Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

До и после приговора


Сторонники президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты обмениваются симметричными обвинениями в хищении средств

Сторонники президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты обмениваются симметричными обвинениями в хищении средств

Прошедшие парламентские выборы раскололи политиков Южной Осетии на два непримиримых лагеря. Но и сторонники, и противники действующей югоосетинской власти сходятся на категорическом отказе от развития отношений с нынешним грузинским режимом. Об этом в интервью Радио Свобода заявили глава лояльного Эдуарду Кокойты движения "Закон выше права" Коста Кочиев и оппозиционер Роланд Келехсаев.


Прошедшие в Южной Осетии парламентские выборы, на которых победила проправительственная партия "Единство", расцениваются как нелегитимные Грузией, Евросоюзом, США и югоосетинской оппозицией. Голосованию предшествовала критика президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты со стороны оппозиции. В частности, его обвиняли в присвоении финансовой помощи, оказанной Россией, а также давлении на политических соперников. Эдуард Кокойты и его сторонники с такой постановкой вопроса категорически не согласны. Единственное, в чем сходятся сторонники и противники действующей югоосетинской власти, — категорический отказ от развития отношений с нынешним грузинским режимом.


Вот какие аргументы "за" демократичность и легитимность происходящего в Южной Осетии приводит в интервью Радио Свобода председатель цхинвальского формально неправительственного правозащитного движения "Закон выше права" Коста Кочиев:


— Было очень много наблюдателей — международных, из разных регионов России, очень много журналистов. Выборы прошли на высочайшем уровне. Их итоги на самом деле отображают то, что люди думают и кого поддерживают.


— Когда вы говорите о международных наблюдателях, вы имеете в виду, прежде всего, россиян? Ведь Южная Осетия по-прежнему не признана никем, кроме России и Никарагуа…


— Не только. Были наблюдатели из Европейского союза.


— В каком качестве они там были, если Европейский союз не признает Южную Осетию?


— В таком качестве они и были. И из Белоруссии были, и из Узбекистана были.


— Но Белоруссия и Узбекистан — это все-таки не очень Европейский союз…


— Все было абсолютно прозрачно. Каждый шаг освещался в средствах массовой информации, каждое движение было прослежено. Поэтому к этим выборам просто не может быть никаких претензий. На таком уровне у нас они еще ни разу не проходили.


— С чем вы связываете такой расцвет югоосетинской демократии, почему вдруг стандарты еще повысились?


— К этим выборам было приковано очень пристальное внимание, был запущен механизм раскола общества. Есть конкретные люди из Москвы, в том числе и принимавшие участие в выборах. А когда такое бывает, народ объединяется. Если бы не было такого нажима, многие бы просто, как всегда в воскресенье, работали бы себе на участках и никуда бы не пошли.


— Вы сказали, что запущен механизм раскола общества. Кто его запустил?


— Есть люди проворовавшиеся, которые боятся ответственности за это. Это директор "Стройпрогресса" Джусоев, который газопровод строит. Его уже отстранили, кстати. Есть главный тренер сборной России по вольной борьбе Джамбулат Тедеев. Люди, которые рвутся к власти, хотят расколоть общество, многие их действия напоминают сценарии проведения цветных революций.


— Те, кого вы называете — это люди, которые представляют себя как оппозицию президенту Кокойты. Они обвиняют его и его команду примерно в том же, в чем вы и президент Кокойты обвиняете их — в том, что проворовались, что не хотят демократического развития общества. Как вы считаете, может ли быть организован какой-то процесс обмена политическими мнениями в республике?


— Процесс, конечно, может происходить. Но вопрос в чем? Все, что происходило здесь после августа 2008 года, находилось под пристальным вниманием, в том числе и со стороны Счетной палаты России. Сюда приезжал ее глава Сергей Степашин, была проведена очень тщательная проверка. Да, были нарушения, но то, в чем обвиняют республику Южная Осетия, не соответствует действительности. Начали разбирать сожженные дома, недавно, после проведения проверки и приезда Степашина, пошли выплаты. Так что есть обвинения голословные, и есть обвинения фактические.


— Не секрет, что Южная Осетия зависит от экономической и политической помощи России. Существует мнение, что, собственно, от пожеланий югоосетинского народа ничего не зависит: кого назначит Москва, тот и будет руководить республикой...


— Это мнение абсолютно неверное, потому что Южная Осетия — это независимое государство, которое проводит свою политику. Да, экономическая зависимость от Москвы, конечно, есть. Сейчас проводится большая работа для того, чтобы возродить свою экономику.


— С Грузией связи как-то налаживаются?


— Связи с Грузией не налаживаются, и не дай бог, чтобы они налаживались. Потому что мы знаем, что такое связи с Грузией — это

Связи с Грузией не налаживаются, и не дай бог, чтобы они налаживались
будет очередной геноцид. На протяжении многих веков повторяется одно и то же. Может быть, на этот раз осетинский народ будет умнее.


— То есть вы против восстановления каких-либо отношений с Тбилиси?


— Абсолютно. Пока не будет приговора Международного трибунала по преступлениям Грузии против человечности, ни о каких связях не может быть и речи.



Что же касается оппозиции, то ее недовольство вызвала смена руководства Народной партии. На съезде незадолго до выборов ее председатель Роланд Келехсаев был заменен на лояльного властям Казимира Плиева. Возглавляемая Плиевым партия попала в парламент. Теперь лидеры югоосетинской оппозиции отказываются признавать итоги парламентских выборов, заявляя, что Эдуард Кокойты ведет Осетию в исторический тупик. Свои аргументы в интервью Радио Свобода изложил смещенный председатель Народной партии Роланд Келехсаев:


— Я и до этого заявлял не раз, что выборы будут сфальсифицированы. И сейчас есть явные доказательства того, что они были сфальсифицированы фактически массово. Главное — они были нагло сфальсифицированы в Северной Осетии, где было открыто шесть участков. По данным ЦИК, там проголосовало более 22 тысяч человек. Это нереально, на самом деле на эти участки пришли максимум 6 тысяч человек.


— Есть ли шансы, что политические силы, несогласные с линией Эдуарда Кокойты, как-то объединятся для того, чтобы сформулировать альтернативный путь развития республики?


— Сейчас мы проводим консультации по этому вопросу. Мы обязательно будем привлекать людей, которые понимают, что данный режим ведет нашу государственность в тупик и в экономическом, и в политическом плане, чтобы выступить единым блоком.


— Вы сказали, что этот режим ведет Южную Осетию в тупик. Что конкретно вы имеете в виду?


— В Южной Осетии нет никаких прав и свобод, то есть фактически отсутствуют институты демократии, что показали и эти

Экономически Южная Осетия сейчас напоминает чистое поле
выборы. Экономически Южная Осетия сейчас напоминает чистое поле. Нет ни заводов, ни фабрик, сельское хозяйство в зародышевом состоянии — а Южная Осетия это аграрное государство. Главное, что и люди, которые понимают политическую ситуацию, не хотят вкладывать туда средства. То есть народ уезжает из Южной Осетии.


— Сторонники Эдуарда Кокойты говорят, что выступающие против него — это люди проворовавшиеся, которые стремятся к власти и хотят устроить в Южной Осетии что-то вроде цветной революции…


— Было бы смешно, если бы они этого не заявляли. Но это не так. Кто проворовался? Кто из тех, о ком они говорят, имел доступ к средствам?


— В частности, упоминается имя господина Джусоева, который занимался строительством газопровода.


— Насколько мне известно, этот газопровод прокладывает российский "Газпром", и он финансируется напрямую оттуда, а не из югоосетинского бюджета.


— Многие политологи считают, что на самом деле руководство республики выбирает не югоосетинский народ, а Москва.


— Экономики как таковой в Южной Осетии нет. Есть просто бюджет, который финансируется напрямую из России, и Кремль имеет определенное влияние на происходящие в республике процессы. И если Кремлю понадобится поддержать какую-либо кандидатуру на пост президента, думаю, народ прислушается к мнению Кремля.


— Если Эдуард Кокойты такой авторитарный, не демократический лидер, тогда почему Кремль его поддерживает?


— Я не думаю, что Кремль сейчас его поддержал. Более чем уверен, что этот человек пошел ва-банк, то есть фактически решился на фальсификацию выборов независимо от позиции Кремля.


— В чем отличие югоосетинской оппозиции от нынешней власти республики?


— Мы выступаем за урезание полномочий президента и передачу части их парламенту, за создание независимой судебной системы — у нас до сих пор нет Конституционного суда. Надо развивать местное самоуправление, чтобы в дальнейшем не наступила диктатура. Сейчас президент имеет неограниченную власть, и любой оппозиционер, даже демократического толка, после прихода к власти может стать диктатором. Это большой соблазн. Мы выступаем за то, чтобы такого больше не повторилось. Нам надо строить свое государство, мы должны нормально и достойно жить вместе с другими народами Европы.


— Какое место в этой достойной жизни будут занимать отношения с Грузией?


— Нынешний грузинский режим — фактически фашистский, это режим, который устроил геноцид осетинского народа. В случае прихода к власти в Грузии демократически ориентированных лидеров, которые признают геноцид осетинского народа и будут готовы развивать наши отношения на межгосударственном уровне, то почему бы и нет. Все народы и государства, которые воевали друг с другом, рано или поздно приходят к какому-то соглашению.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG