Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальный фон в российском обществе способствует возникновению агрессии


Программу ведет Евгения Назарец.

Евгения Назарец: В мае в России стало известно о нескольких случаях неадекватного применения оружия. Речь идет об агрессии рядовых граждан против случайных людей или соседей. В Москве два происшествия: неизвестный несколько дней обстреливал территорию детского сада из пневматического оружия, другой пьяный москвич направил аналогичное оружие на слишком шумную детскую площадку. Подобные происшествия за последние недели имели место и на Урале, и в Иркутской области.
Психиатр-криминалист Михаил Виноградов полагает, что проблема неадекватного применения оружия в России становится государственной.

Михаил Виноградов: У нас очень резко возросла психическая напряженность во всем мире, неадекватное применение оружия было в Германии, было в Америке, было где-то еще в Европе. И, наконец, это докатилось и до забытой богом России. У нас стали стрелять. Стали стрелять на улицах из травматических пистолетов, стали стрелять из пневматического оружия по птицам, по детям, по детским садам. Стали стрелять в школах школьники. Это аспект общей психической напряженности, которая во всем мире возросла в связи с кризисом в несколько раз, а Россия по психической напряженности входит в число лидеров, в число первых пяти стран, по-моему, даже обгоняя прибалтов.
Если говорить о неправомерном применении оружия со стороны милиции, то там, к сожалению, после так называемой перестройки была разрушена служба, которая специально занималась контролем за психическим и психологическим состоянием сотрудников милиции и до конца до сих пор не восстановлена. Эта проблема приняла характер государственной проблемы. Нам надо в корне менять отношение к оружию в целом и вводить жесточайший контроль за милицией, которая стала стрелять направо и налево.

Евгения Назарец: Если говорить не о милиции, а о так называемых простых гражданах, с какой целью, по вашему мнению, они сейчас приобретают оружие, не обязательно огнестрельное, но, скажем, пневматическое?

Михаил Виноградов: Оружие пневматическое приобретается для реализации своих комплексов, для самоудовлетворения. Это оружие продается без разрешения, внешне оно имитирует боевое оружие. Его приобретают для самоутверждения. От страха же приобретают и так называемое травматическое оружие, которое для бандитов не представляет никакой опасности, а для простых граждан это оружие несет огромную опасность, потому что стреляет без разбора. В бытовой ссоре оно становится чрезвычайно опасным. И психопаты, гневливые, возбудимые, приобретают оружие, чтобы дополнительно почувствовать свою кажущуюся силу. Вот такое оружие вообще надо запретить, оно запрещено в большинстве европейских стран и в Америке. Либо оружие должно быть огнестрельным и тогда люди должны проходить полноценную подготовку по умению пользоваться оружием, не только по умению, но и по психологическим навыкам, когда и зачем его доставать, либо оружие надо запрещать всякое.

Евгения Назарец: Прогнозируемая общественная реакция на участившиеся случаи агрессии с применением оружия, на ваш взгляд, какой может быть?

Михаил Виноградов: Я думаю, что общественная реакция не прогнозируема. У нас общество очень разнослойно, часть за то, чтобы все имели огнестрельное оружие, часть категорически против. Конечно, все осуждают стрелков, но если говорить о так называемых стрелках, случаи бытового применения оружия гражданскими лицами участились, это показывает, что общество вообще-то готово вооружаться.
XS
SM
MD
LG