Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: в каком состоянии находится Арктика


Ирина Лагунина: Исчезновение среды обитания белых медведей – не единственная проблема Арктики. Состоянием этого региона мира занимается специальная международная организация Арктический совет, созданная в 1996 году. Последние два года Арктический совет возглавляла Норвегия. На следующие два года руководство советом переходит к Дании. Этому событию был посвящен целый ряд международных встреч, в том числе и поездка в самое северное поселение в мире на острове Шпицберген. В этом принимал участие наш коллега, заместитель главного редактора журнала "Экология и жизнь" Юрий Елдышев. В каком состоянии сейчас находится Арктика, попросила его рассказать Ольга Орлова.

Ольга Орлова: Арктический совет был создан, по крайней мере, официально, с целью защиты полярной зоны. И сейчас, какие основные направления деятельности у Арктического совета, что нужно защищать в первую очередь?

Юрий Елдышев: Сегодня нуждается в наибольшей мере нуждается в защите особый статус Арктики. Это совершенно уникальное, особое, ни на что не похожее место на планете, которое, как и Антарктика, не имеет четкого на сегодня международного статуса. Он находится в процессе выработки, совершенствования, шлифовки и так далее.

Ольга Орлова: А четкие границы имеет географические?

Юрий Елдышев: Нет, на самом деле четких границ не имеет. Кто-то проводит эту границу просто по Полярному кругу, кто-то сдвигает ее на север и говорит о том, что очертание должно быть, грубо говоря, касательной к суши самых северных очертаний стран. Но это одна только, самая безобидная сторона проблемы, а главная, конечно, проблема заключается в том, что, несмотря на то, что совет, безусловно, озабочен глобальными проблемами и сохранением Арктики как уникального региона на планете, помимо этого присутствуют и земные проблемы. То есть каждая из стран, входящая в состав совета, и еще может быть в большей мере те страны, которые пока не входят в состав совета, либо наблюдатели, либо стремящиеся попасть в число наблюдателей, они думают о том, как бы присоединиться к этому проекту, если так можно выразиться, международному проекту цивилизационному, который так или иначе связан с Арктикой.
Самый простой аспект вот уже этой части деятельности - это попытка разделить Северо-ледовитый океан с помощью шельфа, разные подходы есть. Наши предлагают взять касательные к самой западной, к самой восточной части, условно, если страна вытянута более-менее по параллели, и провести клинышек, соединив его. Таких вопросов очень много. Поэтому, конечно, главная задача совета - это попытки с точки зрения международного права регламентировать активность, любую активность в этой зоне, обеспечить стабильность, предсказуемость развития, избежать каких-то неприятных сюрпризов.
Этот цикл мероприятий, которые были приурочены к смене лидеров в Арктическом совете, председательство. Кстати, надо сказать, что до Норвегии Арктический совет возглавляла Россия в течение двух лет, с 2004 по 2006 год была Россия, потом Норвегия, сейчас передала Дании. Вот эти мероприятия были организованы главным образом Министерством иностранных дел Норвегии и, в сущности, благодаря их усилиям была организована наша поездка, некий пресс-тур очень немногочисленный по числу участников и очень насыщенный по событиям, по программе. И в этом смысле огромную благодарность норвежским коллегам и прежде всего посольству Норвегии.

Ольга Орлова: На ваш взгляд, в каком состоянии оставляет Норвегия, в каком состоянии передает дела Дании? Каков итог двухлетнего председательства Норвегии в Арктическом совете?

Юрий Елдышев: Главным итогом стало то, что обстановка в Арктике не ухудшилась, хотя могла бы, безусловно, измениться серьезно. Наиболее серьезными событиями в этой области были, первое - это совершенно непредсказуемое развитие климатических событий в этой зоне. Арктику неслучайно называют всемирной лабораторией климата, погоды. То, что происходит там, как правило, очень сильно влияет на погоду и на климат, по крайней мере, в Северном полушарии, скажем так. Необыкновенно сильно. Климат там меняется во много раз быстрее, чем в любой другой точке Земного шара. Это факт, можно по-разному его пытаться интерпретировать и так далее.

Ольга Орлова: Вообще традиционное восприятие погоды в Арктике – это полгода холодно и полгода очень холодно. И представить себе, что там климат меняется быстро и погода меняется достаточно часто - это практически невероятно звучит.

Юрий Елдышев: На самом деле мы имели возможность увидеть эти изменения, скажем так, от фантастически благоприятной погоды - это минус 20, минус 25 с ослепительным солнцем круглые сутки, в три часа ночи слепящее солнце, сверкающий снег, до облачков. Конечно, на температуре это почти не сказывается. Конечно, я понимаю, что имеется в виду. Прежде всего, когда говорят о погоде, в первую очередь имеют в виду ледники арктические. Проблема арктического льда - это многоаспектная проблема, очень серьезная. Неслучайно такое огромное внимание ей уделяет сейчас мировое сообщество, самые разные его сектора.
Предшественником заседания Арктического совета была большая международная конференция по таянию льда в Арктике специально. Ее сопредседателями были министр иностранных дел Норвегии и Алан Гор, нобелевский лауреат и бывший вице-президент Соединенных Штатов. И вот как раз на этой конференции очень много, почти все время говорили о разных аспектах изменений. Это не просто только изменения площади, даже не столько изменения площади морского льда. Потому что это вещь тонко чувствительная к разным характеристикам, параметрам, она колеблется, площадь льда. А вот изменение объема в конечном итоге, изменение толщины льда - это гораздо более серьезная проблема. И здесь на сегодня почти очевидно, что толщина этого льда неуклонно снижается. Год от года снижается. Иными словами, объем льда, количество льда в Арктике становится все меньше и меньше. Не просто количество льда, а меняется состав его, стремительно исчезают многолетние паковые льды. Просто происходит замещение одного льда другим.

Ольга Орлова: Одного вида льда, который более статичный.

Юрий Елдышев: Многолетнего льда, устойчивого, надежного.

Ольга Орлова: На лед подвижный.

Юрий Елдышев: Да, совершенно верно. Который фактически в любой момент может треснуть, растаять, подвинуться. Производит впечатление, когда летишь над Арктикой, что в такой зоне, где достаточно холодно, очень много свободной воды - это влияние Гольфстрима.

Ольга Орлова: И вот в связи с таянием льда, с потерей льда в Арктике, об этом процессе сейчас очень много пишут, международные организации сообщают, экологи бьют тревогу, что было предпринято по инициативе Норвегии, по инициативе Арктического совета, какие меры принимались в этом отношении, чтобы помочь сохранить этот ледяной покров в Арктике?

Юрий Елдышев: Это пока не в силах человека. Мы можем, единственное что, позаботиться о том, чтобы этот процесс не ускорялся. То есть попытаться воспрепятствовать загрязнению Арктики.

Ольга Орлова: То есть снизить темпы таяния льдов.

Юрий Елдышев: Всячески препятствовать промышленному освоению и какой-то другой несогласованной активности деловой в Арктике. Вот этим занимается совет, дает рекомендации и тому подобное.

Ольга Орлова: То есть совет пытается противостоять экономической анархии в арктической зоне.

Юрий Елдышев: Он вырабатывает определенные рекомендации, которые должны, по крайней мере, сдерживать неразумную экономическую активность, которая может навредить. Я бы сказал так, что в этом смысле его деятельность направлена в соответствии с заповедью врача - не навреди. Что удалось добиться Норвегии? Отчасти обеспечить стабильность, скажем так, небольшие изменения, ни Норвегия, ни мы пока не в силах повлиять на таяние льдов в значительной мере. И самое главное, что удалось добиться Норвегии - это в отличие от других стран, членов Арктического совета, может быть отчасти благодаря тому, что она была председателем этого совета, ей удалось согласовать расширение своей экономической зоны. Вот то, о чем мы говорили в начале, она свой кусочек, может быть не в полной мере, уже очертила и согласовала на улове Организации Объединенных Наций. Специальные есть органы, комиссия по морскому праву и так далее. Это то, к чему сегодня стремится Россия и многие другие. Мы собираемся подать свою заявку.

Ольга Орлова: Из членов Арктического совета Норвегия стала первой страной, кому удалось четко обозначить свою экономическую зону?

Юрий Елдышев: Она ее не просто обозначила, она ее серьезным образом расширила, увеличила. Потому что были предварительные наметки, но поскольку, как я уже говорил, нет четкого статуса вообще во всей этой зоне, в этом регионе, то все это подлежит изменениям. И Норвегия просто смогла обосновать территории, где она пыталась найти аргументы для того, что те территории, на которые она претендовала, узаконить, легитимизировать.

Ольга Орлова: Чем так привлекательна в экономическом отношении Арктика?

Юрий Елдышев: Первый момент – это по разным оценкам от трети до 40% ресурсов полезных ископаемых планеты находится в этом регионе. Другое дело, что проблема их добычи представляется совершенно неочевидной. По оценкам многих серьезных ученых, экономистов и не только экономистов, в обозримом будущем добыча полезных ископаемых в Арктике скорее всего будет оставаться не слишком рентабельной. Например, те места, в которых мы были они в сущности, освоение начиналось в 16-17 веке, и Норвегия и наши соотечественники пошли туда за полезными ископаемыми, и долгое время там добывали уголь на Шпицбергене, на севере. Пока умные норвежцы не поняли, что это не нужно это невыгодно во всех отношениях, они законсервировали, свернули.

Ольга Орлова: То есть в какой-то момент Норвегия поняла, что добывать уголь на Шпицбергене, что этот уголь очень дорогой и добывать его невыгодно.

Юрий Елдышев: Дорогой и это неправильно. Гораздо лучше превратить в этом смысле Шпицберген в заповедник, национальный парк, в полигон научных исследований. Масса возможностей использования есть очень интересного.

Ольга Орлова: Тогда зачем стремиться расширять эту зону?

Юрий Елдышев: Тут много моментов. Понятно, что всерьез рассчитывать на приращение территорий какими-то другими альтернативными способами сегодня не приходится. Это открытые столкновения. Здесь, еще раз повторяю, не все до конца ясно, не все понятно. И конечно, каждый грамотный серьезный дипломат считает своим долгом прирастить площадь своей страны, прихватить миллион - другой квадратных километров, тем более с перспективами в принципе. Я сказал только об одном моменте, который обуславливает этот интерес необыкновенный к региону – экономическом моменте.
Второй – это, конечно, транспорт. Потому что мы много слышали, в школе даже изучали по Северный морской путь. На самом деле отчасти это миф и легенда до сих пор, пока это некое из области экстремальных увлечений человечества. Но в перспективе это вполне реальный, конкурентоспособный, а в будущем может быть и тот вид транспорта, который способен очень сильно перекроить карту мира и вообще изменить потоки. Дело в том, что не только для России, понятно, о России что говорить – все понимают, но по оценкам ученых, даже с юго-запада Испании до юго-востока Азии путь наверх по часовой стрелке оказывается короче, намного короче.

Ольга Орлова: Но тут вопрос, будет ли он дешевле.

Юрий Елдышев: Совершенно верно. Утверждение сводится к тому, что в самом скором будущем, может быть это не будет связано с тем, что полностью растает лед, скорее всего он полностью не растает, это путешествие станет не просто реальным, а оно станет конкурентоспособным и, более того, более удобным по всем параметрам. Если даже допустить, что суда пойдут караванами, при этом выяснится, что их путь будет в полтора раза короче, понятно, что пойдут на это многие, когда транспортные потоки беспрерывно меняются, люди ищут, где удобнее, конечно, мировая торговля просто изменится.
XS
SM
MD
LG