой-то волюнтаризм.

Анна Качкаева: Безусловно. Измерять историю зрелищами, хотя это подход очень забавный.

Анатолий Голубовский: Вот мы не хотим, что все то, что было раньше – хорошо. А когда раньше? А вот пять лет назад – это раньше или нет, ретро или нет? Может, в следующем сезоне мы какой-то другой период возьмем. Один мой приятель, когда услышал, что границы этого периода таким образом измеряются, он сказал: «Да ничего подобного! Это со дня смерти Прокофьева до дня смерти Высоцкого».

Анна Качкаева: У каждого свои истории.

Анатолий Голубовский: Боже мой, неужели мы так точно попали? И начали смотреть, а действительно, что там происходило в 1953 и 1980, что начиналось, что заканчивалось в эти даты? И выяснилось, что, например, в 1953 году была открыта ДНК, а в 1980 году открыто CNN. Или, например, в 1953 году Тито избрали президентом Югославии, а в 1980 году он умер. И таких пар таких границ выяснилось какое-то невероятное количество. Вполне возможно, что другие годы если бы мы взяли…

Анна Качкаева: Так бы не совпадали или, наоборот, бы совпадали.

Анатолий Голубовский: Меня не интересует, совпадало бы или нет. Важно, что потрясающие совершенно вот эти границы, внутри которых какая-то жизнь такая странная, сложная, с какими-то прогрессивными явлениями и движениями и с откатами назад, но какая-то очень живая. Надо сказать, что в 1980 году, честно говоря, закончилась некоторая серьезная. И вот несколько лет еще до начала «перестройки» у нас был жуткий совершенно период очень тяжелый везде, и на телевидении в том числе, кстати. И вот мы начали думать, и как мы все это будем конструировать вот это время. Во-первых, мы поняли, что люди должны понимать каждую секунду, что за время, они смотрят, условно говоря. Метка эта хронологическая должна стоять на каждом продукте. Они должны понимать, что они смотрят, и к какому времени это относится. И мы поняли, что будет замечательно, если мы совместим вот на пространстве вот этом эфирном игровые фильмы отечественные и зарубежные, документальные фильмы отечественные и зарубежные, причем в лучших образцах, которых нет сейчас, уверенно это утверждаю, ни на одном эфирном канале и ни на одном нишевом канале, даже на канале документального кино, не буду называть его здесь. Вот в таком виде этого нет. Или это попадается случайно. И непонятно, откуда это взялось, зачем, из какого это времени, почему это здесь оказалось. А у нас понятно почему. Вот есть еще «Новости дня» журнал, который состоит из сюжетов, а есть британский новостной журнал British movieton newsreal, и там тоже есть сюжеты. И даже если эти сюжеты расходятся на несколько лет, совмещение их дает ощущение удивительно объемного мира. Вот эти новостные сюжеты, телевизионные программы и сериалы, которых у нас не было более-менее качественных в 70-е годы, это наш период а в Великобритании были уже.

Анна Качкаева: «Сага о Форсайтах» знаменитая.

Анатолий Голубовский: Телевизионные спектакли, но телевизионные спектакли, правда, только наши. Но огромный объем телевизионных спектаклей как бы неформатных мы обнаружили в Государственное телерадиофонде, их никто никогда не показывал. Музыка. Были музыкальные программы Top of the pops – знаменитая «бибисишная» программа, где вообще за 30 лет вся музыка наличная, условно говоря. А у нас «Песня года» есть. И «Бит-клуб», немецкая программа. Это такая рукодельная работа. У нас есть такой анонсный блок на канале, в котором как бы анонсируются все программы. В то же время это некая монтажная фраза, составленная из фрагментов, из игровых фильмов, из телевизионных спектаклей.

Анна Качкаева: Ну, вообще, конечно, такую рукодельную историю должен смотреть довольно подготовленный зритель. Потому что если он не будет получать никакого по этому поводу комментария, боюсь, что у него может наступить без вот этих объяснений некоторое непонимание, чего он смотрит.

Анатолий Голубовский: Во-первых, мы уважаем зрителей нишевых каналов.

Анна Качкаева: То есть он у вас как раз разборчив. «Ретро» канал, о котором Анатолий рассказывает, уже неделю вещает, естественно, в пакете «Стрима». Завтра запускается «Оптимистический канал Дождь» вместе с агентством «Рейтер», что само по себе довольно любопытно, как совмещается дождь и оптимистическая история, такое радио видео, так же как «РУ.ТВ» «Русская медиа-группа» запустила, так вот теперь и «Серебряный дождь» отчасти будет перекликаться. И, похоже, что, несмотря на кризис, как раз у этого типа телевидения все равно есть перспективы, потому что это площадка экспериментов. И в общем, она менее дорогая, менее рискованная, и поэтому там сейчас происходят какие-то, на мой взгляд, любопытные процессы, о чем мы сегодня с вами и говорим. Поэтому вы отвечаете на вопрос, какие вы тематические каналы хотели смотреть. Давайте закончим все-таки с «Ретро-ТВ». Я по-прежнему сомневаюсь, что будет очень трудно удержать зрителя. Вы уверяете, что нет, это завораживает, в этом есть такая мантровость и так далее. Я понимаю, что в любой хронике есть это ощущение дыхания времени, потому что темп другой, люди по-другому выглядят, картинка другая, телевизионные возможности другие. Поставь его рядом с картинкой нынешнего «Евровидения», будешь вздрагивать, до какой степени это невозможно сравнивать. Но тем не менее, человеку очень трудно из стилистик разных телевидений и разных киношкол переключаться и почувствовать это время.

Анатолий Голубовский: Вы абсолютно правы, с одной стороны. С другой стороны, во-первых, я испытывал этот канал на людях. Заходит человек к нам в комнату рабочую, где висит канал, и там идет канал «Ретро», заходит человек, открывает рот и замирает. И вот только если его чуть-чуть привести в чувство, он…

Анна Качкаева: А все программы бибисишно-американские, их переозвучивают?

Анатолий Голубовский: Ну, естественно. Дело в том, что у нас не в полном объеме.

Анна Качкаева: Вот это еще тоже проблема, с нашими голосами неизвестно как это пойдет.

Анатолий Голубовский: Мы это пытаемся как-то все это делать грамотно, тем более, что этим занимаются переводчики со стажем, Андрей Гаврилов, например, который работает на Радио Свобода. Дело в том, что у нас еще канал не совсем в том виде, в каком мы его планировали. Потому что не весь еще так называемый контент пришел из разных стран. Потому что это действительно очень тяжелая работа, потому что по большому счету, конечно, это все очень дорого. Но все равно это дешевле, чем собственное производство делать, с одной стороны. А с другой стороны, когда мы внятно объясняем правообладателю – Би-Би-Си, каким-то архивам, что мы хотим, они сами как-то зажигаются…

Анна Качкаева: И начинают помогать.

Анатолий Голубовский: И начинают помогать, например, давать какие-то скидки. Еще не все мы просто успели, мы начали работать над этим каналом в марте. Мы вообще рекордными темпами идем. Но тем не менее, я думаю, что очень скоро все это будет.

Анна Качкаева: Расскажите, как это выглядит, или анонс.

Анатолий Голубовский: И кино мы тоже необычное подбирали, не то что лучшие фильмы с 50-х по 80-е годы, ни в коем случае. Мы пытаемся подбирать те фильмы, которые создают некоторое ощущение времени, атмосферу, мы не берем какие-то исторические фильмы, которые снимали в Америке со страшной силой во второй половине 50-х годов. Нет, мы берем фильмы, которые говорят о времени, на языке этого времени и создают неповторимую атмосферу. В связи с этим у нас появляется некоторое количество фильмов, которые, уверенно утверждаю, не идут нигде. Например, это какие-то фильмы под влиянием «Новой волны» французской, которые были у нас сняты, «Влюбленные», «Нежность», или, например, фильмы польские, чешские, может быть, даже венгерские будут 50-60-70-х годов, когда польские и чешские делали погоду. Ранние фильмы Вайды, ранние фильмы Формана, Иржи Менцеля, Ежи Кавалеровича. Огромное количество потрясающих фильмов, которые смотрятся удивительным образом, особенно в сочетании с нашими фильмами. «Я шагаю по Москве», условно говоря, «Июльский дождь» и какой-нибудь польский фильм Вайды, да даже «Все на продажу». Это все создает какое-то удивительное ощущение. У нас идет какой-нибудь фильм или какой-нибудь телеспектакль. А сколько телеспектаклей потрясающих совершенно в Государственном телерадиофонде! Но только они слишком короткие. А у нас так все нарезано, они были слишком короткие, чтобы их показывать на других ностальгических каналах, где нужно забить эфир какой-нибудь глыбой. А нам не нужны глыбы. Поэтому у нас идет, например, какой-нибудь документальный фильм, а сверху и снизу, с одной стороны, и с другой вот этот анонсный блок, который называется «Ретроспектива» у нас. Вот мы вообще хотим, чтобы люди смотрели ради этого анонсного блока, потому что там все те фильмы, которые будут, в виде фрагментов законченных: и документальные, и игровые, новостные сюжеты, одно сменяет другое. И ты всегда знаешь, что вот это новостной сюжет из журнала «Новости дня» 1963 года. А дальше появляются в углу экрана титры «далее 1973 год», а что там будет дальше, никто не знает. Люди: Боже, что ж, там будет из 1973 года? Интересно. А там, например, программа Top of the pops BBC, в которой играет группа The who например, или Rolling stones и так далее. И вот это выстраивается такая монтажная фраза, и ты не знаешь, она, с одной стороны, непредсказуема, потому что ты не знаешь, что конкретно тебе покажут – фрагмент из фильма с Трентиньяном каким-нибудь или «Песню года».

Анна Качкаева: В общем, короче говоря, мне кажется, что это, конечно, идея богатая, но кажется мне, что вы в итоге будете все-таки рассказывать про жизнь возможностями документального кино.

Анатолий Голубовский: Возможно. У нас игровой фильм очень часто выполняет функцию документального фильма.

Анна Качкаева: Я понимаю, но тем не менее, мне кажется, что так в результате будет проще. И, наверное, для ценителей опять же ниши гораздо более понятнее и естественнее. Но тем не менее, опять «Ретро», вы с удовольствием сделали, сконструировали действительно вручную, видимо, вот такую ажурность этого времени телевизионного и киношного. А что про актуальное нам вообще никак невозможно сделать что-нибудь подобное?

Анатолий Голубовский: Про актуальное, я думаю, намного дороже сделать что-нибудь подобное.

Анна Качкаева: Почему? Если людей посадить разговаривать разных?

Анатолий Голубовский: Если людей посадить разговаривать…

Анна Качкаева: В прямом эфире, наконец.

Анатолий Голубовский: Ну да. Но мы людей сажаем разговаривать в других каналах. И мы уже говорили о том, что некоторые ведущие и режиссеры мигрируют, они что-то такое начинают делать на этом нишевом телевидении. Даже звезды какие-то появляются. У нас, например, на «Охоте и рыбалке» Гордон ведет программу, «В засаде» называется программа. Татьяна Пушкина у нас ведет на двух каналах программы, даже на трех. И надо сказать, что действительно поскольку это производство более дешевое, оно, как мне кажется, значительно более творчески свободное. Во-первых, люди этим занимаются, если это им действительно интересно. И это сразу так чувствуется, вы даже не представляете себе, как это чувствуется. Кирилл Легат, директор телекомпании «Стрим», он даже в одном интервью в газете «Коммерсант» сказал, сколько у нас стоит для производителя произвести один эпизод цикла для какого-нибудь канала. Уверяю слушателей, что это была не очень большая сумма. Но тем не менее, мы вышли на какой-то формат такой, нечто среднее между документальным кино, спецрепортажем, такая цикловая история, которую смотреть удивительно интересно. И это интересно и делать нашим производителям и смотреть. В дальнейшем появятся какие-то новые звезды, которые будут как раз с наших каналов появляться. У нас есть такая программа, она называется «Автоособенность» на канале «Драйв», там такая девочка ведет ее Ирина Бажанова, и это такое путешествие, маленькая девочка, большой автомобиль. Она ездит в Крым, по Америке ездит, и разные ситуации.

Анна Качкаева: Ну, вообще, это довольно модная история, когда барышня, а вовсе не мужчина крупный в кожаной куртке сидит за рулем. Это в мире принятая такая форма работы с машинами.

Анатолий Голубовский: Но это очень интересно смотреть. Эта программа по качеству сделана за значительно меньшие, чем на эфирном канале, деньги, но качество, которое мы получили, абсолютно достойно эфирного канала.

Анна Качкаева: Вот вы сказали ключевое слово – интересно. Безусловно, все нишевые каналы – это прежде всего очень индивидуальный интерес. И очень важно, чтобы аудитория для этих каналов, как не для любых других, была лояльной. Для себя вы уже сформировали тип аудитории вашего блока каналов? Это кто такие?

Анатолий Голубовский: Есть, конечно, каналы, на которых преобладает какая-то часть аудитории.

Анна Качкаева: Понятно, конечно.

Анатолий Голубовский: «Здоровое телевидение» - понятно, что это не вполне мужская аудитория.

Анна Качкаева: А «Охота и рыбалка» - это все-таки мужская.

Анатолий Голубовский: «Охота и рыбалка» - это все-таки более мужская аудитория.

Анна Качкаева: Но не только по гендерному признаку.

Анатолий Голубовский: Не только по гендерному признаку. Я считаю, что это не совсем молодые люди, ну, это примерно люди, начиная скорее с 30 лет. Хотя некоторые программы могут смотреть и 25-летние. Это люди, которым интересно думать и рассуждать о своем образе жизни. Потому что человек, который занимается своим образом жизни, это человек более свободный. Не хотелось бы просто употреблять такие расхожие термины «средний класс». Вот средний класс заботится о своем образе жизни.

Анна Качкаева: Хобби из этого же ряда?

Анатолий Голубовский: Хобби из этого же, безусловно. Потому что хобби – это составляющая образа жизни. Но дело в том, что хобби все очень разные. И сделать, например, канал вообще про хобби разные это совершенно бессмысленное дело, на мой взгляд, потому что нумизматы не будут смотреть программу про филателистов. Потому что очень многие вещи аудитория нишевого канала прощает, какие-то несовершенства. Ей очень важно содержание.

Анна Качкаева: Ну да, то есть должен быть умный человек или удивительные вещи, которые никогда не видели.

Анатолий Голубовский: Да, потому что есть хобби, которые ближе к части образа жизни, например, автомобили. А есть какие-то хобби, которыми занимаются достаточно малое количество людей.

Анна Качкаева: Смотрите, на рынке уже несколько компаний неэфирных, платных, которые с многомиллионными оборотами, тысячи подключенных к этому домохозяйств – «НТВ-плюс», «Акадо», «Стрим», «НКС». Не все агрегаторы контента, то есть те, кто пакетирует и предоставляет каналы потребителю, производят содержание, как вы, например. Вы полагаете, что это неизбежность, или вы все-таки уникальные в этом смысле? Есть вы, «Ред-медиа», которые ближе к «Газпром-медиа», еще несколько компаний. Но в общем не все в эту нишу идут. Вы считаете, что это такой правильный путь?

Анатолий Голубовский: Я считаю, что это путь совершенно правильный. Вы в данном случае имеете в виду совмещение агрегации, ретрансляции каналов и производства собственных каналов?

Анна Качкаева: Да.

Анатолий Голубовский: Мы, надо сказать, в данном случае почти… Ну, «НТВ-плюс», конечно, вне всякого сомнения. Я не считаю, что это неизбежный путь, я так не считаю. Я считаю, что на самом деле ретрансляция и пакетирование – это не менее творческий процесс, чем производство собственных каналов. Это процесс на самом деле на сегодняшний день… Просто производство собственных каналов – это обязательное дело для тех, кто хочет выживать и зарабатывать деньги. Мы же эти каналы продаем во все сети, не только в сети, которые как бы входят…

Анна Качкаева: Понятно, что вас заинтересуют скорее все те, которые мы сегодня уже перечислили из новых, может, и «Дождь» заинтересует.

Анатолий Голубовский: Конечно.

Анна Качкаева: Но все, о чем вы говорите, меня все равно не убеждает в том смысле привлечется ли туда молодая аудитория, за которой все охотятся, потому что все исследования того, что как смотрят видео в интернете, например показывают, что аудитория туда бежит за кинотрейлерами, новостями, видеороликами в новостях, аудитория от 18 до 34. И это уже ничем не отличается от того, от чего она сбежала с традиционного телевидения. Но и то, что вы предлагаете, это тоже ничем не отличается по большому счету от вот этих крупных таких кластеров интересов. Поэтому чем вы эту то аудиторию возьмете? Скорее всего, она так и останется в интернете. А у вас нет этих интерактивных возможностей и визуальных, которые так сейчас важны для этой аудитории, когда она в мультимедийном пространстве начинает существовать.

Анатолий Голубовский: Я считаю, во-первых, в принципе канал может существовать в интернете, канал как канал, телевизионщики это называют линейным каналом, с возможностью просматривать его в компьютере. Это с одной стороны. С другой стороны, я считаю, что существует культурный стереотип поведения уже на сегодняшний день. Этот стереотип связан с телесмотрением. Вот если в доме есть телевизор, его люди смотрят. Какой бы там не был весь интернетовский народ, даже в этом домохозяйстве, где есть телевизор. Они смотрят этот телевизор. Вот есть книга, есть телевизор. Я считаю, что это так. И чем больше будет нишевых каналов, на самом деле, там больше телевизор будет по культурной функции и культурному смыслу приближаться к книге, которая никогда никуда не денется. Я имею в виду в физическом смысле никуда не денется. Все эти разговоры о том, что будут электронные газеты, когда у тебя такой экран, который мягкий, это все попытки только воспроизвести бумагу, а не попытки создать какой-то новый носитель новостей. Это попытка загримироваться под бумажную газету. Вполне возможно, что она не удастся. Но тем не менее, я вполне уверен в том, что телевизор – это уже часть культуры, телевизор как объект и как способ потребления информации через телевизор. И никогда вся аудитория, даже та молодая, о которой вы говорите, не уйдет. На самом деле, это такой вызов телевизионщикам. Они должны понимать, чем они будут отличаться от интернета в этом смысле. Потому что интернет на сегодняшний день использует вторичный телевизионный продукт.

Анна Качкаева: Нет, уже и пытается сам, ощущается язык.

Анатолий Голубовский: Безусловно. И когда там будет язык и здесь будет язык, тогда они будут расходиться.

Анна Качкаева: Александр из Москвы, вы в эфире, здравствуйте.

Слушатель: Есть несколько тематических каналов, которых, к сожалению, нет в блоках нашего кабельного спутникового телевидения их не найдешь. Они американские, но они очень качественные и очень интересные.

Анна Качкаева: Перечисляйте.

Слушатель: Я их просто назову. Это канал ATNT Biografy, канал History Chanel, это тематика не поп-истории, которая дается на «Дискавери», а это очень конкретная, с людьми из профессорских кругов, из историков, которые делают очень интересные программы тематические по всей истории общемировой. Если говорить о молодежи, Comedy central – один из первых каналов, наверное, в Штатах, самый популярный, наверное, среди всей американской молодежи. И еще один момент. Если вы хотите привлечения молодежи возраста от тинейджеров до 25 лет, то скорее всего во многом умная молодежь, ей было бы интересно смотреть образовательные программы, обучающие, допустим, языковые, культурологические и так далее. Это было бы очень интересно.

Анна Качкаева: Спасибо, Ивана слушаем.

Слушатель: Хотелось бы мне от себя сказать, что вся эта ретроспектива, которую вы перечислили, Вайда и прочее, я помню, в свое время, когда мы смотрели, нас привлекало не менее, чем талант режиссера, актеров и так далее, погруженность в то время и раскрытие негласное, ненавязчивое проблем того времени. У меня такое ощущение, что вы уходите от нынешнего времени, оно гораздо более сложное, чем то время, в эту ретроспективу. И мне как-то это не очень нравится.

Анатолий Голубовский: Вот между прочим, мы говорили об аудитории нишевых каналов.

Анна Качкаева: Это аудитория нишевых каналов.

Анатолий Голубовский: Вот пожалуйста, причем первый голос был моложе, чем второй. Это люди, которые знают, что они хотят, чего они хотят. Они не получают этого на эфирных каналах в силу разных причин. И ничего обидного в этом смысле для эфирных каналов в данном случае нет. Это нормальный и естественный процесс. Так вот, возвращаясь к вопросу, слушатель говорил о History chanel, предположим…

Анна Качкаева: И о Biografy.

Анатолий Голубовский: Это, кстати, одна и та же компания производит эти каналы. Это очень многие программы Historychanel можно увидеть на канале «Культура», целый блок программ, буквально час они идут. Это действительно очень качественный канал. Я не так прямо уж преувеличивал его достоинства академические, но он очень выстроенный и так далее. Его нет пока у нас по нескольким причинам. Во-первых, это очень дорого. Вот такие каналы на самом деле, чем более сделанный весь таким образом компьютерный, навороченный канал, тем он дороже. И не всякий оператор или агрегатор, как принято нынче говорить, может позволить себе платить правообладателю, то есть этой компании замечательной, столько денег. А они хотят выйти на отечественный рынок. Но пока, к сожалению, бизнес-модель, которая существует, как устроено это все, откуда берутся деньги…

Анна Качкаева: Иван спрашивает: «Кто является организатором новых каналов? Как обстоит дело с цензурой?» Поскольку политики тут нет, то и цензуры тоже большой нет. Единственное, что с историей тоже никто особо цензурой не занимается.

Анатолий Голубовский: Нет, у нас есть Конституция.

Анна Качкаева: Да, есть Конституция. А организаторы новых каналов разные.

Анатолий Голубовский: Во-первых, есть цензура, связанная с порно.

Анна Качкаева: Нет, это естественно.

Анатолий Голубовский: Между прочим, порно-контент – один из самых востребованных во всем мире.

Анна Качкаева: А если говорить об организаторах, то они разные. Я уже кое-кого назвала, это крупные либо коммуникационные холдинги, либо телевизионные холдинги, которым по 10-15 лет на рынке. Это и «Космос-ТВ», крупнейший «НТВ-плюс», который входит в «Газпром-медиа», те, которые специально производят такой контент, как «Ред-медиа», «Акадо», которые не производят, но ретранслируют. «Стрим» производит и ретранслирует, входит в «АФК-Систему» и систему «Масс-медиа», где есть и производство кино, и телевидения, и так далее. Есть НКС, это тоже крупнейший кабельный оператор, но он тоже не производит, но пакетирует. Есть еще несколько компаний, куда входят тоже любопытные каналы типа «Ред-медиа» или компаний, связанных с юмором, которые поставляют эти свои каналы для разных операторов. И вы их видите в разной конфигурации, кто-то через тарелку, кто-то как раз через эти системы, связанные с широкополосным доступом, кто-то еще как. Есть еще «Триколор», который дает вот эту возможность всех эфирных каналов смотреть. В общем, по регионам это отличается в любом случае. И владеют ими либо частники. За тремя крупнейшими операторами стоит Евтушенков, Вексельберг и сейчас «Национальная медиа-группа» - это Ковальчуки и Банк Росси за НКСом. А за компаниями «Газпром-медиа». В общем, это такие крупные операторы.

Анатолий Голубовский: Да, но это еще и бизнес. Тут ведь какая история? Дело в том, что только в Москве и двух-трех городах существуют такие гигантские наборы телевизионных каналов – типа около ста или больше ста. Например, в «Стриме» больше ста каналов. Но вообще-то, по большей части в городах России это в лучшем случае – 35, потому что сети очень не развиты.

Анна Качкаева: В крупных городах побольше.

Анатолий Голубовский: В крупных городах побольше, безусловно, там где есть так называемые цифровые сети, там можно сколько угодно каналов засунуть. И поэтому операторам на самом деле довольно трудно сделать выбор, они действуют как социологи на самом деле стихийные. Им приносят какой-то замечательный канал, например, канал «Ретро».

Анна Качкаева: И они тестируют.

Анатолий Голубовский: Они думают: если я поставлю «Ретро», я значит, должен какой-нибудь другой канал вынуть. А как отреагируют на это мои подписчики? Может, они все уйдут гурбой?

Анна Качкаева: Из Сызрани Александр спрашивает: «Транслируется ли канал «Ретро» в кабельных сетях провинциальных городов?»

Анатолий Голубовский: Да, безусловно, транслируется во многих городах. Его аудитория – где-то примерно 4 миллиона домохозяйств.

Анна Качкаева: А еще Александр говорит, что «хорошо бы, чтобы сделали канал, где будут показываться лучшие спортивные репортажи лучших спортивных комментаторов».

Анатолий Голубовский: Вы знаете, это возможно, для Александра, наверное, это было бы правильно. Но вот попытки исторических трансляций спортивных как-то не привели к особому успеху.

Анна Качкаева: Не привели. Так же, как я думаю, и концерты не всегда могут помочь. Потому что кто-то из слушателей предлагает: «Давайте сделаем, чтобы туда зарубежное Сан-Ремо, «Золотые Орфеи» и так далее». Вот такой микст из в том числе интернациональной музыки популярной.

Анатолий Голубовский: Это возможно, это абсолютно возможно. Мы пытались на Новый год на телеканале «Ретро» показывать подряд «Песни года». Это вообще был забавный эксперимент, и люди это оценили.

Анна Качкаева: Ну что ж, будем оценивать и мы ваш эксперимент.

XS
SM
MD
LG